Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Лента новостей
СКР завершил расследование 60 новых эпизодов в деле «ангарского маньяка» 08:16, Общество Куратору транспортной безопасности Крымского моста нашли замену до апреля 08:00, Бизнес В Хакасии 15 воспитанников детсада пострадали при массовом отравлении 07:27, Общество Запрошенный Улюкаеву штраф составит 40% взысканного за взятки за год 07:19, Общество Государства-участники ДРСМД провели встречу в Женеве 07:03, Политика Дастина Хоффмана вновь обвинили в домогательствах 06:49, Общество WP узнала об идее Трампа продать российские дипломатические дачи в США 06:44, Политика Белый дом рассказал о словах благодарности Трампа в разговоре с Путиным 06:10, Политика Billboard назвал лучшую песню 2017 года 06:00, Общество NASA нашло новую экзопланету с помощью нейронной сети 05:10, Технологии и медиа «Нелюбовь» Звягинцева вошла в шорт-лист премии «Оскар» 04:42, Общество Четыре человека погибли при крушении вертолета в Канаде 04:37, Общество В РВСН пообещали в два раза увеличить число запусков в новом году 04:13, Общество В США отменили принцип «сетевой нейтральности» 03:45, Технологии и медиа На заводе в украинском Тернополе произошел взрыв 03:20, Общество Полиция задержала подозреваемого в нападении с ножом в Маастрихте 03:04, Общество В США приговорили родственников Мадуро к 18 годам тюрьмы за наркоторговлю 02:51, Общество Замглавы Росимущества арестовали по подозрению в хищении 02:44, Общество В Испании три человека погибли при перестрелке 02:22, Общество Порошенко назвал решение ЕС по санкциям «достойным ответом Москве» 01:55, Политика Путин и Трамп обсудили по телефону урегулирование ситуации с КНДР 01:31, Политика В Германии три человека погибли при крушении легкомоторного самолета 01:30, Общество В США заявили о планах создать международную коалицию против Ирана 01:18, Политика Разведка Италии не нашла доказательств вмешательства России в выборы 01:00, Политика Неизвестный с ножом напал на прохожих в Маастрихте 00:19, Общество Ростуризм внесет завышающие цены во время ЧМ-2018 отели в черный список 00:13, Бизнес Более 70% приговоров за взятки вынесены из-за сумм до 10 тыс. руб. 00:04, Общество Компания для Улюкаева: как в России судят за взятки 00:02, Общество
Побег в мечту: как инвестор Николай Давыдов покоряет Калифорнию
Журнал 04, Апрель 2017 Бизнес, 27 мар, 09:00
0
Побег в мечту: как инвестор Николай Давыдов покоряет Калифорнию
Полтора года назад Николай Давыдов уехал в Кремниевую долину со $100 в кармане. Это правда, но и часть легенды. Сегодня с партнером Михаилом Тавером он собрал в собственный фонд Gagarin Capital миллионы долларов
Николай Давыдов (Фото: Борис Жарков для РБК )

«Боже, сам Юрий Борисович» — такой была первая мысль в голове 28-летнего Николая Давыдова, получившего приглашение на завтрак от Юрия Мильнера. Особняк во французском стиле известен в Кремниевой долине всем: Мильнер приобрел его в 2011 году за $100 млн, писали американские СМИ. Но важную встречу едва не проспал из-за джетлага: проснулся за десять минут до назначенного времени, мигом оделся и домчался до Мильнера в срок — благо особняк знаменитого инвестора находится недалеко. Давыдова проводили в зал, больше похожий на помещение для заседаний правительства: стол в центре комнаты на 15 персон, метров десять в одну сторону и столько же в другую.

Рассказывая за завтраком про свой фонд Gagarin Capital, Давыдов вдруг увидел лежащий под столом носок. Какое-то время пытался сообразить, как он мог туда попасть: вокруг ни пылинки, идеальный порядок, шесть человек вышколенной прислуги. Потом понял: «Это же мой вчерашний носок, застрял в брюках, а теперь выпал». Пока «одна часть мозга восторженно слушала идеи» Мильнера, вторая судорожно работала: если посреди завтрака нагнуться, что-то поднять и убрать в карман — будет странно, а если показать что именно — еще хуже.

Давыдов пытался уронить на пол вилку — стоящий рядом официант поймал ее на лету и заменил новой. «План Б» — незаметно пнуть носок в другой конец стола и поднять его на выходе — на первом этапе удался. Но после завтрака Мильнер решил показать гостю свой знаменитый космический корабль весом 1 г, который должен лететь к Альфе Центавра, и увел Давыдова в противоположную от выхода сторону.

Рассказывая эту историю журналу РБК, Давыдов надеется, что когда-нибудь она ляжет в основу эпизода Silicon Valley — популярного в Долине сериала от телеканала HBO. Инвестор уже рассказал ее сценаристам, с которыми его познакомил бывший СЕО Twitter и консультант сериала по «реальным приколам Долины» Дик Кастоло: «Им понравилось вроде», — радуется Давыдов. Ему уже нравится представлять себя героем Silicon Valley: в портфеле Gagarin Capital даже есть аналог вымышленной Pied Piper — украинско-американский стартап Sixa, который занимается компрессией трафика и облачным хранением данных.

«Моя мечта — переменная величина, она постоянно растет. Я хочу, чтобы через 10–15 лет Gagarin Capital был top tier investor (англ. топовый инвестор. — РБК), как Sequoia Capital или Benchmark, а мое имя называли в одном ряду с Питером Тилем, Марком Андриссеном или Юрием Мильнером», — воодушевлен Давыдов.

Мы встретились за неделю до наступления 2017 года в Москве. В Россию он «заскочил» ненадолго — получить премию РБК в номинации «Инвестор года», где в финале обошел миллиардера Михаила Гуцериева. Полтора года он живет в США, где занимается Gagarin Capital. Собирать в фонд деньги сторонних инвесторов он начал только осенью 2016-го. При этом на счету у Gagarin Capital несколько громких проектов, в том числе продажа приложения MSQRD соцсети Facebook.

Что это — стратегия Fake it till you make it («Притворяйся, пока это не станет правдой») или собственноручно срежиссированный сериал с собой в главной роли?

Интуитивный выбор

В переговорной iTech Capital на стене висят 15 табличек — на них указаны компании, проинвестированные фондом за шесть лет работы. В портфеле, к примеру, крупнейшая в Рунете платформа по поиску авиабилетов Aviasales и продавец билетов на мероприятия Ticketland.

В 2009 году Давыдов невольно стал инициатором создания iTech Capital. К 22-м годам он окончил факультет менеджмента в Высшей школе экономики и получил магистерскую степень в Университете Эдинбурга, поработал в российском подразделении Cisco Systems. Осенью 2009-го Давыдова познакомили с сооснователем QIWI Сергеем Солониным: на встрече в закрытом ресторане будущий инвестор показал бизнесмену стратегию стартапа, который консультировал. Через пару недель общения Солонин предложил Давыдову и товарищу делать фонд под проекты, которые будут похожи на тот, что он демонстрировал на первой встрече. Солонин подтвердил эту информацию журналу РБК.

Изначально основатели QIWI Сергей Солонин и Андрей Романенко планировали фонд объемом $25 млн, но собрали втрое большую сумму. Через полгода после начала работы iTech управляющим партнером стал Глеб Давидюк, у которого за плечами был почти десятилетний опыт управления в сфере private equity. Давыдов занял должность инвестиционного директора фонда и привел в iTech первые портфельные компании.

В 2012 году фонд вложил $10 млн в холдинг SeoPult, созданный Николаем Евдокимовым. К моменту раунда оборот рекламно-маркетинговой группы SeoPult превышал $1 млн в месяц. «Мы искали стратегического инвестора, который поможет нам структурироваться и превратиться из стартапа, пусть и приносящего много денег, во взрослую компанию», — говорит Евдокимов. Он вспоминает, что на первой встрече Давыдов его очень удивил и своим юным возрастом, и способностью на лету разбираться в новом бизнесе. Решение о сделке было принято на первой же встрече, процесс структуризации — этим занимался непосредственно Давыдов — занял почти год.

Вслед за SeoPult в iTech Capital инвестиционный директор привел две компании, которые занимались рекламными технологиями. В апреле 2013 года фонд вложил $3,5 млн в группу компаний RealWeb (включала в себя, в частности, платформу Garpun). Менее чем через полгода выкупил 25% акций в одном из крупнейших российских рекламных интернет-агентств iConText. Сумма сделки, по словам собеседника журнала РБК, знакомого с ее деталями, могла составить $2–3 млн при выручке входящих в iConText компаний в 2012-м около $64,5 млн.

Давидюк отказался обсуждать с журналом РБК работу Давыдова в фонде, сославшись на то, что условия их расставания «таких обсуждений не предполагают». А представители компаний, которые Давыдов привел в iTech, с легкостью обсуждают инвестора. Основатель IconText Мария Черницкая называет Давыдова одним из последних российских инвесторов, кто вкладывал деньги, полагаясь на интуицию, а не на «простыни цифр». Сделки, которые iTech проводил при Давыдове, делались «очень быстро, без огромного due-dilligence», а все решения были «интуитивными и верными для фонда», вспоминает Черницкая.

Давыдов «крут и эффективен в поиске и соблазнении компаний» и последующей их структуризации для продажи стратегу, рассказывает основатель RealWeb Василий Лазука. Он вспоминает, что Давыдов за ним «ходил где-то с годик» и в итоге уговорил на сделку, хотя на тот момент компания не испытывала острой потребности в привлечении инвестиций. «Вероятно, Коля был ужасным подчиненным, — смеется Лазука. — Слово «разгильдяй» не совсем красочно описывает происходящее, его часто вела вперед не финансовая составляющая, а красивая идея или сделка. Такой драйв ради драйва. Заниматься рутинной работой ему было не очень интересно».

Уход из фонда Давыдов объясняет амбициями. «В 2015 году мне нужно было либо присоединиться к сбору инвестиций во второй фонд iTech с головным офисом в Риге, либо делать что-то свое», — объясняет Давыдов. Сразу после ухода из iTech он объявил о запуске фонда Gagarin Capital. Привлекать средства сторонних инвесторов начали с октября 2016 года, до этого «работали на свои». К середине марта 2017-го набралось инвесторов на половину от запланированных $55 млн.

Стратег и тактик

«Идеи реальны, — рассуждает Давыдов вполне в духе мечтателей Кремниевой долины. — Реально то, во что верят более чем два человека. В настоящее и будущее фонда сразу верили много человек, поэтому это была реальная сущность на протяжении всего времени».

Партнером Давыдова по Gagarin Capital стал Михаил Тавер, который почти семь лет работал в компании «Нафта Москва» (управляет активами Сулеймана Керимова), около года возглавлял департамент финансов и аналитики консорциума Alfa-Access-Renova. За свою карьеру Тавер, по его словам, участвовал примерно в 300 проектах совокупной стоимостью $70 млрд. С Давыдовым финансист познакомился в 2012 году в iTech Capital, куда пришел «посмотреть, как устроен венчур».

Давыдов и Тавер — две противоположности. Если бы не плотный график Давыдова, наше интервью длилось бы несколько часов: он словоохотлив, с радостью делится знаниями, креативит на ходу. Тавер по итогам 40-минутного общения с улыбкой резюмирует: «Я, по-моему, только на один ваш вопрос смог ответить».

Михаил Тавер (Фото: Владислав Шатило для РБК)

«Николай с таким же по характеру вторым Николаем очень быстро бы придумали стратегию [фонда] и договорились, как больше играть в Overwatch (компьютерная игра, шутер. — РБК)», — смеется супруга Давыдова Марина. Партнеры отлично дополняют друг друга по компетенциям, а разница в характерах позволяет им смотреть на проекты с разных сторон, замечает она уже всерьез. Самое важное, считает Давыдова, у них совпадают ценности.

В Gagarin Capital Тавер, по его собственному признанию, отвечает за «приземленные вещи» — финансовый и юридический анализ компаний, структурирование сделок, а Давыдов ищет инвесторов и компании. Стратегические решения прорабатываются и принимаются вместе: действует строжайший принцип «двух ключей», подчеркивает Тавер.

Деньги для фонда партнеры начали искать в России. Но многие предлагали под управление сразу «сотню миллионов», а это означало, что фонд будет «карманным» для кого-то одного, объясняет Давыдов. А для мечты «создать что-то великое» нужна была независимость.

Чтобы скопить денег для своего фонда, партнеры начали консультировать компании и взялись за сопровождение сделок. Например, Давыдов и Тавер участвовали в «разводе» компании «Деньги.Online» с QIWI. Игорь Ивченко, генеральный директор «Деньги. Online», вспоминает, что партнеры выступали «переговорщиками между сторонами»: процесс был сложным, но сделку завершили (никакие детали не раскрываются).

Также Gagarin Capital помогал «Рамблер-Недвижимости» с покупкой онлайн-агентства «АгентОн» — о сделке объявили в июле 2015-го. Давыдов в ней мало участвовал, «руками» работал Тавер, вспоминает бывший руководитель «Р-Недвижимости» Евгения Владимирова. «Коля очень талантлив, он видит конструкции, сделки, потенциал, но с рутинной работой ему сложно», — отмечает она.

К осени 2015-го стало понятно, что в России Gagarin Capital «уперся в потолок»: пришла пора выходить на глобальный уровень, решили партнеры. Этот момент Давыдов для себя называет «поворотом мышления». В мае 2015‑го он уехал за мечтой — в Кремниевую долину. В кармане лежали $100.

«Стартап-магия»

Помощь в переезде Давыдову оказывал Николай Евдокимов, который перебрался в Беверли-Хиллз еще осенью 2014-го. Евдокимов помог с оформлением визы, устроив инвестора в свою новую компанию Appintop (занимается маркетинговым продвижением в мобильных приложениях).

$100 на расходы, наемная работа, жизнь у друга в гостевой комнате — это выглядит как авантюра, но в реальности — вполне продуманная тактика. Параллельно с переездом Давыдов готовил несколько крупных проектов к продаже и знал, что в ближайшее время грядут выплаты дивидендов в фирмах, где он остался акционером (например, SeoPult и управляющая компания iTech). «В средствах я, конечно, не сомневался, но внукам можно будет рассказывать про переезд с $100 в кармане», — улыбается инвестор. Переезд занял около трех месяцев.

Николай Давыдов (Фото: Борис Жарков для РБК )

К поиску дома он отнесся как к инвестиции: чтобы быстрее обзавестись «правильными контактами», необходимо было вложиться в жилье «в правильном районе». Примерно за $10 тыс. в месяц он арендовал дом в Лос-Альтос-Хиллз площадью 270 кв. м с тремя спальнями с панорамными окнами и гаражом, где, по его словам, теперь происходит «стартап-магия». С огромной террасы открывается вид на Долину, рядом с домом бродят олени и лисы, а на 50 км простирается лесная полоса, которая упирается в океан. Помимо Мильнера рядом живут именитые инвесторы и статусные менеджеры.

«Когда я не сплю и не играю в компьютерные игры, у меня встречи», — улыбается Давыдов. По четвергам и субботам — барбекю или званые ужины, для которых он сам готовит мясо, «как хороший повар в стейк-хаусе». По утрам — завтраки с топ-менеджерами корпораций, например директором по корпоративному развитию Google Дэйвом Собота, под руководством которого покупался в 2006-м за $1,65 млрд YouTube. Собота не ответил на запрос журнала РБК.

Отношения в Долине, в отличие от России, выстраиваются месяцами: нужно полгода играть с человеком в теннис и только потом можно обсуждать с ним работу, поясняет Давыдов. Так, с бывшим вице-президентом Yahoo! и Google Мелом Гаймоном он познакомился на школьном катке: дочери инвесторов учатся вместе.

После знакомства Давыдов начал рассказывать про MSQRD. В разговоре с журналом РБК Гаймон вспоминает, что дал несколько рекомендаций по продаже компании, но был впечатлен, как быстро Давыдов смог закрыть сделку.

«Такая сделка — это всегда 50 на 50, где половины — напряженная работа и умение оказаться в нужном месте в нужное время», — уверен Гаймон. По его словам, Давыдов хорошо понимает, как все устроено в Долине, — умеет выстраивать отношения с нужными людьми и пользоваться этими связями.

Цукерберг позвонил

О проекте MSQRD Давыдов узнал 26 декабря 2015 года — на второй день жизни приложения в AppStore. Четыре часа он искал контакты Евгения Невгеня, одного из создателей MSQRD, написал ему в мессенджер Facebook, а после отправки сообщения обнаружил, что переписку начал не он.

Невгень писал Давыдову около полугода о другом своем проекте — SplitMetrics, искал помощи для вывода бизнеса в Долину. «Я пытался писать в Facebook, но он не видел мои сообщения. Потом попросил нас познакомить одного, затем второго человека, но Коля все равно забывал отвечать мне», — со смехом рассказывает Невгень по скайпу из лондонского офиса Facebook, где он работает после продажи своего проекта корпорации.

Вскоре после знакомства Давыдов по просьбе Невгеня встретился в Москве с Юрием Гурским, ментором MSQRD и на тот момент вице-президентом Mail.Ru Group: разговор длился около 40 минут, и это была «самая продуктивная встреча в жизни», вспоминает Давыдов. Гурский отказался от комментариев, сославшись на отсутствие деловых интересов в России (после увольнения из Mail.Ru Group он переехал на Кипр и вместе с партнерами создал венчурный фонд Haxus).

Партнеры Gagarin Capital взяли на себя раскрутку MSQRD, общение с потенциальными партнерами и покупателями компании в обмен на участие в сделке — соответствующий договор подписали в декабре 2015-го. «Более того, Коля какое-то время обрабатывал всю входящую почту, иногда это были сотни писем в день», — вспоминает Невгень. Команда проекта пока активно доделывала продукт в Минске.

Одним из самых ярких PR-кейсов Давыдова Невгень называет шоу Джимми Киммела: известный телеведущий использовал приложение MSQRD, чтобы получить свое фото с маской Леонардо ДиКаприо и статуэткой «Оскар».

Как рассказывает Давыдов, менеджер Киммела подписался на одного из основателей MSQRD в Twitter, и так они поняли, что тот пользуется приложением. Инвестор договорился о бартере: показ приложения в ш​оу в обмен на использование образа Киммела в MSQRD.

Через три месяца после знакомства Давыдова и Невгеня — 8 марта 2016-го — основатель и глава Facebook Марк Цукерберг в видеообращении на своей странице объявил о покупке технологии MSQRD и переходе команды проекта на работу в соцсеть. Сумму сделки стороны не разглашают. По словам источника журнала РБК, знакомого с условиями соглашения, она составила около $85 млн, причем команда получила вознаграждение акциями Facebook, а деньгами рассчитались только с Gagarin Capital.

Знакомый Давыдова уточняет, что агентская комиссия в таких случаях не превышает 5%, а значит, на продаже MSQRD Facebook партнеры могли заработать около $4 млн. Комментировать эти расчеты инвесторы отказались.

До сделки с Facebook Давыдов жарил барбекю в своем дворе с просто соседями, а после нее заговорил о бизнесе с потенциальными партнерами. Как вспоминает инвестор, все думали, что он управляет «какими-нибудь олигархическими деньгами», а после MSQRD сказали: «Ты прикольный чувак, давай мы тебе денег дадим».

«Полет» Gagarin

«Я не знаю, сколько у нас денег, сколько у нас инвесторов, это надо у Миши спросить», — отнекивается Давыдов. Тавер на вопрос про количество инвесторов и собранных денег лишь улыбается: «Подумал было, что могу вам раскрыть хоть какую-то цифру, но понял, что нет».

Помимо Гаймона инвестициями в Gagarin Capital заинтересовались, к примеру, один из первых инвесторов Apple Питер Уолкен, топ-менеджер корпорации Tencent и один из первых сотрудников Alibaba, перечисляет Давыдов. Есть и бизнесмены с российскими корнями — в частности, пайщик фонда iTech Дмитрий Волков. По его словам, он вложил в Gagarin Capital более $1 млн. «Николай горит новыми технологиями. Он прекрасный коммуникатор, у него есть доступ к хорошим проектам в Долине и опыт успешных выходов», — объясняет свое решение Волков.

Денег Мильнера в Gagarin Capital нет. Но Давыдов консультировался с ним по стратегии фонда — Мильнер посоветовал собирать $50–60 млн. Партнеры Gagarin Capital остановились на $55 млн, из которых сами внесли 5%. В середине февраля Давыдов и Тавер закрыли первую часть фонда, то есть средства поступили на счета (объем не раскрывается). Суммарно инвесторы готовы вложить в фонд $45 млн, но сумма таких обещаний по факту обычно снижается: чтобы собрать фонд на $55 млн, финансовый интерес должен достигать $80 млн, поясняет Давыдов.

Вознаграждение Давыдова и Тавера в будущем будет составлять 20% от доходности, когда объем выплат инвесторам фонда сравняется с суммой подписанных ими финансовых обещаний. Если она будет более чем вдвое выше, плата за успех вырастет до 30%, описывает Давыдов.

$705 млн составил общий объем инвестиций в проекты, связанные с искусственным интеллектом в 2016 году

71 сделка состоялась по подобным проектам

Источник: PwC/CB Insights Money Tree Report

Схема, по которой решили работать создатели Gagarin Capital, — «нормальная для Запада», считает председатель совета директоров Game Insight, инвестор Игорь Мацанюк. Генеральные партнеры кладут в фонд до 10% собственных средств, другие подписывают соглашения о будущих обязательствах, и можно считать, что деньги для инвестиций есть, объясняет Мацанюк. Глава инвестиционного подразделения фонда TMT Investments Артем Инютин уточняет, что «подъем» денег — процесс долгий, может длиться до двух лет.

Сколько компаний должно быть в портфеле Gagarin Capital, партнеры пока не определились. Давыдов в рамках первого фонда планирует 60–70 инвестиций со средним чеком $300 тыс. (в часть этих проектов будет вложено еще по $1 млн). Тавер полагает, что «рук хватит» только на 20–30 компаний, остальное нужно будет вкладывать в их же развитие. Впрочем, в одном партнеры точно единодушны: специализация Gagarin Capital — искусственный интеллект.

Горячая тема

Основатель ABBYY Давид Ян в разговоре с журналом РБК называет Давыдова «легендой Кремниевой долины». «А назовите еще хоть одного человека в мире, который непосредственно связан с двумя приложениями года в AppStore и Google Play во всех категориях одновременно?» — задает риторический вопрос Ян.

В портфеле Gagarin Capital к середине марта было шесть компаний, все они работают в сфере AI (искусственный интеллект) и родом из стран СНГ. Тавер объясняет, что AI сейчас — горячая тема: если раньше все инвестировали «в интернет», то теперь большинство проектов с мощным потенциалом лежат именно в сфере искусственного интеллекта.

Давыдов уверен, что именно в России много AI-инженеров, у которых нет возможности заниматься интересными проектами, их нужно найти и «повернуть голову» в сторону коммерчески выгодных технологий. Кроме того, продолжает он, российская разработка гораздо дешевле «долинской»: небольших посевных инвестиций предпринимателю из России хватит на создание работающего продукта, который приносит деньги, а в Долине на эту сумму удастся сделать в лучшем случае прототип. «Все в шоке, когда узнают, что в России зарплата крутого AI-инженера в крупной компании всего $5–7 тыс. в месяц. В Долине такой специалист «стоит» от $12,5 тыс. плюс опционы и бонусы», — приводит пример Давыдов.

Летом 2016 года Prisma, приложение для обработки фотографий под картины известных художников, «взорвало» чарты мобильных магазинов приложений. Инвестором компании Gagarin Capital стал еще в мае 2016 года, вспоминает основатель проекта и бывший сотрудник Mail.Ru Group Алексей Моисеенков. Он был знаком и дружил с командой Невгеня, а те рассказали про Prisma Давыдову, который захотел вложиться в проект.

Когда приложение менее чем за десять дней существования возглавило топ самых скачиваемых в девяти странах мира, в Mail.Ru Group озаботились тем, чтобы получить долю в проекте своего сотрудника. В конце июня холдинг объявил об инвестиции в Prisma: как рассказывали тогда источники РБК, Mail.Ru Group получила долю существенно меньше 10% по оценке несколько десятков миллионов долларов. За внешней красивостью сделки разворачивались нешуточные баталии: якобы юристы Mail.Ru Group обещали затаскать основателей Prisma по судам, считая, что сервис «по всем понятиям» принадлежит холдингу, рассказывали летом 2016 года два источника, близких к разным сторонам сделки.

В конце 2016-го Prisma заработало на китайском рынке — для этого пришлось добавить в приложение функции социальной сети наподобие Instagram. Сейчас идут переговоры об инвестициях с компаниями из Поднебесной, рассказал журналу РБК источник, знакомый с владельцами Prisma. Моисеенков эти планы комментировать отказался, но и не опроверг. Давыдов подтвердил журналу РБК, что компания закрыла раунд на стадии A, но инвесторов назвать отказался. Топ-менеджер Mail.Ru Group заявил, что, «если бы у Prisma появились новые инвесторы, холдинг узнал бы, так как имеет преимущественные права на выкуп акций как текущий инвестор».​

Помимо Prisma Gagarin Capital в сентябре 2016‑го принял участие в раунде на $3,5 млн в Sixa — тот самый аналог Pied Piper из Silicon Valley. Тогда же фонд вложил деньги в Wallarm — проект бывшего главреда журнала «Хакер» Степана Ильина и настоящего хакера Ивана Новикова, созданный ими осенью 2013-го. Gagarin Capital, Partech Ventures и группа экспертов в кибербезопасности инвестировали в Wallarm $2,3 млн. Компания, среди клиентов которой «Яндекс», QIWI, «Юлмарт», с помощью AI и нейросетей ищет аномалии в трафике компаний и выявляет попытки вторжения, уязвимости в системах защиты.

И Sixa, и Wallarm прошли престижный акселератор Y Combinator и уже приносят прибыль, гордится Давыдов. К примеру, Sixa, существующая несколько месяцев, зарабатывает почти $500 тыс. в месяц при марже 30%, говорит он. Еще два проекта в портфеле Gagarin Capital пока находятся в стадии создания прототипа. Один из них будет связан с киберспортом, второй касается технологий «умного» дома в области computer vision и называется Cherry Labs (Черри — имя собаки Давыдова).

Иван Новиков, сооснователь Wallarm, называет Давыдова «очень активным инвестором», который постоянно на связи, помогает выходить на потенциальных покупателей и инвесторов — например, представителей Sequoia Capital. «Это самое ценное, что может дать инвестор», — уверяет Новиков. При этом, по его словам, по размеру чека Gagarin Capital не отличается от «долинских» фондов: транши от $100 тыс. до $1 млн — «нормальные инвестиции seed-раунда в клубной сделке».

«AI — это гигантская тема, которой в ближайший год будут заниматься все корпорации от Google и Facebook до производителей автомобилей», — уверен Гаймон. По его словам, в Долине огромное число фондов, специализирующихся исключительно на проектах в AI, но при этом у них нет экспертизы на русскоязычном рынке, где исторически сильные инженеры, в этом преимущество Gagarin Capital. По мнению инвестора, поиск успешных экзитов — только 50% работы фонда, другая задача — перевозить талантливых русских предпринимателей поближе к деньгам.

Хорошая карма

Мечтая о том, что в сериале Silicon Valley когда-нибудь появится сюжет из его жизни, Давыдов зачастую оказывается его героем в реальности. Дом в удачно расположенном городе Долины служит не только идеальным местом для барбекю — здесь регулярно живут российские стартаперы, которые либо только переезжают в США, либо ищут инвесторов и партнеров для дальнейшего развития.

В доме Давыдовых, к примеру, три месяца жила команда Wallarm, пока училась в Y Combinator. Предпринимателей пригласила Марина Давыдова, которая давно дружит с женой Ильина. Сама семья Давыдовых в это время была в России, поэтому для Wallarm перспектива дорогостоящей аренды в Долине сменилась лишь обязанностью кормить собаку, вспоминает Марина. Также короткое время у них гостил Моисеенков.

«Да кто у него [Давыдова] только не жил!» — смеется Новиков. Сам Давыдов добавляет, что особенно любит гостей собака: на утро все «новенькие» в доме неожиданно для себя просыпаются в обнимку с Черри. К бесконечным гостям, ужинам и барбекю Марина Давыдова относится спокойно — бытовые неудобства нивелируются удовольствием от общения с предпринимателями и инвесторами.

Помимо тех же двух образований, что и у супруга, Давыдова получила третье — юридическое, и сама выступает как инвестор для некоторых проектов. Она вложила $75 тыс. в сервисы Frank (позволяет открывать и оценивать транзакции) и Epytom, американский проект основательницы Trends Brands Анастасии Сартан (подбор гардероба с помощью нейросетей; сумма сделки не раскрывается).

Марина Давыдова хоть и не является партнером Gagarin Capital, но играет в его работе одну из ключевых ролей. Все компании, которые фонд рассматривает для инвестиций, пропускаются через «фильтр супруги», признается Давыдов. По его словам, отбор прошли не все. С другой стороны, та же Wallarm появилась в портфеле Gagarin Capital уже после того, как команда проекта пожила в доме Давыдовых. Когда предприниматели находятся на расстоянии вытянутой руки, у инвестора есть возможность снизить риски при вложениях в их проекты на ранней стадии: как объясняет Давыдов, если основатель бизнеса живет в твоей гостевой комнате, можно понять, чем он занят и почему, помочь советом, вникнуть в процессы.

Рисковать новоиспеченный житель Долины не боится. «Даже если ничего не получилось, с предпринимателем надо дружить: это кармически правильно», — уверен Давыдов. При этом финансист Тавер свою роль в Gagarin Capital описывает как «что-то близкое к экзекуции»: вместо планов по завоеванию мира он заставляет предпринимателей вместе считать цифры по их бизнесу, о которых они до этого, возможно, даже не имели представления. Но и с партнером Тавер согласен: «Мы добродушный фонд».

В мире есть разные предпринимательские модели, поясняет Гаймон: например, если ты обанкротил компанию в Великобритании, тебе больше никто никогда денег не даст, а в Долине неудача не приговор. «Не рискуя, ты не добьешься успеха», — замечает инвестор. Давыдов, по его словам, как раз risk taker — не боится поставить на кон ради своих целей все.