Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Сочи затопило после ливня. Видео Общество, 10:26 Прокуратура назвала возможную причину взрыва газа в доме на Урале Общество, 10:18 Выше в ниши: куда идет современный финтех РБК и QIWI, 10:16 Российский сухогруз столкнулся с турецким судном в Босфоре Общество, 10:12 Минус 99,9% за 2 секунды: история самого провального IPO Инвестиции, 10:00 Как арест финдиректора НОВАТЭКа в США повлияет на компанию Pro, 10:00 Лидеры стран QUAD договорились сообща бороться с киберугрозами Политика, 09:53 СК сообщил о задержании двух членов банды Басаева Политика, 09:39 Хайп на $15 млрд: чего ждать от IPO Reddit Pro, 09:38 «Октябрьское проклятье» финансовых рынков: страшилка или сигнал к бегству Инвестиции, 09:30 Открыли в кризис: как диджитализация помогает радио и наружке Партнерский материал, 09:23 Как вызывать такси без смартфона РБК и Tele2, 09:10 Депутат Рады заявила о риске Украины «не дожить» до зимы Политика, 08:36 TMZ узнал, что актер из «Стартрека» полетит в космос на корабле Безоса Общество, 08:32
Обвал рубля ,  
0 

Самый точный прогнозист — РБК: «Мы входим в фазу страха за рубль»

Автор самых точных прогнозов по курсу рубля в рейтинге Bloomberg аналитик Nomura Дмитрий Петров рассказал РБК, как он делает прогнозы и почему стоит ждать укрепления рубля
Логотип японской финансовой холдинговой компании Nomura
Логотип японской финансовой холдинговой компании Nomura (Фото: Reuters/Pixstream)

— Почему ваши прогнозы точнее, чем у других прогнозистов?

— В любом прогнозе есть два аспекта — фундаментальные факторы и факторы психологические, то есть настроения участников рынка, их ощущение того, насколько рынок находится в спокойном состоянии или в панике, в какой стадии цикла он находится и т.д. Фундаментальные модели у большинства аналитиков, которые занимаются прогнозами по рублю, примерно одинаковые.

— То есть различия в прогнозах в основном объясняются интерпретацией настроений инвесторов?

— Да, каждый делает свои выводы после общения с участниками рынка. Половину рабочего времени я провожу именно в разговорах с инвесторами со всего мира, и впечатления от этого общения, их мысли о том, что будет с рублем, негативное или позитивное отношение к этой валюте существенно влияет на мои прогнозы. Простого технического позиционирования недостаточно, оно не учитывает, например, циклов паники. Поэтому можно говорить, что моя работа заключается в том, чтобы корректировать фундаментальные расчеты на настроения рыночных игроков.

— За первые торговые дни этого года рубль обесценился по отношению к доллару уже на 4%. Можно говорить, что мы находимся на стадии распродажи рубля из-за ожиданий снижения цен на нефть?

— Это довольно интересный момент, мы входим в фазу страха, не совсем обоснованных панических настроений относительно рубля. Ситуация, конечно, несопоставима с тем, что было в конце 2014 года, но на такую тенденцию указывает позиционирование инвесторов на рынке, опасения которых не всегда приводят к правильным оценкам ситуации. Такое настроение, кстати, связано не только с рублем, большая паника есть по отношению к Китаю, хотя мы считаем, что проблемы, которые есть на китайском фондовом рынке, не отражают проблем экономики. Цены на нефть, которые сейчас находятся на очень низких уровнях, тоже скорее объясняются спекулятивным давлением, чем фундаментальными факторами. Тот избыток нефти, который есть на рынке, не так критичен и вовсе не делает логичной цену в $30 за баррель. Все эти внешние факторы оказывают давление на рубль, но при этом рынок не до конца оценил влияние внутренних факторов, которые на самом деле оказывают рублю поддержку.

— Что вы имеете в виду под внутренними факторами? Это политика Центрального банка?

— В том числе. Довольно жесткая и осторожная политика Банка России оказывает рублю определенную поддержку, без нее ситуация была бы более негативной. Другой важный фактор — это изменения бюджета, которые сейчас рассматриваются. Это очень интересует инвесторов. Все понимают, что самым простым способом сбалансировать бюджет была бы девальвация рубля, но в последние 2-3 месяца мы видели, что дискуссия идет скорее о сокращении расходов. Это сильный сигнал, что идет структурный правильный подход к решению бюджетных проблем, и если Министерство финансов настоит на этом варианте, произойдет достаточно серьезная переоценка рубля в позитивную сторону. Наконец, мы видим изменение поведения населения, которое часто было расшатывающим участником валютного рынка при резких скачках курсов. Сейчас оно перестало остро реагировать на них.

В чем хранить сбережения: советы чиновников и банкиров
Фотогалерея 

Министр экономического развития Алексей Улюкаев:

«Каким будет курс доллара к концу года? Мы видим, что возможно ослабление рубля в течение года. Но эти колебания могут быть описаны как 2–3 рубля в одну и другую сторону. Мне кажется, что рубль близок к своим равновесным значениям, это комфортный уровень для экономики.

В чем хранить сбережения, зависит от вашей структуры доходов и расходов. Если расходы в рублях, стоит хранить в рублях. Исключительно»

— Чем это объясняется? И нет ли вероятности того, что вслед за паникой среди профессиональных инвесторов россияне бросятся покупать доллары?

— Такой риск есть всегда. Но мы видели, что во время последних резких колебаний паники среди населения не было. Во-первых, есть определенное привыкание и к такой волатильности, и к новым уровням. Во-вторых, люди, у которых были сбережения и которые хотели перевести их в валюту, скорее всего, это уже сделали. К тому же мы видим сильное падение реальных доходов населения, то есть свободных денег на покупку долларов у россиян сейчас значительно меньше. Таким образом, баланс факторов говорит о том, что, вероятнее всего, паники среди населения не будет. Более того, мы видим, что уменьшается и спрос на валюту со стороны корпораций. Учитывая положительное сальдо текущего баланса, которое сохраняется несмотря на падение цен на нефть из-за сжатия импорта, и уменьшение оттока капитала, можно ждать стабилизации валюты. В целом сейчас мы приходим к новым, пока не до конца осознанным структурным изменениям в формировании динамики рубля.

— То есть курс рубля будет постепенно отвязываться от цен на нефть?

— Корреляция рубля к нефти, которая была очень высока в прошлом году, наверно, в первую очередь была обоснована ожиданиями инвесторов. Когда падала цена на нефть, игроки, которым нужно было закупать доллары для выплаты внешних долгов или других целей, пытались это сделать заранее. Сейчас такое поведение встречается реже. И если будут сделаны правильные шаги в бюджетной политике, корреляция существенно снизится.

— А какой у вас прогноз по рублю на 2016 год?

— Я жду укрепления рубля. К концу первого квартала ​мы ждем стабилизации цен на нефть в диапазоне $35–40 за баррель. Это должно изменить настроение инвесторов, и рубль может укрепиться до 66–68 руб./долл. При этом вряд ли рубль в течение 2016 года будет существенно крепче этих уровней: мы считаем, что при укреплении рубля до 60 руб./долл. с нефтью около $40 за баррель можно ждать интервенций Центрального банка, который снова начнет аккумулировать резервы.

Магазин исследований Аналитика по теме "Валюта"