Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
По меньшей мере шесть человек пострадали при стрельбе в Вашингтоне Общество, 06:14 Задержанных в Японском море браконьеров из КНДР доставили в Находку Общество, 06:12 Минприроды в 400 раз подняло стоимость всех русских зверей Экономика, 06:00 Мужчина покончил с собой в офисе Facebook в Калифорнии Общество, 05:59 В приморском Уссурийске загорелся одноэтажный овощной склад Общество, 05:41 Москва поднялась на 17 мест в рейтинге финансовых центров Бизнес, 05:29 Роспотребнадзор выступил за запрет продажи алкоголя в жилых домах Общество, 05:26 Трамп провел встречу с главой Facebook Марком Цукербергом Политика, 05:06 Эксперты допустили создание в КНДР подлодки с баллистическими ракетами Политика, 04:52 В «Нафтогазе» сообщили о подготовке к остановке транзита российского газа Политика, 04:44 На учениях в Оренбургской области состоялся запуск ракеты «Искандер-М» Политика, 04:22 СМИ узнали о возможной отмене праздников из-за «регуляторной гильотины» Общество, 04:13 В Турции двоих детей из Екатеринбурга облили горящим маслом Общество, 04:01 Конгресс США одобрил выделение военной помощи Украине на $250 млн Политика, 03:40
Мнение ,  
0 
Алексей Мельников «Роснефть» против «Системы»: чем грозит увеличение суммы иска
Если 170 млрд руб. будут взысканы с «Системы», то у государства появятся аргументы для пересмотра условий приватизации «Башнефти»

«Роснефть» увеличила исковые требования к АФК «Система» на 64 млрд руб., до 170,6 млрд руб. Эта сумма уже сейчас покрывает более чем половину расходов госкомпании на покупку у государства ранее принадлежащих «Системе» 50% «Башнефти». Можно ли расценивать этот иск как способ получить ценный актив с минимальными затратами? Появятся ли у государства основания для пересмотра стоимости продажи актива, если иск будет удовлетворен? И какой сигнал для инвесторов будет дан в случае согласия суда с логикой «Роснефти»?

Восстановление справедливости?

Как мы помним, «Роснефть» купила госпакет «Башнефти» за 329,7 млрд руб. Теперь компания требует через суд вернуть большую часть затрат, называя это «возмещением ущерба». Компенсация называется основной целью, а судебный иск выбран способом ее достижения. Истец указывает, что первая оценка ущерба — 106,6 млрд руб. — была дана без учета ослабления рубля с 2014 года, поэтому и понадобилась переоценка. Многие эксперты уже отметили, что первоначальные претензии «Роснефти» вменяли в вину «Системе» стандартные с точки зрения деловой практики действия. А логика переоценки построена на том, что российские компании несут ответственность за колебания курса национальной валюты.

Если «Роснефть» считает, что «Система» на самом деле выводила активы из «Башнефти», зачем было приобретать столь проблемную компанию? Оценивался ли государством при определении продажной цены фактор возможного получения 170 млрд руб.? Если нет, то что это? Ошибка? Злоупотребление? Обычно все возможные плюсы и минусы анализируются при подготовке к сделке, а не после ее совершения. Поэтому складывается ощущение, что подача исков и требование огромной компенсации были спланированы заранее.

Возможно, вариант с приобретением актива у государства «со скидкой» был сочтен не совсем правильным, ведь деньги шли в бюджет, который в условиях кризиса нуждается в деньгах, поэтому «скидку», а то и всю сумму, если требования будут в очередной раз увеличены, наверное, было решено получить постфактум — с прежнего акционера в суде. Если эти предположения верны, то оценить требования истца как справедливые весьма сложно: слишком явно виден мотив — «вернуть потраченное и еще заработать». Увеличение суммы иска только подкрепляет этот тезис. Учитывая, что теперь к иску присоединилась и Башкирия, его сумма может и еще возрасти.

Ненаучная фантастика

В «Системе» назвали размер исковых требований «Роснефти» суммой «из области ненаучной фантастики». С этим сложно не согласиться. Компания как будто пытается сделать судебные разбирательства еще одним стабильным источником собственного дохода.

Необоснованно высокие исковые требования можно считать своеобразной визитной карточкой «Роснефти». Достаточно вспомнить хотя бы недавний иск к РБК, в котором госкомпания хочет получить в качестве компенсации за репутационный ущерб более 3 млрд руб. Напомню, что суды, руководствуясь здравым смыслом, все же отклонили требования об уплате этой гигантской суммы.

Я уже отмечал, что в том деле госкомпания, по моему мнению, хотела получить не компенсацию ущерба, которого не было, а, скорее, наложить штраф и, конечно, заработать, причем этот штраф мог привести к закрытию ставшего объектом претензий СМИ. Подобный исход может угрожать и «Системе»: по данным аналитиков, на ее счетах в настоящее время около 60 млрд руб., а «Роснефть» требует почти в три раза больше.

Как тут не вспомнить великана Гаргантюа, отличавшегося сказочным обжорством. Правда, персонаж Рабле помимо «здоровенной глотки» обладал положительными качествами характера — добродушием и мудростью. Наш «великан», судя по всему, пока ограничивается только отменным аппетитом.

Вопрос для Росимущества

Юристы и экономисты «Роснефти» провели анализ и фактически пришли к выводам, что приобретенный актив может принести владельцу дополнительно 170 млрд руб. Как на это должно реагировать государство? В Гражданском кодексе есть норма, позволяющая изменять условия ранее заключенного договора при существенном изменении обстоятельств. Ст 451 ГК РФ устанавливает, в частности, что обстоятельства могут быть признаны существенными, если лицо, заключившее договор, не заключило бы его на определенных условиях, если бы могло предвидеть такое изменение обстоятельств. Если допустить, что 170 млрд руб. будет взыскано, то вполне уместен вопрос: а стало бы государство продавать актив за старую цену и обязано ли государство требовать пересмотра цены, за которую оно продало «Башнефть»?

Сигналы для инвесторов

Еще более очевидны негативные последствия этой истории для инвестиционного климата в целом. Рынок находится в постоянной турбулентности из-за новостей по этому процессу. Бумаги «Системы» — в лидерах падения и тянут за собой основные российские индексы. Сразу после появления новостей об увеличении суммы иска капитализация «Системы» упала более чем на 13 млрд руб. Потенциальные инвесторы видят, что риски совершения едва ли не любых сделок в стране резко возросли.

Интересно, что и для самой «Роснефти» позитива в судебных тяжбах мало. Я бы назвал подобные действия созданием себе «добровольного репутационного ущерба». Нужна ли крупнейшей государственной компании подобная репутация, ведь если реальные и потенциальные контрагенты «Роснефти» видят опасность «креативного» подхода к совершаемым сделкам, то захотят ли они иметь дело с крупнейшей госкомпанией?

Об авторах
Алексей Мельников адвокат Московской городской коллегии адвокатов
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Магазин исследований: аналитика по теме "Нефть"