Лента новостей
Как четвертая промышленная революция повлияет на транспорт в России 17:21, РБК и ГТЛК Аэропорт Домодедово установит рамки для проверки сотрудников на трезвость 17:11, Общество Мединский предложил назвать новый танк «Кобзарь» 17:05, Общество РФПИ подтвердил перенос финансирования ЦКАД итальянской Anas на 2019 год 17:00, Бизнес Как будут праздновать Рождество в Москве 16:58, РБК и Путешествие в Рождество Чего ждать от альткоинов: Litecoin, Cardano, BCash и Tron подорожали 16:57, Крипто Меркель заявила о поддержке Германией продления антироссийских санкций 16:55, Политика Как выглядит офис «Лаборатории Касперского» в Мадриде 16:41, Недвижимость  Парковка в Москве будет бесплатной в новогодние праздники 16:40, Общество Что происходит на рынке коммерческой недвижимости 16:40, Недвижимость Росавиация заявила о выселении туристов «Жемчужной реки» из отелей Китая 16:36, Общество Путин предложил ежегодно оказывать ветеранам материальную помощь 16:26, Общество Депутат предложил после ЧМ-2018 сделать рекламу пива на ТВ постоянной 16:23, Технологии и медиа Квартира Кейт Миддлтон в Челси продается за $2,9 млн 16:22, Стиль Глава СПЧ назвал аресты за неуважение к власти нарушением свободы слова 16:21, Политика Сергей Негляд — РБК: «Планируем войти в десятку молочных компаний России» 15:55, Партнерский материал Мантуров оценил ущерб бюджету от нелегальной торговли сигаретами 15:52, Общество Прокурор назвал терактом стрельбу с жертвами в Страсбурге 15:43, Общество Росавиация расторгла договор с подрядчиком новой полосы в Домодедово 15:42, Бизнес Росгвардия закупит 15 бронемашин «Урал» за ₽200 млн 15:39, Политика Tesla решила взыскать $167 млн с экс-сотрудника 15:33, Общество Глава AllianzGI заявил о необходимость запретить криптовалюту 15:32, Крипто Минобороны показало первое после поставки в войска видео с МиГ-35 15:32, Политика В Москве зафиксировано рекордное количество сделок с новостройками 15:29, Недвижимость $100 млрд ежегодно: как видеоигры привлекли деньги и поклонников 15:26, Партнерский материал Кирилл Рихтер и Миша Мищенко объясняют, что такое неоклассика 15:26, Стиль 13-кратный чемпион мира по лыжным гонкам завершил карьеру 15:25, Спорт Глава оргкомитета ЧМ по футболу в России перейдет на работу в ВЭБ 15:23, Общество
Трейдер Иван Шабалов: об отмене «Южного потока» трубники узнали из газет
Бизнес, 24 дек 2014, 00:07
0
Трейдер Иван Шабалов: об отмене «Южного потока» трубники узнали из газет
Решение об отмене «Южного потока» застало врасплох не только европейских партнеров «Газпрома» по проекту, но и давнишнего поставщика труб для монополии – Ивана Шабалова. Бизнесмен надеется, что трубники не останутся внакладе и их продукция, предназначавшаяся для «Южного потока», пойдет на строительство нового трубопровода в Турцию. О том, как его трейдер – «Трубные инновационные технологии» – расцветает на контрактах «Газпрома», почему трубникам не страшны санкции и как на его бизнесе сказалось повышение ключевой ставки ЦБ, Шабалов рассказал в интервью РБК
Бизнесмен Иван Шабалов (Фото: Екатерина Кузьмина / РБК)

«Полная неожиданность»

– 1 декабря предправления «Газпрома» Алексей Миллер объявил об отмене проекта «Южный поток». На какую сумму по этому проекту были заключены контракты с трубными компаниями и с вашей компанией «Трубные инновационные технологии» (ТИТ) в частности? Насколько неожиданной стала отмена проекта для вас?

– Для нас и для всех трубных производителей это была полная неожиданность. В настоящее время заводы уже уведомлены о приостановке проекта. Тендеры по «Южному коридору» (российская часть «Южного потока») были проведены, подписаны контакты с российскими заводами. Объем тендеров в 2013–2014 годах по этому проекту, выигранный ТИТ​, – около 550 000 т труб.

– То есть трубники, у которых от этого проекта зависят производственные программы, узнали об отмене проекта из газет?

– Мы не присутствуем на переговорах «Газпрома» с европейскими партнерами. Я допускаю, что «Газпрому» в нынешних условиях работы пришлось держать это решение в секрете. Внезапность – одно из оружий в любых переговорах.

– Переговоры с «Газпромом» о том, что делать с подписанными по «Южному потоку» контрактами, уже ведутся? 

– Ведутся необходимые юридические процедуры по уже заключенным контрактам. Но мы же знаем, что в качестве альтернативы «Южному потоку» Россия предложила Турции построить другой газопровод – через Черное море [по нему газ должен идти на границу с Грецией и дальше в Европу]. Соглашение с Турцией также предусматривает поставки газа в объеме 63 млрд куб. м, что соответствует предполагавшейся мощности «Южного потока».

– Вы рассчитываете, что все контракты, подписанные с трубниками, останутся в силе? 

– Исходя из заявленных объемов на Турцию, в моем понимании, все планы по строительству инфраструктуры для расширения мощностей газотранспортной системы на территории России [«Южный коридор»] должны сохраниться. Труба, которая произведена и поставлена для морского участка «Южного потока», по техническим характеристикам должна подойти и для прокладки газопровода по дну Черного моря в Турцию, но все же необходимо провести дополнительный анализ технологической составляющей. Сейчас по подводной части «Южного потока» проведены тендеры для двух из четырех предполагавшихся ниток. Полагаю, что для морской части турецкого проекта понадобится больше труб, так что будем готовиться к новым тендерам. Также нужно понимать, что контракты на «Южный поток» были заключены с одними контрагентами, а в российско-турецком проекте будут, очевидно, уже другие партнеры. Поэтому сейчас все эти процедуры анализируют юристы.

– Но вы надеетесь, что трубники вообще не понесут потерь в связи с отменой проекта?

– По наземной европейской части «Южного потока» никаких подписаний нет, здесь у трубных производителей нет никаких замороженных ресурсов. А вся остальная часть проекта должна остаться в силе, если будет построен трубопровод в Турцию. Уже есть поручение срочно разработать ТЭО для этого проекта. Мы надеемся, что он будет запущен быстро и паузы в производстве практически не будет. К тому же есть и другие проекты – есть «Сила Сибири», есть газопровод «Алтай», который сейчас тоже в активной фазе проектирования.

– Но по трубопроводу «Алтай» соглашения с китайской стороной еще не подписано? 

– Но мы же готовимся. В случае с «Силой Сибири» трубники тоже начали подготовку задолго до подписания контракта. Потом, правда, тендер на год отложили. Но любой масштабный проект требует очень большой подготовки – нужно рассчитать мощности, разработать логистику, все это занимает очень много времени. 

Иван Шабалов

Родился 16 января 1959 года в городе Чирчик (Узбекистан).

В 1981 году окончил Московский институт стали и сплавов. До 1991 года работал в Центральном НИИ черной металлургии им. Бардина (последняя должность – заместитель директора), затем занялся частным бизнесом.

В 1991–1995 годах возглавлял советско-швейцарскую компанию «ТСК-Стил» (на базе Карагандинского меткомбината), в 1995–2001 годах руководил компанией «Русский хром». Параллельно был советником первого вице-премьера Олега Сосковца (1993–1996).

В 1999–2000 годах был директором Орско-Халиловского меткомбината. В 2001 году учредил и возглавил компанию «Инжпромтехстрой», которая до 2006 года занималась поставками металлургической продукции.

С 2004 года и по настоящее время – ﷯председатель координационного совета Ассоциации производителей труб.

В 2005–2010 годах был основным владельцем трейдера «Северный европейский трубный проект» (СЕТП), затем продал свою долю братьям Ротенбергам.

В 2006 году создал компанию «Трубные инновационные технологии», которой руководит до сих пор.

«Сила Сибири» – жесткий проект»

– Весь подготовительный этап у трубных компаний идет без авансов?

– Конечно, каждый готовится сам. Это бизнес-риски, но они оправданы: производитель понимает, что инвестируя в производство какой-то специфической продукции, он гарантирует себе получение контракта. Сейчас наша трубная отрасль может похвастаться тем, что она практически на 100% обеспечивает потребности российских заказчиков. Когда строился подводный участок Nord Stream, часть трубной продукции для компрессорной станции (КС) «Портовая» еще закупалась за границей. КС «Русская» будет построена уже целиком из нашей продукции, несмотря на то что там параметры более жесткие – практически 250 атмосфер давления. Для того чтобы обеспечить нужное качество этой трубы, заводу «Трубодеталь» потребовалось 8–10 месяцев.

– Вы не пробуете с «Газпромом» перестроить систему взаимоотношений так, чтобы концерн платил авансом? 

– Перестройка началась, хотя процесс идет очень непросто. Разговор о предоплате велся давно, но у «Газпрома» авансы связаны с выплатой НДС. Мы много раз возвращались к этой теме, но договориться в итоге удалось только по «Силе Сибири». Это проект жесткий, очень важный для нашей страны. Трубникам хотелось иметь четкие, понятные, выверенные цифры. У нас с «Газпромом» есть рабочая формула цены на трубную продукцию, которая применяется по отношению ко всем поставкам. Но в случае с «Силой Сибири» с учетом масштаба проекта «Газпром» в сентябре обратился к трубникам с просьбой предоставить особую цену. Мы, в свою очередь, тоже подняли несколько вопросов. Во-первых, «Газпром» на понятийном уровне гарантировал, что это будет российский проект, что трубы будут российские. Во-вторых, мы объяснили, что озабочены вопросами долгосрочного планирования и попросили предоставить нам четкий годовой план, а в идеале – производственный план по всему проекту. И наконец, мы снова подняли вопрос о предоплате.

– Получается, трубники пообещали «Газпрому» скидку в обмен на предоплату? 

– Да. Все документы уже подписаны, все стороны согласились со взятыми обязательствами. Так что в вопросе авансирования поставок труб психологический барьер снят.

– Какую скидку согласились дать трубники? Это какой-то поправочный коэффициент к стандартной формуле цены?

– Эта скидка предоставлена специально для проекта «Сила Сибири». Никакого жесткого давления на трубников не было, это был переговорный процесс. Назвать цифры не могу, коммерческая тайна.  

– А размер предоплаты можете назвать?

– Параметры этого соглашения не раскрываются, но это существенная цифра. 

«Сейчас самое хорошее время реализовывать инвестиционные планы»

– У вас есть информация, какой из трубопроводов должен быть построен раньше – в Турцию или Китай? 

– Уже сейчас «Газпром» вышел на максимальные объемы строительства новых трубопроводных систем. Трубники вышли на максимальный режим отгрузки в адрес концерна – это свыше 200 000 т продукции в месяц. Но помимо трубников есть еще одна составляющая – это строители. И в России сейчас нет свободных строительных мощностей с таким запасом, чтобы вести проработку сразу трех проектов – трубопровода в Турцию, «Силы Сибири» и «Алтая». В моем понимании, логичнее закончить работы, которые предусматривались по «Южному коридору», а затем уже перебросить людей и технику на «Силу Сибири». А перебрасывать на полпути – это вне нормальной логики. Исходя из этого проект, нацеленный на Европу, должен будет двигаться ускоренными темпами.   

– Когда должна начаться прокладка «Силы Сибири»?

– В декабре должны быть объявлены результаты тендера на поставку труб. В этом проекте очень сложная логистика: обеспечить отгрузку трубной продукции можно только через транспортную систему реки Лена, то есть это можно сделать только когда навигация открыта. А там же еще зимний завоз – продуктов, солярки – для Якутии. Понятно, что руководство региона не будет ждать в очереди, чтобы снабдить своих жителей всем необходимым. После объявления результатов тендера на поставку труб будет составлен сетевой график. В Усть-Куте уже создается большой логистический хаб. Если тендер пройдет в декабре, то поставки труб начнутся уже в феврале 2015 года. 

– Как санкции отразятся на этой гигантской стройке? 

– У многих заводов валютные кредиты. Понятно, что им становится сейчас максимально выгодно грузить продукцию на экспорт. Компаниям с большим валютным долгом становится невыгодно работать на российских проектах, но подвести стратегического партнера в лице «Газпрома» – тоже неправильно.

– У трубников есть возможность нарастить экспорт? У той же ТМК?

– Возможность есть, мощности у нас все-таки большие. Когда компаниям нужно одновременно обеспечить и экспорт, и отгрузить необходимые объемы по внутренним контрактам, для моей компании – «Трубные инновационные технологии» – это выгодно. Мы можем сформировать необходимый объем для «Газпрома», укомплектовав заказ продукцией от всех трубников, а у них, в свою очередь, остается возможность часть продукции продать на экспорт. Это бизнес.

– То, что «Газпром» не получит аванс от китайцев, а сумма контракта на поставку газа уменьшилась из-за падения цен на углеводороды, как-то повлияет на экономику проекта? 

– По ранее проведенным расчетам в целом для проекта необходимо порядка 2,5 млн т трубы. В прежних экономических обстоятельствах это составляло около 176 млрд руб.  

– Но это без учета скидки, наверное? 

– Верное замечание. Без скидки.

– В связи с отменой китайского аванса, девальвацией, падением цен на нефть не было предложений пересмотреть цену? 

– Понятно, что все эти факторы не могут не влиять на трубный бизнес, экономику проектов, их финансирование. С одной стороны, есть рост кредитных ставок, падение курса рубля, но с другой – есть падение цен на сырье. Насколько эти, а также еще масса других факторов, не перечисленных мной, будут нивелировать друг друга – сказать пока сложно.

– Крупнейшие потребители – нефтегазовые компании, «Транснефть» – не снижают закупки в связи с кризисом?

– Наоборот. Все стройки ведутся как раз в это время. Так было и в 2008 году, после которого все немного просело, но уже 2010 год был пиковым. Сейчас самое хорошее время реализовывать инвестиционные планы – стоимость другая.

«Трубные инновационные технологии» 
в цифрах


46,4 млрд руб., по предварительной оценке, 
составит выручка ТИТ в 2014 году, 
в три раза больше, чем в 2013-м 
(15,2 млрд руб.)

15,2 млрд руб. выручили ТИТ от поставок труб «Газпрому» в 2013 году

500,96 тыс. т труб сотавляет объем тендеров 
по «Южному коридору», которые выиграли ТИТ в 2014 году. 
Это почти в десять раз больше, 
чем в 2013-м (53 тыс. т)

30,8 млрд руб. составила выручка ТИТ за девять месяцев 2014 года

На 40%, с 132,8 млн руб. за девять месяцев 2013 года до 185,9 млн руб. за девять месяцев 2014-го, увеличилась чистая прибыль компании

Источники: Ассоциация производителей труб, «Трубные инновационные технологии»

«Колоссальнейшая цифра»

– Как строительный бум «Газпрома» отразился на ТИТ? 

– За девять месяцев этого года объем контрактов вырос в четыре раза. 

– А сколько это в абсолютных цифрах? 

– Чуть больше 30 млрд руб., а в прошлом году было около 7 млрд руб. Это [увеличение] не за счет доли рынка, она более-менее стабильна, а только за счет резкого увеличения объемов. В сентябре и октябре поставки труб только для «Газпрома» превысили 200 000 т. Колоссальнейшая цифра!

– А прибыль так же быстро растет?

– У нас рентабельность по чистой прибыли порядка 0,9–1%. Всегда есть затраты, которые дополнительно возникают. «Сила Сибири», например, очень непростой проект, там будут дополнительные расходы из-за очень непростой логистики, формирования маршрутизации и так далее.

– Почему ФАС вытеснила СЕТП, который вы продали братьям Ротенбергам, фактически запретив компании работать с «Газпромом», а на вашу компанию регулятор закрыл глаза?

– СЕТП сам принял решение [о закрытии бизнеса]. Претензий юридического характера к компании не было.

– Но было же предписание ФАС закупать трубы напрямую, без посредников в лице трейдеров?

– Эти предписания делались очень осторожными, потому что вообще-то покупатель сам решает, у кого ему закупать. Условия для всех на рынке должны быть одинаковыми. Единственное, что верно, и мы про это все время говорили, – это маржа трейдеров. Это вопрос дискуссии. Но опять же, на некоторых этапах развития определенной отрасли всегда есть период сверхдоходности. Базовую ценовую политику – это я объяснял ФАС – сформировали не российские трубники, а импорт. Трубники, когда вошли [на рынок], сказали: мы бы хотели, чтобы у нас условия были не хуже, чем у импортеров. Но доходность имеет свойство уменьшаться, она не может увеличиваться все время. И у СЕТП бы тоже шел процесс снижения рентабельности [к моменту продажи компании Шабаловым рентабельность СЕТП была на уровне 8–9%].

– Вы в ФАС каждый месяц докладываете про свою экономику и про то, зачем ваши услуги нужны «Газпрому»?

– Нет. Есть аналитический центр при правительстве, в его рамках и на других площадках мы обосновываем свою точку зрения. Сначала все видят только деньги и не видят работу. Но к ФАС уже приходит понимание, что в нашем случае ведется сложная комплексная работа.

– У вас все-таки удивительно бизнес развивался. Сначала вы развивали трейдера СЕТП, который работал с «Газпромом», и все у него было прекрасно, потом вы продали этот бизнес Ротенбергам. Но они вынуждены были уйти с этого рынка, а вы остались. Как так?

– И я когда-нибудь уйду тоже. (Улыбается)

– Для вашего бизнеса что-то изменилось с уходом такого мощного конкурента?

– Мы, как были в своей нише, так в ней и находимся. Надо всегда четко видеть свою нишу, понимать свою специализацию.

– Насколько велика ваша ниша? Сколько закупок «Газпрома» приходится  на прямые контракты с трубниками, сколько – на вашу компанию?

– В разных тендерах по-разному. В среднем от 20 до 35% – наши.

– По большим проектам «Газпрома» какие объемы ТИТ рассчитывает получить? 

– Разумеется, как любая компания, мы ведем планирование своей работы, рассматриваем участие в новых проектах, анализируем возможности и риски. Но в итоге все решается в результате тендеров. «Алтай» сейчас мы не будем [брать в расчет], потому что нет проектных решений. По «Силе Сибири» мы могли бы претендовать на 20%. Думаю, поборемся за эти объемы. Поставки, о которых я говорю, прежде всего интересны нам с точки зрения своей сложности. Я уже упоминал, что там будет очень непростая комплектация и логистика. 

– Вы сейчас единственный трейдер, который по трубам с «Газпромом» работает? 

– Да. Надо понимать, что просто так в этой нише никто не появится. Очень сложно собрать команду, которая могла бы предоставить все эти услуги. И среди заводов должен быть независимый игрок.

– Вы остаетесь единственным владельцем ТИТ? 

– Да.

– Не было претендентов на компанию? 

– Нет. Рынок сейчас не в той ситуации, когда может появиться [претендент] и купить. Кроме того, должны появиться люди, которые на этом рынке себя чувствуют очень комфортно, иначе работать на нем не получится. Это не только вопрос денег. В этой работе требуется очень много коммуникаций. Еще проблема не возникла, мы уже знаем, где она может появиться. Вместе с сервисными компаниями, которые занимаются в том числе логистикой, у нас сейчас работает около 300 человек. Непосредственно в ТИТ – порядка 80 человек. Сейчас мы хотим полностью перевести документооборот в электронную форму. Это непросто и дорого, но позволит и нам, и всем трубникам сэкономить кучу денег и времени. 

«Трубная отрасль в ближайшие три года будет на пике»

– Вы, как трейдер, должны большие кредиты брать? 

– У нас овердрафтные кредиты. Конечно, это измеряется миллиардами. 

– Вы уже почувствовали на себе последствия решения ЦБ о повышении ключевой ставки до 17%?

– До санкций банковские ставки для нас были меньше 10%, после – на уровне 14%, и это был еще вполне приемлемый уровень. Сейчас, конечно, ситуация ухудшилась. Нам пришлось приостановить текущие и отменить новые инвестиционные проекты из-за новых кредитных ставок и волатильности рубля.

– Уже очевидно, что правительству придется пересмотреть прогнозы на 2015 год. Есть оценки, что из-за решения ЦБ экономика в следующем году упадет больше чем на 4%. Для вашего бизнеса какие риски на 2015 год являются основными? 

– Прогноз для трубного бизнеса, а трейдерский бизнес привязан к нему, на два-три года, несмотря ни на что, пока хороший. Если иметь в виду все эти проекты [«Газпрома»], то трубная отрасль в ближайшие три года будет на пике. 

– Но если ситуация ухудшится, сроки всех этих проектов начнут сдвигаться… 

– Эти проекты порежут в последнюю очередь.

– Курс на импортозамещение трубную отрасль как-то задел?

– После всех этих событий «Газпром» провел совещание по импортозамещению, до трубников очередь дошла в последний момент. Нам сказали: а что с вами разговаривать, у вас и так все нормально. Есть, конечно, ряд позиций, которые «Газпрому» приходится закупать за рубежом, но это несколько тысяч тонн. Они дорогие, правда, но в по сравнению с общей стоимостью проектов – несущественные.

Магазин исследований: аналитика по теме "Газ"