Лента новостей
Путин стал почетным доктором китайского университета Цинхуа Политика, 08:43 Ким Чен Ына во Владивостоке угостили мясом медведя и кабана Политика, 08:41 8 причин начать свое дело: какой бизнес у людей, справившихся со страхом РБК и «Билайн» Бизнес, 08:34 Минфин нашел новый способ поддержки ВЭБа для реализации нацпроектов Финансы, 08:24 ЦБ отозвал лицензию у подмосковного банка Финансы, 08:14 Глава полиции Шри-Ланки решил уйти в отставку после терактов на Пасху Общество, 08:11 Как банкам создать бизнес с нуля: четыре фактора успеха от Oliver Wyman Pro, 08:07 Как Cleveland-Cliffs вчетверо сократила убытки Quote, 08:04 К российскому аналогу SWIFT присоединился второй иностранный банк Финансы, 08:00 Гендиректор «Сибантрацита» получил опцион на долю в компании Бизнес, 07:59 «Нафтогаз» обвинил Россию в подготовке новой газовой войны Политика, 07:57 Только для своих: как перестать тратить деньги на лишнюю рекламу РБК и МегаФон, 07:35 7 роскошных домов из фильмов Недвижимость, 07:33 Надежда Савченко сравнила тюрьмы в России и на Украине Политика, 07:26
Мнение ,  
0 
Александр Чачава Охота на программиста: как сделать своих сотрудников миллионерами
Самый действенный способ удержать наемных специалистов — сделать их совладельцами перспективного бизнеса. Как это работает?

Валить или не валить

Проблема удержания и мотивации ценных сотрудников важна в любой сфере, но в IТ-среде она актуальная как никогда. Два года назад оплата труда программиста в России и на Западе практически не отличалась. Разница в 30–40% «на руки» едва компенсировала затраты на переезд и высокую стоимость жизни на новом месте. За рубеж ехали в основном те, кому там больше нравилось. В 2015 году ситуация радикально поменялась. Бум «единорогов» (начинающих компаний, оцененных в более $1 млрд) и беспрецедентный приток венчурных инвестиций в США в разы взвинтили зарплаты зарубежных программистов, а девальвация рубля уронила доходы российских разработчиков в долларовом эквиваленте почти в два раза.

Сегодня заработная плата программиста в ведущих американских корпорациях доходит до $250–300 тыс. в год. После вычета налогов эта сумма эквивалентна доходу в 1–1,5 млн руб. в месяц. А сейчас даже крупные российские компании не могут платить программистам больше 200–250 тыс. руб. ежемесячно. Это вкупе с нестабильной обстановкой в России и красивой картинкой жизни на Западе усиливает у востребованных программистов желание уехать.

Из 12 наших российских стартапов в портфеле на Запад переманили семь специалистов. Это были ключевые сотрудники, на которых держалась разработка продуктов. Терять таких обидно. Когда начинающие программисты уходят в свободное плавание, их легко заменить, но лид-разработчика порой приходится искать полгода. В нашей практике большинство потерь — случаи переманивания: сами разработчики редко ищут варианты переезда. Но хантеры привлекают их интересными задачами, несравнимым уровнем дохода и брендом. И даже если человек по каким-то причинам не видит целесообразности переезжать и переходить в совершенно другие условия работы, у него всегда есть советчики и общественное мнение, которое твердит, что «надо валить». Противопоставить этому что-то сложно, но попытаться стоит.

Как стать миллионером

Как известно, выдающиеся специалисты мотивируются в первую очередь «интересностью» задачи, которую они решают. Поэтому идейную составляющую вопроса удержания я ставлю на первое место. Сильные стартапы могут в разы уменьшить вероятность потери ведущих разработчиков.

Также действенный способ оставить программиста у себя — опционы. Но разработчики чаще всего не понимают ценности акций и относятся к ним как к «бумажкам». С таким отношением надо работать — показывать перспективы роста и возможности выхода.

На мой взгляд, только в самом начале первым сотрудникам можно передавать акции по номинальной цене, то есть фактически бесплатно. В дальнейшем лучше их продавать, причем цена продажи должна быть льготной относительно раундов и со временем расти. Крайне полезно каждый год в момент перевода частей опционов в акции организовывать обратный выкуп по желанию специалистов.

Например, акции компании были распределены между основателями и самыми первыми сотрудниками по номинальной цене $0,01 за акцию. Спустя год инвестор покупал допэмиссию уже по цене $10 за акцию, при этом сотрудники реализовывали опционы, покупая акции по $1, а продать их могли уже по $3 — и самые первые сотрудники, и даже те, кто купил их только что. Таким образом, инвестор дает справедливую оценку акции в $10, при этом демонстрируя веру в хорошие перспективы компании. Обычно инвесторы закладывают ожидаемый уровень доходности в 10х, рассчитывая через три-пять лет продать каждую свою акцию за $100.

Таким образом, задача основателей — убедить ведущего программиста поверить в реалистичность продажи акций компании по цене $100. Допустим, ведущий программист получил 10 тыс. акций в виде реализованного опциона. Он может тут же продать их обратно компании за $30 тыс., последней даже выгодно выкупить их, а инвестор так вообще купит акции с большим удовольствием (сам он платил за них $100). $30 тыс. — это уже неплохая прибавка к рублевой зарплате. Программист понимает, что акции имеют ценность уже сегодня. Но задача удержания разработчика будет решена лишь тогда, когда он решит держать акции, тем самым показывая веру в перспективы компании. Через четыре года они могут стоить уже $1 млн, то есть его ожидаемый доход будет вполне соизмерим с потенциальным доходом в западной корпорации.

Опционы являются отличным якорем для разработчиков, несильно стремящихся уехать любым способом, тем более что $250 тыс. в США при высоких ценах на проживание в Кремниевой долине уже не кажутся такой уж баснословной суммой.

Проблема в том, что опционы пока работают только в стартапах, оформленных как международные компании, в российском правовом поле такого инструмента нет. Компаниям приходится придумывать квазиопционные программы, но они основаны на доверии.

Юристы ФРИИ сейчас активно добиваются создания такого инструмента в рамках и российского законодательства, поддерживая поправки Минкомсвязи по опционным программам для работников. Если мы хотим удержать в стране ключевых специалистов, без опционов не обойтись.

Об авторах
Александр Чачава Управляющий партнер венчурного фонда LETA Capital
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.