Лента новостей
Два человека выпрыгнули из окна при пожаре в многоэтажке в Томске 06:38, Общество Генсек ООН призвал к немедленному прекращению наступления в Сирии 06:34, Политика Как бизнесу сократить транспортные расходы на 25% 06:33, РБК и «Шелл» Власти Боливии в 2018 году изъяли более 173 т наркотиков 06:16, Общество CNN узнал о попытках китайских военных ослепить лазерами летчиков США 06:03, Политика Спецборт МЧС доставил в Казань двух пострадавших при взрыве газа 05:41, Общество Главу коммуникаций Netflix уволили за расистские слова о чернокожих 05:36, Общество В США бывшего мафиози признали виновным в убийстве 25-летней давности 05:27, Общество Эрдоган рассказал о своем сходстве с Путиным 04:36, Политика Додон предрек ухудшение отношений Москвы и Кишинева из-за резолюции ООН 04:30, Политика Почти половина жителей Германии поддержала отставку Меркель 04:20, Политика Глава немецкого минфина назвал будущее евро «неотвратимым» 03:56, Экономика Командующий Нацгвардии Украины обсудил с Волкером ситуацию в Донбассе 03:53, Политика Bloomberg удалило карту с изображением Украины без Крыма 03:38, Политика США приостановили учения с Южной Кореей ради договоренностей с КНДР 03:30, Политика Вице-президент США обсудил борьбу с наркотиками с президентом Колумбии 03:12, Политика Российские дипломаты посетили летчика Ярошенко в тюрьме в США 02:51, Политика Аргентина попросила Россию депортировать уличенных в драке болельщиков 02:34, Общество В Сербии пообещали опротестовать судейство в матче ЧМ со Швейцарией 02:23, Общество Туроператор «Матрешка-Тур» объявил о вынужденном прекращении деятельности 02:05, Бизнес Постпред США не исключила ответственности России за эскалацию в Сирии 02:02, Политика Суд оставил Савченко под арестом 01:49, Политика Сталь, бетон и искусственный интеллект: «умные» здания через 10 лет 01:32, РБК и Schneider Electric Власти Москвы рекомендовали воздержаться от посещения фан-зоны у МГУ 01:25, Общество Глава МИД Молдавии попросил «не реагировать нервно» на резолюцию ООН 01:24, Политика СМИ узнали о госпитализации отца Майкла Джексона 01:07, Общество Президент Южной Кореи пригласил Путина посетить страну 00:41, Политика Кадыров присвоил нападающему сборной Египта почетное гражданство Чечни 00:26, Общество
Глава СП «Яндекса» и Uber – РБК: «Ценовые войны не закончатся»
Технологии и медиа, 22 мая, 08:03
0
Глава СП «Яндекса» и Uber – РБК: «Ценовые войны не закончатся»
О мечтах пассажиров и водителей, доставке еды и конкуренции с общественным транспортом — в интервью РБК, первом после объединения бизнеса «Яндекс.Такси» с Uber, рассказал глава созданной компании Тигран Худавердян
Тигран Худавердян (Фото: Олег Яковлев / РБК)

«Машина приехала не за три минуты, а оказалась рядом мгновенно»

— В феврале была закрыта сделка по объединению бизнеса «Яндекс.Такси» и Uber в России, ​​нескольких странах СНГ и Балтии. Видите ли уже какие-то эффекты от объединения? Например, анонсировалось, что компании перейдут на единую технологическую платформу.

— Мы находимся на завершающей стадии объединения технологических платформ «Яндекс.Такси» и Uber. Сейчас проходят эксперименты — первым городом, в котором 100% поездок осуществляется​ через новую единую платформу, стал Воронеж, вторым — Уфа. Мы видим, что после объединения увеличилось совокупное количество водителей на линии за счет того, что водители, которые ранее пользовались приложением Uber Driver, теперь принимают заказы через «Яндекс.Таксометр» (приложения для таксистов. — РБК). В Воронеже и Уфе это снизило среднее время подачи автомобиля, потому что теперь у водителей куда больше шансов получить заказ рядом с тем местом, где они находятся. Это, в свою очередь, позитивно повлияло на заработок водителей, потому что теперь они максимально эффективно работают: большую часть времени за смену они ездят с пассажирами, а не тратят на дорогу к клиентам или в ожидании заказов.

— Каким стало среднее время подачи машины после объединения платформ?

— В тех городах, где платформы объединяются, оно составляет сейчас 3–3,5 минуты. Там, где объединение еще не состоялось, среднее время зависит от дня недели, времени суток, площади и дорожного устройства города, но оно более-менее одинаковое везде, где сервис достаточно развит, и составляет 4–5 минут. Самая важная задача, которая решается объединением, — избежать длинных подач, когда вы на окраине города вызываете машину и ждете ее 10–15 минут. Одна такая поездка может значительно повлиять на восприятие сервиса конкретным пользователем.

Чем занимается «Яндекс.Такси»

«Яндекс.Такси» — онлайн-сервис для вызова такси. Существует в виде мобильных приложений для iOS, Android, а также сайта, через который можно заказать машину. Запущен в октябре 2011 года. В 2015 году выделен в отдельную компанию «ООО «Яндекс.Такси», ее гендиректором стал Тигран Худавердян. Владеет сервисом доставки еды из ресторанов FoodFox, купленным в декабре 2017 года. В январе 2018-го на его базе была создана компания «Яндекс.Еда».

Сделка по объединению «Яндекс.Такси» и Uber в нескольких странах бывшего СССР ​была закрыта в феврале 2018 года. Новая компания получила название MLU и зарегистрирована в Нидерландах. «Яндекс» получил 59,3% акций новой компании, Uber — 36,9%, сотрудники новой структуры — 3,8%. Uber инвестировал в MLU $225 млн, «Яндекс» — $100 млн. Объединенная компания будет работать более чем в 450 городах в России, Белоруссии, Армении, Грузии, Молдавии, Киргизии, Казахстане, Узбекистане, Латвии, Эстонии, Азербайджане (данные на конец апреля 2018 года). Оба бренда, «Яндекс.Такси» и Uber, продолжат существовать. По итогам первого квартала 2018 года выручка направления «такси» «Яндекса» увеличилась на 301% по сравнению с тем же периодом 2017 года, до 3,116 млрд руб. Показатель включает в себя бизнес Uber в странах бывшего СССР с 7 февраля, когда была закрыта сделка.

— Не возникает ли у пассажиров путаницы, что из приложения «Яндекса» приедет машина с логотипом Uber?

— Мы пока этого не знаем, потому что тестируем такую схему на маленьком количестве поездок. Но надеемся, что проблемы не будет. Самое важное, что нужно людям в такси, — чтобы поездка была недорогой и машина приехала быстро. Нет предела совершенству ни в скорости подачи, ни в стоимости. Это две вещи, которые больше всего волнуют людей. Чтобы машина приехала не за 3 минуты, а оказалась рядом мгновенно, через 10 секунд, — об этом человек мечтает.

Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости

— У Uber есть свои алгоритмы, которые используются для распределения машин и поиска попутчиков, как, например, в сервисе совместных поездок UberPOOL, благодаря чему машина меньше простаивает, а поездки становятся дешевле. При объединении вы учитывали их технологии или использовали свои?

— У «Яндекса» и Uber очень много похожих технологических решений. Но платформа объединилась именно вокруг технологий «Яндекс.Такси». Технологическая часть Uber остается только в клиентском приложении, оно продолжит поддерживаться командой Uber. Все, что связано с распределением заказов, оптимизацией маршрутов для движения водителей, использованием алгоритмов динамического ценообразования, которые определяют стоимость поездки в моменты пикового спроса, все политики по скидкам, которые мотивируют людей больше пользоваться сервисом, — это все будет работать на технологической платформе и алгоритмах «Яндекс.Такси».

Такое объединение — очень сложный технологический проект. Нужно соединить две линейки технологий, которые были созданы в разных частях света. Переход на новую платформу ведется двумя командами: в Москве и Сан-Франциско, между которыми 10-часовая разница во времени. Это дополнительно усложняет коммуникации. По плану надеемся, что в первой декаде июня практически во всех городах и странах, где присутствуют сервисы, они будут переведены на новую платформу.

— Согласно условиям сделки между Uber и «Яндекс», российская компания может обменять свои 2% в объединенной компании на акции глобальной Uber. Зачем «Яндексу» эти акции?

— Поскольку эта часть сделки была между головным «Яндексом» и Uber, вопрос правильно задавать им. Но в корпоративном мире принято обмениваться акциями — это создает кросс-интерес. Если компании не просто имеют финансовые взаимоотношения, но и потенциально могут развить стратегическое партнерство, то такой способ обмена акциями их сильнее сближает. У «Яндекса» много технологий, интересных Uber, — картография, ​​​маршрутизация, машинное обучение, беспилотники. Обмен акциями — это предпосылка для такого партнерства.

— Операционный и финансовый директор «Яндекса» Грег Абовский говорил, что объединенная компания «Яндекс.Такси» и Uber может провести IPO. Насколько вероятно размещение акций? Сколько денег планируете привлечь?

— Для реализации наших краткосрочных планов у нас достаточно денег, мы хорошо капитализированы. Есть разные способы привлечения средств. Во-первых, начать их зарабатывать. Второй способ — IPO. Третий — привлечь новых частных инвесторов.

Сколько денег понадобится, сейчас сказать не могу. Но текущего капитала точно достаточно для того, чтобы провести первые масштабные экспансии на крупные международные рынки. Мы сначала тестируем наши бизнес-модели, продукты, потом уже будем замахиваться на что-то большее.

Фото: Олег Яковлев / РБК

— Какова доля объединенной компании на рынке агрегаторов такси в России, если считать по числу поездок, например, за день?

— Мы не раскрываем свои оценки, как и количество поездок. Могу сказать, что в январе 2018 года, не в самый сезон, их было больше 62 млн — это за месяц. Компания сейчас быстро растет, это касается и заказанных через сервисы поездок, и их совокупной стоимости. Результаты, которые мы показываем в этом году, лучше, чем мы ожидали. Вообще, объединение с Uber вывело компанию на новый уровень, существенно повысив наши амбиции как бизнеса. Проекты такого масштаба в России происходят достаточно редко. И это очень вдохновило команду. Нам сейчас намного проще разговаривать о новых масштабных проектах, о международной экспансии — просто потому, что компания больше в себя поверила. И мы в действительности смогли доказать свою состоятельность: мы создаем технологии мирового уровня, и компания с другого конца Земли заметила нас, села за стол переговоров и приняла решение объединиться. Это очень важное событие, и я даже не знаю, какие еще подобные примеры были за много лет на российском рынке, не связанные со сферами, подконтрольными государству.

«Яндекс.Еда» — это сейчас такой же эксперимент, каким было в свое время «Такси»

— Не так давно «Яндекс» вышел в новый для себя сегмент — доставки еды. Почему сервис «Яндекс.Еда» вошел именно в объединенную компанию?

— Просто так получилось. Когда мы обсуждали с Uber процесс объединения, то у них был бизнес UberEATS, который тогда только запускался в России и был небольшим. Конечно, мы могли закрыть этот проект, но нам стало интересно. В частности, потому, что управляющий директор «Яндекс.Такси» Даниил Шулейко в свое время был сооснователем компании Delivery Club (сервис доставки еды; сейчас принадлежит Mail.Ru Group. — РБК). Поэтому здесь была эмоциональная привязанность к индустрии. Вообще еда — это хорошо. Я человек с юга, на юге любят вкусно есть, поэтому как-то все совпало.

— Uber планировал, что UberEATS будет тесно интегрирован с приложением такси: пока пользователь едет в машине, он может заказать еду домой, и пока он доедет, придет и заказ. Как будет реализована интеграция «Яндекс.Еда» и «Яндекс.Такси»?

— То, о чем вы говорите, называется экосистемой: когда уже есть критически важные компоненты, технологии, сервис, они друг друга взаимодополняют и улучшают. В случае UberEATS была успешная попытка создать такую экосистему, тогда как у «Яндекса» она уже существует последние 15 лет: от единого аккаунта пользователя, когда он, зарегистрировавшись в одном сервисе, использует эту же учетную запись в другом, до использования единой линейки технологий. Все это вместе является фундаментом для «Яндекс.Еда», ведь сервис так же, как «Яндекс.Такси» и как все остальные, использует общую платформу «Яндекса». Это огромный актив, который есть у «Яндекса», — сама экосистема и умение ее использовать.

— Конкретные сценарии, когда работала подобная экосистема, можете назвать?

— Например, перед запуском «Яндекс.Драйв» (сервис каршеринга. — РБК) в 2017 году нужно было одновременно разместить много машин в городе и мгновенно привести к ним очень большую аудиторию. В каршеринге ты не можешь начать с одной машины и одного пользователя, а потом плавно увеличивать эти показатели. Нужно все и сразу. Чтобы набрать пользовательскую базу до запуска, мы придумали такую акцию: 20% от стоимости поездок, которые пользователь совершал через «Яндекс.Такси», приходило на его счет в «Яндекс.Драйв», чтобы потом он мог тратить их на аренду машины. Вот пример работы экосистемы. Ведь те, кто пользуется такси и каршерингом, — это практически одни и те же люди: либо у них нет собственного автомобиля, либо они пользуются им редко. Кроме того, у нас сквозная система авторизации, общий бренд и тому подобное, поэтому такая точечная программа лояльности между «Яндекс.Такси» и «Яндекс.Драйв» наиболее выгодна.

— Foodfox, сервис доставки еды, который вы купили, стал «Яндекс.Еда», а что будет с брендом UberEATS?

— Пока сервис продолжает работать.

Фото: Дмитрий Духанин / «Коммерсантъ»

— «Яндекс.Еда» объявила, что запустится в регионах. Хотя ваш конкурент Delivery Club решил, наоборот, сосредоточиться на Москве…

— Мы считаем, что людям в регионах, так же как в Москве, нужны сервисы доставки еды. У Delivery Club, возможно, есть какие-то свои бизнес-соображения на этот счет. Действительно, между Москвой и любым другим городом есть разница в экономическом состоянии, платежеспособности населения, но при этом там люди тоже ходят в рестораны, спрос на эту услугу есть. И он не меньше, чем в Москве. Мы считаем, что российский рынок очень привлекательный в этом отношении, не только в столице, но во всех крупных городах России. Поэтому будем пробовать. Может быть, мы узнаем что-то, чего сейчас не знаем, тогда тоже примем решение сосредоточиться на Москве, но пока настроены на экспансию оптимистично.

«Яндекс.Еда» — это сейчас такой же эксперимент, каким в свое время было «Такси». Это очевидная бизнес-возможность, потенциально большая, которую мы сейчас проверяем. Надо понимать, что команда сервиса пока не очень велика и запуск одновременно в 20–30 городах приведет, например, к снижению качества услуги. Поэтому будем двигаться постепенно, и, конечно, на всех рынках, на которых работает «Яндекс.Такси», потенциально может быть запущен сервис доставки еды.

— Рассматриваете ли вы возможность сделок M&A на этом рынке?

— Если будет какая-нибудь компания и команда в России или в какой-нибудь стране, которые покажутся нам привлекательными, обязательно рассмотрим. Сейчас у нас нет переговоров ни с кем, мы сосредоточены на том, чтобы сделать текущие продукты лучше.

«Самая большая конкуренция — с личным автомобилем»

— Ваш давний конкурент Mail.Ru Group в апреле объявил об инвестициях в такси-сервис «Ситимобил». Видите ли угрозу в их выходе на этот рынок? Кого считаете своими конкурентами?

— Мой личный подход — никогда нельзя недооценивать ситуацию. По умолчанию мы видим угрозу отовсюду: начиная с «Ситимобила», «Максим», «Везет», InDriver, заканчивая некоторыми таксопарками и диспетчерскими службами. Могу привести одну аллегорию. Как-то читал статью про рыбу, название которой не могу вспомнить. Ее долго не могли транспортировать в живом виде, потому что в обездвиженном состоянии она погибала. Нашли способ: на сотню таких рыбешек в емкость для транспортировки стали пускать одну зубатку. Она постоянно покусывает соседей, и те вынуждены двигаться и не погибают — так научились транспортировать эту рыбу на дальние расстояния живой. Наша команда очень сильно приуныла бы, если бы не было всего этого биологического разнообразия, не с кем было бы бороться. У каждого из наших конкурентов, о которых мы говорим, есть какие-то качества, которым мы учимся. Мы знаем, что есть аудитория, которая пользуется этими сервисами, потому что у них есть что-то, чего у нас нет. Конечно, с точки зрения бизнеса мы всегда начеку. И свое лидерство никому не отдадим.

— Помимо объединения «Яндекс.Такси» и Uber на российском рынке также была сделка между компаниями «Сатурн», «Везет» и Fasten, о которой стало известно в мае 2017 года. Видите ли позитивные последствия от консолидации рынка?

— Преимущество всех сервисов типа Uber, Didi, «Яндекс.Такси» заключается в том, что у них есть сетевой эффект. Почему люди пользуются социальными сетями? Потому что в них есть друзья. Пока там никого нет, они неинтересны. Как только там регистрируется еще один ваш друг, эта социальная сеть для вас становится еще лучше. Это такой механизм: улучшение в одном фрагменте делает всю экосистему лучше. В такси то же самое. Чем больше машин, тем больше пользователей, значит, лучше всем. К пассажирам быстрее приезжает машина, водители больше зарабатывают за счет большого потока и высокой плотности заказов. Когда система работает на максимальной эффективности, стоимость поездки становится низкой. Когда стоимость поездки становится низкой, приходит больше людей. Это снежный ком, который с каждым разом увеличивается. И с этой точки зрения, консолидация абсолютно позитивно влияет на обе стороны — водителей и пользователей. При этом монополизации рынка не происходит, консолидация дает только положительный эффект.

— Есть мнение, что консолидация приведет к тому, что закончатся «ценовые войны» и в конце концов цены либо стабилизируются, либо начнут расти, что не очень хорошо для пассажиров.

— «Ценовые войны» не закончатся. Самая большая конкуренция у нас все же не друг с другом, а с личным автомобилем. Плюс есть общественный транспорт — в Москве есть метрополитен и автобусы, проехаться там стоит 55 руб. Такая цена для нас экономически недостижима, общественный транспорт невозможно побороть стоимостью, он всегда будет дешевле, популярнее и доступнее. Этот рынок — я сейчас про весь транспорт — очень эластичный. Если мы бы попробовали ради эксперимента увеличить стоимость поездки на 10%, тут же на 10% упало бы их количество. Люди открывают приложение, видят цену и решают, что лучше ехать на метро.

Тигран Худавердян (Фото: Олег Яковлев / РБК)

«Беспилотники — это вопрос двух-трех лет»

— В какие страны планируете выйти в ближайшее время?

— Пока не можем назвать. Точно могу сказать, что не собираемся выходить в Австралию и Северную Америку.

— Какие критерии вы учитываете при выборе новых рынков?

— Самый важный — приходится учитывать активность мировых конкурентов, потому что они имеют очень большое финансовое плечо и сильный продукт. Дальше есть очень много факторов — размер рынка, модель потребления в стране, как люди пользуются такси, как устроены общественный транспорт, регулирование, налогообложение, насколько велико проникновение смартфонов и мобильного интернета. Точной формулы нет. Это всегда сложное многофакторное решение.

— Когда, по вашему мнению, беспилотные технологии будут использоваться в сервисах такси?

— Если говорить про мир, Америку, массовое использование, тысячи машин — это вопрос двух-трех лет. У меня нет понимания, когда регулирование разрешит полностью беспилотные аппараты, чтобы вообще водителя не было за рулем. Но беспилотный автомобиль с водителем для подстраховки — это вопрос двух лет максимум. Это что-то, что уже есть сегодня, но требуется время, чтобы доказать, что беспилотные технологии лучше, чем человек. Когда будет доказано, что человек совершает ДТП на каждый 1 млн км, а беспилотный автомобиль — на 1 млн и 1 км, ​все, в этот момент беспилотник станет лучшим. В России, думаю, это займет немного больше времени по большому количеству причин, но это вопрос не 10–20 лет, а что-то, что, надеюсь, увидим мы и наши родители.

Шесть фактов о Тигране Худавердяне

Родился 28 декабря 1981 года в Ереване.

В 2004 году окончил физический факультет МГУ им. Ломоносова.

В 2006 году пришел работать в «Яндекс» на должность менеджера сервиса «Яндекс.Паспорт».

В 2008 году возглавил направление мобильных и программных продуктов «Яндекса», отвечал за запуск приложения «Яндекс.Навигатор» и «Яндекс.Браузер».

В 2014 году стал руководителем «Яндекс.Такси».

В 2015 году после выделения сервиса в отдельную компанию стал ее гендиректором, после сделки с Uber возглавил объединенную компанию.