Лента новостей
В Австрии после отставки главы МВД развалилось коалиционное правительство Политика, 20:44 Организаторы «Евровидения» ответили на претензии из-за голосов Белоруссии Общество, 20:18 Сборная Швеции по хоккею выиграла пятый матч подряд на чемпионате мира Спорт, 20:13 Reuters узнал о попытках продать загрязненную российскую нефть в Китай Бизнес, 20:01 Канцлер Австрии решил уволить главу МВД после скандала с «россиянкой» Политика, 19:52 Спасатели потушили пожар в автосалоне Hyundai в Кемерово Общество, 19:50 В московском метро задержали ходившего по путям пьяного мужчину Общество, 19:48 Деловой дресс-код Петербургского форума: что надеть, куда пойти РБК и ЦУМ, 19:45 В правительстве одобрили передачу «Росатому» утилизации опасных отходов Бизнес, 19:43 Гройсман заявил о нежелании Зеленского сформировать «новый порядок дня» Политика, 19:34 «Нью-Йорк Рейнджерс» подписали контракт с победителем Кубка Гагарина Спорт, 19:33 Арт-группа «Война» сообщила об аресте ее лидера в Германии Общество, 19:33 В МВД объяснили предложение конфисковывать машины у пьяных водителей Общество, 19:25 Источники для роста: какие бывают кредиты для бизнеса РБК и ВТБ, 19:19
«Грязная» нефть в «Дружбе» ,  
0 
Екатерина Грушевенко От Европы до Urals: чем рискует Россия из-за скандала с «Дружбой»
Претензии к качеству российской нефти высказываются в Европе уже не один год, и внезапно обнаруженные Белоруссией примеси могут стать дополнительным поводом для поиска альтернативных поставщиков

Сообщения о поставках загрязненной российской нефти по нефтепроводу «Дружба» появились в период напряжения в российско-белорусских отношениях. Москва и Минск спорят о тарифе на прокачку нефти по белорусскому участку нефтепровода, а также о компенсации за российский налоговый маневр, лишающий доходов белорусскую нефтепереработку. Добавляют остроты и цены на нефть, которые на фоне ужесточения американских санкций против Ирана достигли рекордного за последние полгода уровня $75 за баррель. Каковы же будут последствия для участников рынка?

Российские потери

Оценки убытков лежат в широком диапазоне. Заместитель министра энергетики России Павел Сорокин оценил объем загрязненной нефти в 1 млн т. Он, впрочем, считает, что эта нефть для рынка не потеряна и ее можно монетизировать, разбавляя сырьем надлежащего качества. По данным Reuters, концентрация хлора колебалась на уровне 150–330 частей на миллион (ppm) при максимальной норме 10 ppm (обычно содержание хлора составляет около 1–3 ppm).

На 2019 год для экспортных поставок по нефтепроводу «Дружба» было законтрактовано около 50 млн т сырой нефти марки Urals — таковы данные вице-президента ПАО «Транснефть» Сергея Андронова. Основные объемы загрязненной нефти поступили по северной ветке нефтепровода, по которой планируется поставить около 36 млн т. Именно эту ветку нужно будет чистить. В этом случае величина убытков будет складываться из стоимости хранения нефти во время очистки (это не очень большие суммы) и штрафов за неисполнение контрактных обязательств.

Белорусская сторона уже оценила ущерб для своих НПЗ в $100 млн, которые планирует взыскать с российской стороны. Оценка ущерба российскими экспертами на порядок меньше. Вероятнее всего, история с компенсацией белорусским НПЗ будет долгой: вряд ли кто-то из сторон захочет уступить, учитывая и без того напряженный диалог между Москвой и Минском.

Реакция импортеров

Какие выводы из происходящего могут сделать потребители российской нефти? Ее доля в энергобалансе Европы составляет порядка 30%, но это в среднем. Эстония, Польша, Финляндия, Литва, Словакия более 80% нефти покупают в России и отказаться от нее явно не смогут.

В краткосрочной перспективе европейские НПЗ ожидает дефицит российского сырья. Отреагировали на это и цены: ценовой дифференциал между Urals и Brent начал расти и к 26 апреля достиг максимума в $0,1 за баррель, а некоторые партии нефти, законтрактованные в порту Усть-Луга, шли с премией к Brent в $0,7–1 за баррель. Напомним, что обычно российский Urals торгуется с дисконтом к Brent. Пока рынок не получит достаточного объема нефти, ситуация сохранится.

Потребители уже ищут альтернативные точки поставок. В Германии на заводе PCK Raffinerie в Шведте начали подготовку к импорту нефти через порт Росток. Аналогичные меры принимает и польская сторона, планируя закупки в порту Гданьска. Для чешского завода Unipetrol ситуация хуже. Примерно до 3 мая у него есть запас сырья, но потом НПЗ придется закрыть или брать нефть из стратегических запасов.

Долгосрочные последствия

При этом в целом мировой спрос на российскую нефть будет в ближайшее время расти из-за усиления антииранских санкций. Крупные импортеры иранской нефти — Китай, Италия, Франция, Турция и Южная Корея — в большинстве своем являются и крупными потребителями российского сырья. Это означает, что Россия имеет возможность заместить нехватку иранской нефти собственной. Причем тут у России есть конкурентные преимущества перед США, которые хотели бы выйти на эти рынки, — речь как раз о составе нефти. Как и иранская, она имеет большую плотность и относительно высокое содержание серы. Схожие физико-химические свойства позволяют потребителям без проблем переключиться на нефть, поставляемую из России, а для переработки легкой нефти из США потребуется ее смешение с тяжелыми сортами или модернизация НПЗ.

Однако не все так радужно для Москвы, и снова из-за качества. США не единственный конкурент России, схожими качественными характеристиками обладают и ближневосточные сорта, которым Россия может проигрывать на европейском рынке.

Кроме того, европейские потребители уже несколько лет жалуются на Urals. Уровень содержания серы в ней превышает максимально допустимую отметку в 1,8%. Это связано с ростом поставок российской нефти в Китай. У китайской стороны более жесткие контрактные требования — содержание серы не должно превышать 1%. В результате на восток идет легкая низкосернистая нефть в ущерб европейскому направлению. Ухудшение качества привело к тому, что поставки российской нефти в Европу снизились с 52 млн т в 2016 году до 49,5 млн в 2017-м. И замещена эта нефть была именно ближневосточной.

Само по себе превышение содержания хлористых соединений в нефти еще не создает критические репутационные риски для России. Оперативная реакция всех сторон на проблему показывает общую заинтересованность в стабилизации поставок. Однако на фоне снижающегося по естественным причинам качества поставляемого сырья ситуация вокруг «Дружбы» стала тревожным звонком для потребителей, которые могут начать поиск альтернативных поставщиков.

Об авторах
Екатерина Грушевенко эксперт Центра энергетики Московской школы управления «Сколково»
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.