«Ставки повышены до предела». Создатели — о новом сезоне «Территории»

. Интервью с креативным продюсером и автором сценария проекта
Обновлено 20 января 2023, 12:01
Кадр из сериала «Территория»
PREMIER

Кадр из сериала «Территория»

В онлайн-кинотеатре PREMIER вышел долгожданный второй сезон мистического сериала «Территория» производства Good Story Media. В продолжение истории о путешествии по Коми-пермяцкому краю, начавшейся два года назад, герои Глеба Калюжного и Андрея Мерзликина вступят в открытое противостояние, а окружающий мир претерпит значительные изменения — новый сезон получил слоган «Между мирами». Креативный продюсер проекта Тимофей Шарипов и автор сценария второго сезона Ирина Накарякова рассказали, как изменилась «Территория» и какие новые персонажи коми-пермяцкой мифологии появятся на экране в ее продолжении.

— Почему «Территория»? Что это название символизирует?

Тимофей Шарипов: Это идея Антона Щукина, генерального продюсера проекта и сооснователя компании Good Story Media. Работа по написанию первого сезона шла около 6 лет — его написали, затем он полежал на полке, потом его дорабатывали, но название изначально было таким. В основе нашей «Территории» мифы и легенды Пермского края, откуда Антон родом. Он родился в старообрядческом городке Верещагино, очень хорошо знает все традиции и захотел о них рассказать.

Для меня «территория» — это место со своей культурой, которых в России огромное количество. Все это рядом с нами и очень интересно, об этом нужно писать и снимать. В этом году Пермь отмечает свое 300-летие. Мы посвящаем второй сезон «Территории» этой значимой дате и надеемся, что это послужит дополнительным поводом посетить уникальный Пермский край.

Кадр из сериала «Территория»
PREMIER

Кадр из сериала «Территория»

Ирина Накарякова: Проект назвали до меня. Я это приняла как данность. Первую «Территорию» мне в свое время дали почитать на предмет «уральскости», так как детство я провела в Пермском крае. Я дала какие-то комментарии, финальная версия мне понравилась, и я была рада предложению подхватить и продолжить историю. Рада, что появилась возможность встретиться со своими детскими впечатлениями, а предки мои — и вовсе из тех краев, где приблизительно происходит действие «Территории». Рада, что открылась возможность вспомнить в себе филолога — закопаться в исследованиях и материалах касательно обычаев коми-пермяков. Рада поработать с Good Story Media, написать интересную историю для компании, в которой всегда с вниманием и уважением относятся к автору.

В слове территория есть какая-то загадка несмотря на то, что это такое, можно сказать, максимально широкое, общее название. «Территория» — это загадочное роуд-муви, где герои встречаются с мифологическими персонажами, которых никогда не встречали на другой, привычной для них территории. Для того, чтобы выжить, им нужно решать загадки, которые им задает эта мистическая территория.

— Как группа и актеры отреагировали на возвращение к проекту?

Т. Ш.: Исходя из своего опыта участия в разных проектах, могу сказать, что команды первого и второго сезонов «Территории» — это лучшие команды, с которыми мне удалось поработать. Львиную долю команды из первого сезона нам удалось сохранить, ребята поехали с нами в Прикамье, и мы вместе вновь сражались за творчество. Второй сезон снимал Динар Гарипов — талантливый режиссер, который сменил не менее талантливого Игоря Твердохлебова. Оба молодые, толковые, «крепкие» режиссеры. Они готовы привносить свое видение, при этом опираясь на сценарий, на ту историю, которую мы им предлагаем.

Кадр из сериала «Территория»
PREMIER

Кадр из сериала «Территория»

В первом сезоне, как мне кажется, нам удалось заявить персонажей, а во втором мы поместили их в такие условия, где ставки повышены до предела. Весь основной каст зрители вновь увидят — Андрей Мерзликин, Глеб Калюжный, Ксения Отинова, Анастасия Чистякова, Алексей Розин, Клавдия Коршунова и др. Актерам было интересно работать со своими персонажами в этих новых условиях. Плюс все сьемки проходят непосредственного в Пермском крае, мы выезжаем в экспедицию на несколько месяцев и это тоже очень сплачивает и помогает съемочному процессу — мы много общаемся с местными, много разговариваем, разбираем сцены, репетируем. Несмотря на все сложности, а снимали мы второй сезон в Прикамье с сентября по конец декабря, когда было уже под минус 30, это было классное время!

— Во втором сезоне сериал отошел от, можно сказать, уже расхожего шаблона — когда житель крупного столичного города приезжает в некую русскую «хтонь», и там происходят всякие ужасы. Во втором сезоне этого нет — даже намеков. Нет попыток запугать тайгой, глухими местами и прочим в таком духе. Это сознательное решение в свете больших изменений во втором сезоне, или естественный эволюционный процесс?

Т. Ш.: Это и закладывалось, и эволюционный процесс тоже имеет место быть. В то время, когда выходила первая «Территория», случился «бум» на такие истории о русской «хтони», даже сам термин появился. Проекты снимались параллельно, мы где-то друг о друге слышали. Видимо, это было требование времени. Сейчас от этих историй все отходят. Хочется показать реалистичную картину мира. Например, когда глава района обеспокоен пьянством населения и мы пытаемся понять, что это личное желание из-за смерти мужа от пьянства, или человек старательно исполняет обязанности? Во втором сезоне больше повседневной жизни людей, при этом с интересными сюжетными поворотами.

— Второй сезон затрагивает очень много тем, в том числе поднимает бытовые и социальные проблемы. Могли бы вы кратко описать, о чем второй сезон?

И. Н.: Действие второго сезона происходит в Святки, иначе говоря, в страстное время — страшное, переходное, когда грань между миром видимым и невидимым тонка. И существуют два пространства: обыденный мир людей и мир, в который герои проваливаются, где они ни живы, ни мертвы и откуда им непременно нужно выбраться за 40 дней. Если в первом сезоне главный герой Егор осознает, что он особенный, что в нем есть сила, которой он не знает, как воспользоваться, то во втором он, наконец, пытается применить ее, вытащить друзей из тьмы. Акцент сделан именно на этих попытках. На том, что наш потомок чуди, в первую очередь, человечный. Он не может себя вытащить, а другого при этом оставить позади. А выбор у него, как нарочно, — пожертвовать кем-то, иначе не выберешься. Таким образом, мы все время подспудно говорим, что настоящая сила не в магических сверхспособностях, хотя мы можем поверить, что чудские жрецы могли и ветер сжимать в кулаке, и рыбой плыть под водой. Сила в выборе и поступках и этого, мне кажется, не хватает современному ослабленному человеку.

Кадр из сериала «Территория»
PREMIER

Кадр из сериала «Территория»

— Вы упомянули страх смерти и испытания. В разных культурах существуют загробный мир и переходный мир. Это происходит по-разному: где-то это обряд инициации, где-то путь испытаний. Какой путь во втором сезоне проходят герои «Территории»? Что для них самое важно? Кем они должны стать?

Т. Ш.: Героям необходимо понять себя, понять свои сильные и слабые качества, если простым языком. Особенно главному герою, которого играет Глеб Калюжный. Ему важно понять наконец, что он не городской мальчик, а принадлежит к чудскому народу и является их потомком. В целом про существование «междумирия» можно найти во многих легендах — это понятно зрителю. При этом нам удалось сохранить именно особенности пермяцкой мифологии «междумирия». Но одновременно углубляясь в пермяцкую культуру, мы сохраняем достаточно низкий порог вхождения для понимания истории.

— По сравнению с первым сезоном во втором еще больше мифологии...

И. Н.: В обыденном мире есть особые места — «локусы сбора потусторонних сил» по-научному, и особые, пограничные люди, которые с легкостью могут устанавливать связь между миром живых и миром потусторонним — помощники наших героев. Все это и спровоцировало на то, чтобы появились новые мистические персонажи. Например, во втором сезоне фигурирует «подменный». У коми-пермяков существует поверье, что маленького ребенка могут подменить злые силы. Это может произойти в бане, если ребенка оставили без присмотра, или он может потеряться в лесу. Через какое-то время ребенка находят. И вот он тот, да не тот. Во-первых, его находят в странном виде, в каких-то ошметках, листве. Во-вторых, он себя странно ведет: плохо говорит, много ест, лакает воду из лужи, капризничает. И тогда возникает вопрос, их ли это ребенок или это подменыш? Настоящий же ребенок остается служить лешему, водяному или другим созданиям.

Кадр из сериала «Территория»
PREMIER

Кадр из сериала «Территория»

Еще значительную роль в новом сезоне играет «ходящий покойник». Это муж, по которому тоскует жена и не может его отпустить. Мужа играет Алексей Серебряков, а жену Ирина Ермолова. Также у нас есть суседко — домовой, хранитель дома. В нашем случае он живет в пустом заброшенном доме и охраняет клад. Еще есть баняись. Это дух бани — очень важной постройки для коми. Одно из обличий баняись — это женщина с непомерно большой грудью, которая прельщает своих и злобно относится к чужакам. Когда я была на съемках, эту женщину вызвался играть мужчина довольно крупных форм. И для меня оставалась интрига, попробуют ли его на эту роль, или это все-таки будет женщина. И еще у нас там много колдунов и все они разные.

— Еще знахарь есть…

И. Н.: Да, Шура, которую играет Клавдия Коршунова—знахарка. Скорее добрая колдунья, очень сильная. И чем дальше, тем больше видно, насколько она сильна. Еще есть серый колдун Пермяк — он не добрый и не злой. А есть шаман. Собственно, шаманов, как отдельного вида, у коми-пермяков нет. Они есть у коми-зырян — родственного народа. У нас же медвежьим шаманом называется самый сильный колдун. Еще есть молодой колдун Вася, мой любимый, надо сказать, персонаж. Вася — это колдун в вариации «прохиндей».

— Посоветуйте тем, кто после просмотра сериала увлекся культурой коми-пермяков, как с ней лучше познакомиться?

И. Н.: После первого курса филфака я ездила со студентами в деревню. У нас была фольклорная экспедиция, и мы ходили к бабушкам, которые с удовольствием нас принимали, поили овсяной бражкой и под это дело рассказывали про свою жизнь. Это наилучший способ погружения. Можно съездить в Кудымкар, с икотками пообщаться — тем, кто не верит, что существуют икотки. Чем севернее, тем сильнее сохранились эти традиции.

Кадр из сериала «Территория»
PREMIER

Кадр из сериала «Территория»

Но если нет возможности поехать, то есть достаточно обширные библиотеки, где можно найти много книг. Есть исследователи, которые мне помогали во время написания сценария. Хорошую опору дала Татьяна Голева, особенно ее работа «Мифологические персонажи в системе мировоззрения коми-пермяков». Есть сильный исследователь Павел Лимеров, он автор более 200 научных работ, в частности монографии «Мифология загробного мира». Он лучший специалист по мифологии коми-зырян. Светлана Чугаева с ее монографией «Погребальный обряд: человек и смерть». Если же хочется обширно ознакомиться с мифологическими традициями финно-угорских народов, а это еще и мордва, удмурты, венгры, марийцы, карелы, финны, то можно почитать книгу «Мифы финно-угров» Владимира Петрухина. Самый первый исследователь коми — Василий Налимов, у него можно вообще невероятные вещи почерпнуть, потому что он первопроходец.

— Как удалось коми-пермякам сохранить свою особую идентичность, тем более сейчас, в век глобализации и технологии?

Т. Ш.: Это очень хороший вопрос и он до сих пор для меня сложный. Ни в коем случае нельзя сказать, что там нецивилизованные люди. Многие, когда видят, что мы показываем, воспринимают так, будто бы там отставшие от прогресса люди. Но там есть все: интернет, сетевые магазины, технологии, а главное — образованные, культурные люди. Да, у них есть своя культура, достаточно закрытая даже. Если спросишь, тогда расскажут, покажут. Они берегут свою культуру, что при царе, что при Советском союзе, что сегодня, там относительно внутреннего восприятия своей культуры ничего не меняется. Но лучше один раз съездить и понять все самому.

Кадр из сериала «Территория»
PREMIER

Кадр из сериала «Территория»

И. Н.: Коми — это малый народ: и коми-пермяки, и коми-зыряне. Они больше держатся за свои традиции, и они по-хорошему консервативны. Помимо этого, ключ лежит в их мировоззрении, которое заключается в ориентации на диалог с умершими. Для коми предки как бы всегда рядом. Надо их помнить, чтить, надо у них учиться, и они будут давать ответ, защищать. То есть, чтобы в самом широком смысле не пропасть, надо делать как предки. И как следствие перенимать древние традиции. Неслучайно главный праздник у коми-пермяков Семик. Считается, что в Семик души предков спускаются на землю, чтобы порадоваться со своими потомками. За неделю до Семика люди готовятся, ловят рыбу, затем стряпают пироги, пекут оладьи и шаньги. Когда наступает сам Семик, люди идут на кладбище, читают молитву, едят сами и угощают предков их любимыми при жизни блюдами. И это только часть обряда.

— В будущем есть планы участвовать в похожих проектах, связанных с культурой народов России? Может, уже есть идеи для реализации?

Т.Ш.: Про конкретику пока говорить рано, но желание однозначно есть. В начале работы над «Территорией» я иронично относился ко многим вещам: какие-то волшебники, колдуны, магия… Я считаю себя достаточно рациональным и прагматичным человеком, но это очень интересно и поглощает тебя. Это настолько глубокая культура, а главное она наша российская.

Кадр из сериала «Территория»
PREMIER

Кадр из сериала «Территория»

И. Н.: Конечно, хотелось бы. У меня уже есть этот опыт, он ценный. Мой первый сценарий был для Мосфильма, я писала про Кавказ. Россия — огромная страна, в ней много разных народов. Только в одном Дагестане 120 языков. Когда ты погружаешься в культуру народа, даже если, как в случае с Кавказом, он не так близок мне, как те же коми-пермяки, ты непременно находишь что-то свое. И культурно обогащаешься.

Поделиться
Материалы к статье
Авторы
Теги