Лента новостей
Второй человек на Луне заявил Трампу о разочаровании в потенциале США Технологии и медиа, 01:45 S&P оставил российский рейтинг без изменений Экономика, 01:23 Путин заявил о росте числа бюджетных мест в вузах Общество, 01:09 Саакашвили заявил о снятии своей партии с выборов в Раду Политика, 00:54 После задержания танкера Ираном цена нефти Brent поднималась на 2% Экономика, 00:46 Оливер Стоун попросил Путина стать крестным отцом его 22-летней дочери Политика, 00:27 В ДНР заявили о подрыве на мине грузовика с бойцами батальона «Айдар» Общество, 00:07 В Иране опровергли задержание танкера под либерийским флагом Общество, 19 июл, 23:58 Путин оценил ситуацию на Украине после президентских выборов Политика, 19 июл, 23:52 Что нужно, чтобы поездка в Будапешт не ударила по бюджету РБК и ОТП Банк, 19 июл, 23:34 МИД Британии заявил о задержании Ираном двух судов в Ормузском проливе Политика, 19 июл, 23:22 На Украине кафе повесило на дверь наклейку свиньи в цветах флага России Общество, 19 июл, 23:00 На задержанном властями Ирана танкере были граждане России Общество, 19 июл, 22:57 Путин раскритиковал иркутские власти после наводнения в регионе Политика, 19 июл, 22:49
Банк «Уралсиб» перейдет под контроль «друга Путина» ,  
0 
Владимир Коган — РБК: «Условия сделки с «Уралсибом» не были «шоколадными»
Один из самых непубличных бизнесменов, Владимир Коган, рассказал РБК подробности сделки по санации «Уралсиба»
Бизнесмен Владимир Коган (Фото: «РИА Новости»)

​Во вторник поздно вечером — около часу ночи — Банк России решил отдать частному инвестору и предпринимателю Владимиру Когану на санацию банк «Уралсиб», на который претендовали также ВТБ и Владимир Евтушенков. Коган, которого СМИ называют «другом Путина», — один из самых таинственных и непубличных предпринимателей. Он уже несколько лет пытался купить «крупный актив» — «Уралкалий», банк «Возрождение». Но сделки не состоялись. Почему он решил купить «Уралсиб» и что будет с банком дальше, Владимир Коган рассказал в интервью РБК:

— Вы неожиданно появились в этой сделке. Некоторое время было известно, что у «Уралсиба» есть проблемы и что идет борьба за этот банк. Зачем вам проблемный банк?

— Я не считаю «Уралсиб» сильно проблемным банком. Бесспорно, у него есть какие-то проблемы, но я считаю, что мы их решим в ближайшее время. У «Уралсиба» даже сейчас нет проблем с ликвидностью, обещанная помощь ЦБ придет только на следующей неделе, она нам нужна для создания резервов. Я давно думал, что надо вернуться в банковский бизнес, — с тех пор как оставил госслужбу. Во-первых, у нас есть большая промышленная группа, которая обслуживается, я считаю, в одном из лучших банков — Сбербанке. Она может обслуживаться в «Уралсибе». А во-вторых, «Уралсиб» аналогичен Промстройбанку, который мы развивали до 2005 года и который был впоследствии интегрирован в группу ВТБ. И, как признается Андрей Леонидович Костин, является одной из лучших частей группы. Поэтому мне абсолютно понятно, как развивать банк. Но сначала надо завершить сделку, а потом спокойно взяться за работу. Перед нами стоит грандиозная задача: «Уралсиб» раньше был четвертым по размеру банком в стране, на это место мы его, конечно, не вернем, но войти в десятку — вполне осуществимая задача.

— Сейчас очень многие банкиры считают, что если не участвовать в гонке за самый крупный банк, можно очень быстро выйти из игры. Каким образом вы планируете присоединиться к этой гонке?

— Я планирую присоединение, мы начнем осуществлять этот план после Нового года. Но открывать эти планы я не буду — открыл планы, считайте — проиграл.

— Хорошо. Как давно вы вели переговоры с Цветковым?

— Несколько месяцев назад на меня вышел Николай Цветков и просил докапитализировать банк. Мы начали смотреть и поняли, что одной докапитализацией дело не закончится, что нужно предоставить ликвидность, чтобы он мог развиваться. Просто докапитализировать и снять ограничение по нормативам — это стагнация для банка. А нам хотелось развития. После этого АСВ сделало ревизию — и вы видите по сумме выделяемой помощи, что проблемы для такого крупного банка не такие уж и большие. Проблемы в «Уралсибе» мы поправим, у нас сильная молодая команда, в «Уралсибе» работают профессиональные менеджеры, которые, я считаю, с нами останутся.

— Почему Цветков оставил себе миноритарный пакет? Это какая-то часть вашей договоренности или он выйдет со временем?

— В банке остался его капитал. Мы посчитали справедливым оставить его пакет. Это позитивный знак для рынка. Мы же не обнуляли капитал, он около 40 млрд руб. так и остался на сегодняшний день.

— У вас есть с Цветковым какие-либо договоренности на тот случай, если вы поймете, что ваш due diligence оказался не совсем точным или если что-то пойдет не так? Например, договоренности о том, что он довнесет деньги или активы?

— Нет. Это наш экономический риск. Мы более или менее понимаем, куда двигаться, и считаем, что нам хватит этой помощи Центрального банка. Нам самим придется довносить деньги в капитал.

— У вас есть договоренность с Центральным банком или Агентством по страхованию вкладов о том, сколько вы должны довнести в банк?

— Под этот кредит в АСВ мы заложили свободные активы, не обремененные никакими кредитами, на 40 млрд руб.

— А что это за активы? Это «Нефтегазиндустрия»?

— Это абсолютно ликвидные активы, часть — недвижимость, часть — ценные бумаги, акции.

— Но это не «Нефтегазиндустрия»?

— «Нефтегазиндустрия» никакого отношения не имеет. «Нефтегазиндустрия» ведет огромную стройку, реконструирует завод, будет строить порт, эта компания никак не может быть связана ни с каким другим бизнесом. Первая стройка на миллиард долларов уже закончена. Сбербанк очень доволен качеством. Вторую стройку мы закончим через три года, после чего уровень переработки у нас будет 96%. Это будет один из самых современных заводов. Потом будем строить порт.

— У «Уралсиба» внутри было много недвижимости и земли, оформленной в том числе через закрытые паевые фонды. Эта недвижимость и земля вошла в периметр сделки?

— Да. Цветков — абсолютно порядочный человек, и я готов с ним дальше работать.

— «Уралсиб» сейчас генерит убытки, у вас есть план, что с ним дальше делать?

— У нас есть план, но сначала надо закончить с АСВ. Мы понимаем, что делать, но я пока не готов говорить об этом, я начал заниматься «Уралсибом» только вчера. Мы план представим в ближайшее время.

— На рынке все говорят, что вы использовали административный ресурс для получения «Уралсиба». Это так или нет?

— Как можно использовать административный ресурс в открытом конкурсе? Мы дали заявку. Были заявки более сильных групп: от ВТБ, от Владимира Петровича Евтушенкова. Альфа-банк, мои большие приятели, отказались санировать этот банк, потому что их оценки не сошлись с оценками АСВ. Какой административный ресурс можно использовать при таком наборе участников?

— Очень сильный.

— Наше предложение оказалось самым конкурентоспособным. И, поверьте, условия сделки не были для нас особенно-то «шоколадными». Так что административный ресурс не был ни сильным, ни слабым. Его просто не было.

— Вас в прессе называют «другом Путина». Как вы к этому относитесь?

— Я был бы счастлив, если бы Владимир Владимирович так считал.

— Когда вы хотели купить банк «Возрождение», вы говорили, что его совет директоров возглавит Илья Клебанов. Сейчас вы не планируете его назначить председателем правления, например?

— Предправления появится в ближайшее время. Мы назначим исполняющим обязанности Светлану Бастрыкину и будем смотреть топ-менеджеров на рынке. Но совет директоров возглавлю я — это было условием АСВ. И останусь в этой должности ближайшие несколько лет.