Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Ленинградской области годовалая девочка отравилась метадоном Общество, 13:05 Путин выразил соболезнования семье бывшего вице-премьера Приходько Политика, 13:01 В Кремле пообещали объемную и интересную речь Путина на Давосском форуме Политика, 12:55 Мишустин назвал сроки начала массового выпуска третьей российской вакцины Бизнес, 12:51 Туроператоры сообщили о росте цен на путевки в Турцию Бизнес, 12:45 Бионические протезы: когда мы станем киборгами Индустрия 4.0, 12:40  Lada Niva нового поколения получит турбомотор и вариатор Авто, 12:39 Коммерческое предложение мертво: как презентовать бизнес клиенту Pro, 12:31 Исторический экскурс в мир бытовых катастроф ХХ века РБК Стиль и LG ThinQ, 12:29 Экс-посол США через суд потребовал удалить Telegram из Google Play Технологии и медиа, 12:24 Идеи для перекусов: как не быть голодным и оставаться в форме РБК, Перекрёсток и Almette, 12:00 «Сбер» запустил общероссийский студенческий акселератор SberStudent Пресс-релиз, 12:00 В Москве выросло предложение массового жилья под ключ Недвижимость, 11:55 Третьего сотрудника администрации Норильска задержали после схода лавины Общество, 11:52
Мнение ,  
0 
Антон Олейник

Опасное партнерство: о чем говорит скандал с метро «Мякинино»

Частно-государственное партнерство в России нередко включает в себя еще и неформальные договоренности

Решение о закрытии единственной в России построенной на частные средства станции метро «Мякинино» стало очередным напоминанием о том, кто в отношениях между властью и бизнесом является существительным, а кто — прилагательным. Более точным переводом западного термина «частно-государственное партнерство» (private-public partnership) на русский язык в складывающихся обстоятельствах следует признать «государственно-частная иерархия».

События вокруг «Мякинино» развивались более чем стремительно. 16 августа Московский метрополитен через Twitter (не очень патриотично, зато эффективно) объявил о закрытии станции на неопределенный срок в связи с ее несоответствием уровню транспортной безопасности уже через неделю, начиная с 22 августа. В тот же самый день на самой станции появились объявления о закрытии станции уже с 19 августа, а также человек с мегафоном (старого, значительно более патриотического образца), доносящий ту же самую радостную весть своими словами. Позднее объявления сняли.

Объяснений спешке несколько. Официальная — неожиданно в ночь на 16 августа были вскрыты серьезные источники опасности для пассажиров (в основном жителей микрорайона Павшинская пойма и посетителей торгового центра «Крокус-Сити Молл»), пользующихся этой станцией. Дальнейшая эксплуатация станции, таким образом, ежедневно ставит под угрозу жизни десятков тысяч людей. На начало осени 2014 года станцией пользовались несколько тысяч пассажиров ежедневно, но после открытия в ноябре того же года пешеходного моста в Павшинской пойме пассажиропоток резко увеличился.

Другая версия касается роли частного капитала в государственных начинаниях. Частный капитал должен знать свое место и не зарываться. В данном случае речь идет о владельце «Крокус-Групп» Арасе Агаларове. Возможно, что средства, которые государство уже получило от данного бизнесмена (помимо инвестиций в станцию «Мякинино» «Крокус-Групп» частично профинансировал и строительство упомянутого выше пешеходного моста), перестали, по мнению чиновников, соответствовать масштабам и динамике развития «Крокус-Групп».

Если с бизнеса можно взять больше, то почему бы этого не сделать. Делиться надо — тому частному капиталу, который забывает этот принцип, приходится быть готовым к неприятным сюрпризам. А закрытие станции действительно стало неожиданностью для всех. Особенно учитывая приближение Московского международного автосалона, который пройдет в «Крокус Экспо» с 24 августа по 4 сентября. Учитывая, что значительное число посетителей данного мероприятия прибывает как раз через станцию «Мякинино», от предложения чиновников — каким бы оно ни было — владельцу «Крокус-Групп» будет сложно отказаться.

Удивляет другое. Изъятие «лишних» средств из бизнеса еще несколько лет происходило более элегантно, через создание для бизнеса условий, когда он сам приносит средства чиновникам. Ну если не на блюдечке с голубой каемочкой, то почти добровольно. В обмен на получение от чиновников привилегий на ведение бизнеса. От получающего привилегии бизнеса ожидалась как раз готовность делиться и содействовать всем начинаниям власти.

Правила игры внутри государственно-частной иерархии изменились почти так же стремительно, как было принято решение о закрытии станции «Мякинино». Сегодня достаточно сослаться на соображения безопасности — и бизнес, вероятнее всего, сделает то, о чем его просят. Против «лома» соображений безопасности приемов не так много. Вспомним ситуацию вокруг аэропорта Домодедово, где собственник почти полтора года провел под домашним арестом из-за обвинений в несоблюдении правил безопасности пассажирских перевозок.

Так, не исключено, произойдет и в случае с «Крокус-Групп». Форма «примирения» может быть разной. Например, оказавшийся в подобной ситуации бизнесмен может сделать добровольный вклад в реализацию очередного начинания властей, чьи аппетиты накануне выборов становятся все более интенсивными.

В рамках государственно-частной иерархии нужно быть прежде всего скромным и непритязательным. Тогда будет шанс сохранить нажитое. А о его приумножении пока лучше забыть.

Примечательно, что об интересах конечных «бенефициаров» кипучей деятельности властей — жителей Павшинской поймы и посетителей торгового центра — при этом совершенно забыли, а ведь в итоге стоять в пробках светит именно им. В раскладах государственно-частной иерархии о населении если и вспоминают, то прежде всего в качестве предлога для употребления властью непонятного, но приобретшего сегодня магическую силу слова «безопасность».

Об авторах
Антон Олейник Антон Олейник, профессор университета «Мемориал» (Канада)
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.