Часы Raketa. Где выпускают, сколько стоят и при чем здесь Петр I

. Репортаж с легендарной фабрики в Петергофе
Обновлено 22 сентября 2022, 08:03
raketa.com
raketa.com

Трудно найти в России предприятие, которое практически беспрерывно проработало хотя бы 100 лет. Виной тому революция, войны и другие события нашей бурной истории, крушившие традиции, связи, преемственность. Но все же есть в нашей стране производство, которое связывает эпоху Петра I и новейшую историю России, время имперской роскоши и советской промышленности

Немного истории

В прошлом году «Императорская Петергофская фабрика» отметила свое 300-летие. Начиная с 1949 года здесь делают часы, а изначально первое промышленное предприятие России, основанное Петром I, служило гранильной фабрикой. Прообразом пильной мельницы на берегу Финского залива стала шлифовальная мельница, увиденная царем в Голландии. В трехэтажном каменном здании (сохранилось до сих пор, но не принадлежит заводу) занимались резкой и огранкой поделочных камней, шлифовкой мрамора и алебастра. Постепенно начали выполнять и художественные работы: изготавливали из камня вазы и табакерки, облицовывали цветными минералами камины и колонны, создавали искусные многоцветные мозаики на столешницах и другой мебели. Многие из этих работ сегодня можно увидеть в Эрмитаже, Исаакиевском соборе, дворцах Петергофа.

В советский период заказы стали попроще: в 1930-х Петергофская фабрика выполнила облицовку Мавзолея Ленина и изготовила рубиновые звезды для башен Кремля. Впрочем, и к часовому делу фабрика оказалась причастной: для советской часовой промышленности мастера гранили рубиновые камни. А вот собственно часы начали производить после войны — первой моделью возвращенного из эвакуации Петродворцового часового завода стала «Победа».

Вторым крупным запуском стала «Ракета» после полета Юрия Гагарина в 1961 году. В период расцвета на заводе работало до 7 тыс. человек. Как и любой советский часовой завод, Петродворцовый был производством полного цикла, не зависящим от поставщиков: здесь на станках вытачивали все детали механизма и корпуса, собирали готовые часы, проверяли и отлаживали ход.

К началу 2000-х все пришло в упадок — спрос на советские часы был на нуле, а вертикально интегрированный процесс оказался неэффективным. Некогда градообразующее предприятие оказалось на грани закрытия: помещения сдавались в аренду, в единственном сохранившемся цехе трудились около 40 мастеров-энтузиастов: кроме наручных часов, выпускали настольные с лапидарными вставками.

В таком состоянии в 2010 году Петродворцовый часовой завод обнаружил экспат с русскими корнями Дэвид Хендерсон-Стюарт (его генеалогия восходит к графам Паленам, один из которых совершил покушение на Павла I). Вместе со своим партнером Жаком фон Полье (тот ведет свой род от графов Шуваловых) он загорелся идеей возродить часовое предприятие.

«Я приехал в Россию в 1997 году как адвокат, но мне нравилась идея перезапустить какой-нибудь советский бренд, которых здесь было немало. О часовом бизнесе я не имел никакого представления, пока друзья не подали мне идею возродить часовое предприятие неподалеку от Петербурга. Производить механические часы — очень сложная, кропотливая, высокоточная работа, примерно как запустить ракету в космос. Пришлось разбираться, как работают все эти станки, как вообще устроены часы. Мы выкупили завод «Ракета» в Петергофе в 2010 году и получили в наследство профессиональных мастеров и отличную техническую базу. Сперва мы думали, что производить часы по старинке не годится — пытались внедрять дорогую технику с программным управлением, приглашали иностранных специалистов. Но потом отказались от всего этого и полностью сохранили советский технологический процесс. Только так, вручную можно создавать эмоциональный качественный продукт. Все акционеры — это круг моих друзей, родственников и знакомых, никаких крупных фондов или банков. Для меня это не бизнес, а больше разговор об истории, красоте, мастерстве. С «Ракетой» богатым я не стану никогда. Хотя бизнес развивается успешно. За 10-12 лет мы перезапустили бренд: раньше это были часы-сувениры за пару тысяч рублей, которые иностранцы покупали в лавках на Невском проспекте, а теперь мануфактурные изделия за 85-90 тыс. рублей. В Швейцарии вы не найдете часов с мануфактурным калибром за такие деньги. «Ракета» продается в 60 странах по всему миру, в том числе во Франции, Швейцарии, Катаре, Саудовской Аравии, Индии. Спрос очень высокий, наши производственные мощности пока с ним не справляются».

Дэвид Хендерсон-СтюартДэвид Хендерсон-СтюартУправляющий директор Петродворцового часового завода «Ракета»

Производство

Сегодня Петродворцовый часовой завод «Ракета» занимает трехэтажное кирпичное здание площадью 1500 кв. м — одно из многочисленных сооружений на огромной территории, которую некогда занимал завод.

В прошлом году в честь 300-летия компания выкупила его в собственность. Над входной дверью вывеска «Raketa Russian Manufactured» — как лозунг и руководство к действию. Часы «Ракета» носят клеймо «Сделано в России» — его, как правило, можно увидеть сквозь прозрачную заднюю крышку на роторе автоматического подзавода.

Здесь все как на классической часовой мануфактуре: есть цеха механической обработки деталей, промывки компонентов, сборки готовых часов, установки камней в платину калибра, инструментальный отдел. На производстве занято 100 человек. Станки-полуавтоматы — в общей сложности около 500 — стоят довольно плотно, и каждый настроен на свою функцию: штамповка платин и мостов, вырезание зубьев на колесах, пескоструйная обработка, нанесение декора «Онежские» или «Невские волны». За редким исключением все станки аналоговые, без электронной начинки — но именно это позволяет российской компании не зависеть от обновлений импортного компьютерного софта.

Собственная мануфактурная спираль баланса — еще одно технологическое ноу-хау, оно же огромное преимущество. Большинство часовых компаний предпочитают покупать эту важнейшую деталь часового механизма у сторонних поставщиков, например у швейцарской фирмы Nivarox. Но «Ракета» всегда производила волосковую пружину самостоятельно, используя сложный сплав никеля, хрома, титана, стали — так называемый элинвар. Чтобы обеспечить свои потребности, компании пришлось выкупить остатки этого специального сплава у бывших часовых заводов по всей стране — по оценкам специалистов, этих запасов хватит лет на 50.

На сегодняшний день мануфактура производит три собственных калибра, которыми обеспечивает весь модельный ряд. 2615 — классический трехстрелочник с автоматическим подзаводом, 2615R — автоматический трехстрелочник с обратным ходом стрелок, 2624 — автоматический калибр с 24-часовой индикацией времени.

Музей-бутик

На первом этаже с отдельным входом расположилось арт-пространство часового завода, спроектированное художником и архитектором Гарри Нуриевым. Его бюро Crosby Studios оформило музейное и торговое пространство в духе ретрофутуризма. Серия постеров на большой стене сразу погружает в контекст бренда: рядом с портретом основателя Петра I расположены полотна авангардистов, чертежи и схемы часовых калибров, фото космического запуска, узнаваемый красный ротор часов «Ракета» и последняя разработка завода — часы с ободком из цветного поделочного камня под логотипом «Императорская Петергофская фабрика».

Новый бренд — «ИПФ»

Премиальную линейку часов «ИПФ» запустили в 2021 году, приурочив к 300-летию гранильной фабрики, основанной Петром I. Название исторического предприятия теперь красуется на циферблате — прямо под императорской короной. Гравированный узор с коронами украшает и платину калибра 2615, изготовленного на мануфактуре. Но главное в этих часах — цветное корпусное кольцо из лазурита, яшмы, обсидиана и других поделочных минералов. Обычно это кольцо из латуни, служащее для фиксации калибра внутри корпуса, спрятано под циферблатом. Здесь же дизайнеры завода «Ракета» открыли его взору, превратив в дизайнерский штрих. Не просто яркий и узнаваемый, но отсылающий к истории гранильной императорской фабрики.

Часы «ИПФ» можно исполнить по индивидуальному заказу. Его можно разместить прямо на сайте, выбрав оттенок золота для 41-миллиметрового корпуса (белое или розовое), цвет циферблата и стрелок (черный или белый), оттенок ремешка и, конечно, природный камень для отделки. Предлагается 15 вариантов минералов, в том числе карнелиан, дьюмортерит, пейзажный агат, экзотические виды яшмы. Ротор автоподзавода украшен ручной гравировкой в виде двуглавого орла, декор можно дополнить инициалами заказчика. Известно, что часы «ИПФ» в черной гамме есть у президента России.

За сборку всех часов «ИПФ» отвечает один мастер – швейцарец Ксавье Жиродэ, многолетний сотрудник мануфактуры. На сборку одних часов у него в среднем уходит неделя, а за год таких часов выпускается немногим более 40. Неудивительно, что часы «ИПФ» распродаются мгновенно, хотя и стоят 1,5 млн руб.

В комплекте с часами можно приобрести и запонки с тем же камнем, что и ободок на часах, и из золота того же оттенка. В самых ближайших планах компании — женские часы «ИПФ» с бриллиантовой дорожкой по безелю, а в отдаленной перспективе намечаются новые циферблаты из фарфора в сотрудничестве с Императорским фарфоровым заводом и из эмали с гильоше по рецепту Фаберже.

Поделиться
Материалы к статье
Авторы
Теги