Хикикомори. Как живут те, кто предпочитает быть одиноким

. Психолог — о том, почему это расстройство и как с ним справиться
Обновлено 25 октября 2022, 16:20
Shutterstock
Shutterstock

«Он хикки — почти из дома не выходит», — наверняка вы слышали такое о своих знакомых или друзьях друзей. Встречали в интернете. «Хикикомори» (букв. «нахождение в уединении»), или «хикки», — понятие не новое. Так называют затворников, которые предпочли социуму компанию книг, сериалов и компьютерных игр. На карантине в 2020 году многие смогли ощутить себя хикикомори (жителям некоторых мегаполисов в Китае такая возможность открыта до сих пор), но немногим это понравилось. Хикки, напротив, чувствуют себя взаперти комфортно. Что толкает их отказываться от взаимодействия с миром за пределами квартиры (а иногда и комнаты) и с его обитателями?

Материал прокомментировала Евгения ЗелинскаяМатериал прокомментировала Евгения Зелинскаяпсихоаналитический психотерапевт, психолог сервиса «Ясно»

История одиночества

Впервые феномен появился в 1970-х годах в Японии. В Стране восходящего солнца требования к населению всегда были крайне высоки. Среднестатистическому японцу для принятия обществом и семьей необходимо быть отличником, поступить в престижный вуз, получить высокооплачиваемую работу и стать образцовым семьянином. При этом обязательно нужно быть сдержанным, показывать эмоции на людях считается неприличным, поэтому японцы, несмотря на огромное количество стрессов, держат свои переживания в себе.

Британский фотограф Эдриан Стори создал серию фотографий японцев, задремавших на улицах Токио после тяжелого дня. Люди в офисных костюмах на снимках уснули прямо посреди улицы, в метро, на лавочках и в других общественных местах просто потому, что из-за своего чрезмерного трудолюбия изнурили себя так, что сил добраться до дома у них уже не оставалось.

Сталкиваясь с реальностью пугающих правил, диктуемых беспощадным социумом, некоторые молодые японцы еще в школе осознают, что не могут и не хотят справляться с давлением общества. Так как Япония — это страна с высоким уровнем достатка у населения, юные нонконформисты нередко «садятся на шею» переживающим за них родителям, при этом относясь к ним негативно и потребительски.

Общение некоторых хикикомори с семьей ограничивается тем, что затворники забирают оставленный им под дверью поднос с едой, а некоторые — более замкнутые — юные японцы добывают себе пропитание, пробираясь ночью на кухню, пока их родные спят. Дети и подростки, не желающие становиться частью социума, выбирают жизнь в виртуальной реальности, где никто не будет диктовать им свои правила, в мире, где они наконец-то могут быть собой.

Евгения Зелинская:

«С точки зрения психологии и ментального здоровья хикикомори ближе всего, пожалуй, к такому типу тревожного расстройства, как социофобия. Хотя больше здесь речь идет не о страхе социального мира, а о его невыносимости. Но нередко у хикки можно встретить черты ОКР (обсессивно-компульсивное расстройство), депрессии, отклонения аутистического спектра. Некоторые хикки могут иметь расстройства шизоидного типа, как в фильме «Амели»: героиня стремилась к близости, но не могла ее допустить обычным способом и потому выстраивала вокруг себя баррикады из воображения. Что хикки и делают: их комната становится для них оградой, крепостью — они сами из нее редко выбираются, и другим в нее доступа нет.

Выбирая добровольное затворничество, хикки создают вокруг себя скорлупу, вакуум — это становится их безопасной средой. Там они защищены от травмирующей реальности. Некоторым хикки кажется, что не только их могут ранить другие люди, но и они тоже могут навредить другим, а потому лучше избегать любого социального взаимодействия.

Интернет для них — единственный безопасный способ связи, окно в мир, от которого они отгородились. В интернете все проще: менять маски, которые нелегко менять в физическом мире, создавать собственную идентичность. Как правило, у хикки есть трудности с самоопределением: «кто я», «какой я», «чего я хочу». Интернет, онлайн-игры, которыми хикки нередко заполняют все свое время, позволяют спрятаться от этих вопросов. Они дают спасительную иллюзию, что затворник не один, но в реальности делают одиночество более плотным и усугубляют проблему.

Хикки избегают контакта с внешним миром, поскольку им трудно переживать страхи и тревоги, свойственные в той или иной мере всем людям: страх быть отвергнутым, непринятым, осуждаемым, вообще страх контакта с человеком, который окажется другим, отличным от тебя. Это отсылает к мысли о нарциссических трудностях хикки: они остро боятся разочарования — других людей и своего собственного. Физический мир подразумевает постоянный контакт с другими людьми: чем этот контакт глубже, тем более ранящим будет разочарование. Избегание близости — распространенная проблема в нашем довольно нарциссичном обществе. Среди современной молодежи культивируется отказ от здоровой зависимости от других людей. Одиночество становится не только защитой от близости и свойственной ей уязвимости, но и трендом.

Неправильно считать, что нарциссичный человек обладает большим запасом нарциссизма, напротив — нарциссизма в нем недостаточно. Поэтому каждое разочарование при столкновении с травмирующей реальностью вызывает в нем утечку нарциссизма, самого важного жизненного топлива. Человек убеждается, что, чем терпеть разочарование, лучше и вовсе обходиться без других людей. А причина этого разочарования в недостаточном разделении себя и других.

Хикки живут в самоизоляции, чтобы не проделывать работу по разделению «я — такой, а он — другой, у меня такие желания, а у другого — другие», это трудная работа. Однако умение принимать разницу между собой и другим человеком — один из главных постулатов психической зрелости. Хикки не ставят себе эту задачу, и в этом как раз много нарциссизма и всемогущества, ведь когда человек абсолютно один, в своей фантазии, то он и есть весь мир. Таким образом разницу «я — другой» можно вообще отрицать: нет разницы — нет и разочарования. Нередко хикки воспевают свое одиночество, но и очень страдают от него, хотя и не признают этого. Признать страдание — это признать нужду в других людях, а дальше — признать необходимость разделять себя и другого.

Хикки — очень страдающие люди».

Shutterstock
Shutterstock

Биология одиночества

Долгое время считалось, что хикки изолируются из-за различных личных и социальных факторов, персональных драм и неудач, которые показали им, что лучшее, что они могут сделать для себя, — не совершать ошибку и не выходить из комнаты. Однако не так давно группа ученых во главе с Такахиро Като из Университета Кюсю выяснила, что «одиночество» у хикки может быть буквально в крови.

В эксперименте приняли участие 42 добровольца. Контрольную группу составили из социально адаптированных людей. Биохимический анализ крови испытуемых показал, что у мужчин-затворников уровень орнитина (р  < 0,01) повышен, а уровень аргинина (р < 0,0001) понижен. Орнитин отвечает за рост и анаболические процессы, аргинин же берет на себя синтез белков и протеина и обеспечивает выработку инсулина. А еще он необходим для выработки креатина, который напрямую влияет на работу головного мозга и отвечает за силу и выносливость.

Помимо этого, активность аргиназы в сыворотке крови у мужчин-хикикомори была значительно выше, чем у контрольной группы (p = 0,00279), а уровень билирубина — ниже (р < 0,01). Аргиназа — это фермент, который катализирует расщепление аргинина на орнитин и мочу, благодаря чему из организма выводится аммиак. Билирубин же — один из главных компонентов желчи в организме человека, его уровень говорит о нормальном функционировании печени. Также желчный пигмент обладает антиоксидантной способностью, то есть его снижение может быть связано с развитием патологий — это слабость в руках и ногах, неустойчивость при ходьбе, снижение тонуса мышц.

Shutterstock
Shutterstock

Кстати, недостаток билирубина может стать причиной сезонных аффективных расстройств, а также эмоциональных нарушений, характеризующихся продолжительными периодами сильной грусти или избыточного веселья, а то и комбинации этих двух состояний.

Итак, анализ крови позволил выделить хикикомори среди остальных участников эксперимента: в организме затворников действительно есть биомаркеры, которые отличают их от социально адаптированной части населения на химическом уровне.

Культура одиночества

Для того чтобы познакомиться с хикикомори поближе и понять, что происходит у них в голове, чего они хотят, чем живут и чего боятся, мы зашли на Reddit. В одной из тем затворники делятся важными для себя вещами с единомышленниками.

Вот несколько примеров того, о чем говорят на Reddit люди, называющие себя хикикомори.

  • «Впервые за три года я запланировала себе стрижку. Это будет через несколько часов... и сказать, что я в ужасе, было бы преуменьшением. Я репетировала грядущий разговор с парикмахером в душе. Надеюсь, не слишком опозорюсь. Может, кому-то другому это будет близко» [1].
  • «Слишком ленив, чтобы умереть. Каждый день я говорил: «Ух, я бы хотел умереть». А затем продолжал жить» [2].
  • «Можно ли считать меня хикикомори? Не выхожу из дома месяцами, в 99% случаев выхожу только по медицинским показаниям, 1% времени гуляю с друзьями — может, один-два раза в год; в таком состоянии уже два года» [3].
  • «Хобби/интересы/страсть. Я чувствую, что все, что я когда-либо делал, было просто для отвлечения внимания и никогда не приносило удовлетворения. Будь то упражнения, игры, чтение, просмотр чего-либо, попытки научиться чему-то новому, достижение целей и т.д. Я не получал от этого кайфа, я просто в итоге стал больше работать, чтобы чувствовать себя так, как обычно. Есть ли у кого-нибудь здесь занятия, от которых они получают удовольствие?» [4].
  • «Я больше не могу выносить общество других людей. Я хочу жить в лесу» [5].

О подростках-хикки

Евгения Зелинская:

«Нельзя уходить от контакта с ребенком, который ведет себя подозрительно похоже на хикки. Конечно, есть кризис роста, в период которого ребенку необходимо отчуждаться от родителей, чтобы стать ближе к сверстникам. Но если он уходит и от общения со сверстниками, это «звоночек».

Специалисты советуют быть внимательнее и бережнее, разговаривать с подростком, быть с ним не функционально, а эмоционально. Как правило, триггером к затворничеству становятся трудности в школе, с учителями или сверстниками, буллинг. Важно исключить внешние проблемы. Усугубить ситуацию могут и актуальные в подростковый период внутренние конфликты: трудности с самоидентификацией, гендерные вопросы, пробуждающаяся сексуальность. Важно исследовать причину. Не предлагать арсенал активностей и тем более не осуждать желание спрятаться, а стараться понять, что к нему привело, почему сейчас подростку важно быть одному.

Заметив у подростка признаки отчуждения, важно:

  • не отказываться от общения, но и не быть навязчивыми;
  • не низводить все к подростковым проблемам, потому что трудности могут быть глубже и шире;
  • если период затворничества затянулся — обратиться к детскому психологу.

В противном случае можно пропустить момент, когда подросток окончательно закроется, и тогда ему будет сложнее выбраться из своей раковины. Ведь чем больше сидишь дома, тем труднее из него выйти.

Разумеется, периоды, когда хочется побыть одному, бывают у всех людей. Вопрос в том, как долго они длятся, каково эмоциональное состояние человека в это время, как устроен его быт. В случае с подростком можно обратить внимание, в каком состоянии находится его комната, поменялось ли что-то в плане атмосферы, порядка в ней. Для подростка его комната — модель его внутреннего дома. Она может о многом рассказать».

Shutterstock
Shutterstock

Раз современным хикикомори доступны такие широкие возможности для изоляции и общения в интернете, не могут ли сетевые отшельники быть приметой нашего времени?

Сейчас проводить время наедине с собой стало проще из-за огромного количества развлечений и ресурсов, предоставляемых Всемирной паутиной. В те же 1970-е у желающих изолироваться от общества было куда меньше развлечений, чем в наше время, однако книги, мечты, творчество и самоанализ, разумеется, были доступны и тогда. Но если отойти от самого термина «хикикомори», нетрудно понять, что затворники существовали всегда — как в реальном мире, так и на страницах литературных произведений. Того же Обломова можно отнести к хикикомори. «Все это мертвецы, спящие люди, хуже меня, эти члены света и общества! Разве это не мертвецы? Разве не спят они всю жизнь сидя? Чем я виноватее их, лежа у себя дома?» — с этим утверждением героя романа Гончарова согласился бы любой из современных затворников.

Среди реальных известных личностей под данное определение подходит писатель Джером Сэлинджер. После успеха «Над пропастью во ржи» автор стал все сильнее отдаляться от мира, пока не закрылся в своем особняке в городке Корниш, штат Нью-Гэмпшир. Там он начал писать исключительно для себя, занимаясь духовными практиками и нетрадиционной медициной. В 1980 году Сэлинджер перестал давать интервью и связывался с обществом только тогда, когда кто-то пытался написать о нем книгу, — с целью осадить заинтересованного в его биографии автора.

Хикикомори становятся не только молодые, ищущие себя люди, но и взрослые, осознавшие в какой-то момент, что не хотят продолжать взаимодействие с окружающим миром.

Исследование кабинета министров Японии показало, что среди населения в возрасте 40–64 лет насчитывается около 613 тыс. социально замкнутых людей, не работающих и почти не покидающих дом. Получается, что хикикомори можно стать в любом возрасте, если ты перестаешь понимать, как продолжать быть одним из винтиков в механизме социума, который не щадит ни одной своей детали и всегда находит замену «поломанным» составляющим.

О взрослых-хикки

Евгения Зелинская:

«Если давать какой-то общий срез, в отчуждении у взрослых людей, на мой взгляд, считываются идеи об избегании социальных обязательств, инфантилизм — и здесь неправильно думать, что это их сознательный выбор. Взрослые-хикки могут хотеть, но просто не мочь жить в социуме. Играет роль и экономический фактор. Если взрослые становятся хикки, то, скорее всего, они могут себе это позволить: значит, они так или иначе обеспечены пассивным финансовым доходом — от родителей или из других источников. Иногда родители продолжают обеспечивать своих взрослых детей, что лишает последних мотивации выходить во «взрослый мир», выстраивать с ним отношения, справляться с трудностями.

И снова важно помнить о ментальных отклонениях, которые нередко вынуждают людей к социальному одиночеству: та же социофобия, аутистические расстройства либо депрессия — при ней человек точно так же избегает контактов, часто ему физически трудно двигаться, проявлять активность. В случае депрессии человек не просто закрывается от физического мира — он перестает видеть смысл в нем, и это опасно. Конечно, при ментальных расстройствах показана медикаментозная поддержка и психотерапия. Однако в любом случае социальное одиночество усугубляет проблему.

Человеку нужен человек, и психика может развиваться только в присутствии другой психики».

Поделиться
Материалы к статье
Авторы
Теги