Распределенное будущее: как токенизация изменит экономику и общество

Обновлено 30 октября 2023, 14:14

йт

Shutterstock
Фото: Shutterstock

Блокчейн-технологии и децентрализованные финансы полностью трансформируют процесс покупки и продажи товаров и услуг, изменят подход к накоплениям, инвестициям и не только, считают эксперты

Блокчейн и децентрализованные финансы (DeFi) россиянам известны довольно давно, но до недавних пор это была некая параллельная реальность, ограниченная миром криптовалют и цифровых токенов. Однако уже в прошлом году инвесторам стали доступны цифровые финансовые активы (ЦФА), стоимость которых привязана к драгметаллам и иным активам. С августа 2023 года вступил в силу закон о цифровом рубле — «третьей форме денег», как его называют в Банке России. По расчетам регулятора, как ранее отмечала в СМИ первый зампред ЦБ РФ Ольга Скоробогатова, граждане и бизнес смогут «по своему желанию» активно пользоваться новой формой национальной валюты начиная с 2025 года. Да и в целом общество ждет токенизация всего и вся. Иными словами, DeFi действительно войдут в каждый дом, как в свое время вошел интернет.

Универсальная технология

Блокчейн-технологии, или технологии распределенного реестра Distributed ledger technology, DLT), сегодня широко используются государственными структурами, телеком-операторами, авиакомпаниями, в здравоохранении и промышленности. Основная же сфера применения блокчейна — финансовая индустрия, где с его помощью запускаются инновационные продукты, рассказывает управляющий директор — директор лаборатории блокчейн Сбербанка Александр Нам.

По словам технического директора платформы «Атомайз» Дмитрия Булычкова, применение DLT растет в таких областях, как управление логистическими цепями, продажами и системами расчетов в крупных корпорациях, оптимизация контрактных отношений.

Блокчейн также активно проникает в общественную жизнь. К примеру, в публичном секторе DLT применяются при организации ярмарок выходного дня в Москве, в проекте московского правительства «Активный гражданин», в системе дистанционного электронного голосования и сервисе «Документы жилищного учета», отмечают в Департаменте информационных технологий (ДИТ) Москвы.

Преимуществами блокчейна, по словам руководителя Российского центра компетенций и анализа стандартов ОЭСР РАНХиГС Антонины Левашенко, являются прозрачность операций и невозможность внести изменения в уже сделанные записи без ведома участников распределенного реестра. Это делает его привлекательным для совершения сделок, ведения реестров записей, например цифровых записей о праве собственности, отслеживания цепочек поставок. Дмитрий Булычков добавляет к этому создание децентрализованной доверенной среды между партнерами и интегральный эффект — изменение качества самого бизнес-процесса. «Согласованность и стандартизация взаимодействия различных участников бизнес-процесса — ключевое преимущество технологии блокчейн», — считает гендиректор компании «Мастерчейн» Иван Оперчук.

По словам Александра Нама, в финансовой сфере можно выделить два больших плюса блокчейна. Первый — это сокращение количества посредников. Особенно ярко это проявляется на рынке ценных бумаг, где много составляющих инфраструктуры: биржи, брокеры, депозитарии, регистраторы. В результате сделки рассчитываются долго, издержки растут. «И здесь идеально вписывается блокчейн, который позволяет за счет децентрализации убрать лишних посредников», — говорит представитель «Сбера». Второй плюс заключается в том, что с помощью технологий блокчейна можно оцифровать любой актив, произвести его токенизацию. Это увеличивает ликвидность и упрощает доступ к активу.

Активы в «цифре»

Одно из наиболее динамично развивающихся направлений применения технологий распределенного реестра — цифровые финансовые активы и утилитарные цифровые права (УЦП). «В ближайшие несколько лет можно ожидать активного развития рынка ЦФА, — считает Дмитрий Булычков. — Этот рынок де-факто начал формироваться лишь в июле 2022 года, а на сентябрь 2023-го уже состоялось более 160 выпусков объемом около 40 млрд руб.».

С технологической точки зрения ЦФА напоминают криптовалюты, но в отличие от них имеют обеспечение, в качестве которого может выступать практически любой как материальный, так и нематериальный актив — промышленные и драгметаллы, энергоресурсы, недвижимость, производственные проекты, долговые инструменты, интеллектуальная собственность, а также денежные обязательства эмитента в валюте, в том числе в рублях.

Этот сегмент регулируется принятым в 2020 году законом «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (закон о ЦФА, 259-ФЗ). За выпуск и осуществление операций с ЦФА отвечают профильные цифровые платформы, включенные в специальный реестр Банка России: на сентябрь в нем было десять компаний — Сбербанк, «Атомайз», «Лайтхаус», «Системы распределенного реестра» (платформа «Мастерчейн»), Альфа-банк, «Токены», Еврофинанс Моснарбанк, СПБ Биржа, «Блокчейн Хаб» и «Национальный расчетный депозитарий» (НРД).

Специалисты прогнозируют, что при должной поддержке государства и регулятора по итогам этого года рынок ЦФА в РФ может достигнуть 60 млрд руб. При этом многие из них считают, что рынок ЦФА не показывает той активности, которую от него ожидали бизнес и государство. «За три года с момента принятия закона в 2020-м должны были появиться сотни, тысячи компаний, которые бы размещали ЦФА на платформах. Но этого не происходит», — говорит исполнительный директор Российской ассоциации криптоиндустрии и блокчейна (РАКИБ) Александр Бражников. Главный недостаток, по словам эксперта, кроется в непонимании правил игры: остается много вопросов по работе операторов, как заходить на платформу, как выпускать ЦФА.

По мнению руководителя направления «Правовое развитие» Центра стратегических разработок Максима Башкатова, одна из ключевых задач — создание у участников рынка ЦФА уверенности в том, что приобретаемые ими активы принадлежат действительно им и не будут отчуждены в силу тех или иных правовых причин. Этот аспект, по словам эксперта, уже учитывается рядом иностранных законодателей, которые для обеспечения максимальной оборотоспособности ЦФА стали приравнивать их с гражданско-правовой точки зрения к ценным бумагам.

Вместе с тем, по словам президента Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР) Алексея Тимофеева, в цифровых финансовых активах участники рынка в числе прочего сегодня видят альтернативный способ для решения тех задач, где раньше использовались традиционные финансовые инструменты, но сейчас это невозможно в силу различных ограничений. К примеру, при привлечении дополнительного финансирования для бизнеса. Как говорит директор дивизиона «Транзакционный бизнес» Сбербанка Сергей Попов, в этом плане ЦФА однозначно выигрывают в скорости и простоте. Организовать выпуск ЦФА, по его словам, компания может достаточно оперативно: для этого нужно сделать несколько кликов в личном кабинете.

«Международный опыт показывает, что во многих странах ЦФА довольно активно внедряются в сфере кредитования, в том числе под залог недвижимости, в страховании, в токенизации цифровых прав на нематериальные активы, — перечисляет заместитель генерального директора Ассоциации ФинТех Дмитрий Ищенко. — С большой долей вероятности мы увидим выпуски ЦФА в указанных сферах в ближайшем будущем и в России». Управляющий директор управления развития секторов экономики и цифровой трансформации РСПП, доцент НИУ ВШЭ Мария Юргелас отмечает также интерес российских компаний к токенизации дебиторской задолженности, что позволяет конкурировать с инструментами классического факторинга.

Несмотря на некоторую схожесть с классическими ценными бумагами, ЦФА являются более гибким финансовым инструментом, отмечает директор по развитию бизнеса компании «Мастерчейн» Сергей Рябов. Они позволяют токенизировать практически любой вид активов, предполагают быстрый выпуск и доступны для эмитентов из сегмента малого и среднего предпринимательства. «За прошлый год мы токенизировали более десяти типов различных активов, включая семь видов драгоценных металлов, квадратные метры недвижимости, долги качественных эмитентов, также запустили корпоративную программу в формате ЦФА», — говорит гендиректор «Атомайз» Екатерина Фроловичева.

«Инструмент ЦФА способен в значительной степени стимулировать активность розничных инвесторов, которые ищут в нем возможность диверсификации портфелей и доходности, — считает директор центра инноваций Альфа-банка Денис Додон. — Мы видим большой спрос на такие инструменты, включая индивидуальные инвестиционные продукты и стратегии, что с ЦФА можно делать гораздо проще и быстрее. Этот сегмент толкнет основную розницу». Корпоративный сектор, по его словам, также ведет себя все активнее и начинает присматриваться к альтернативным способам размещения ликвидности.

Общественный резонанс

Общество пока даже не осознает весь масштаб изменений, которые смогут привнести в мировую экономику DeFi и ЦФА в будущем, полагает руководитель экспертной команды «Лаборатории блокчейн-технологий ChainLab» Ольга Ильина. По ее мнению, эти инструменты полностью трансформируют процесс покупки и продажи товаров и услуг, изменят подход к накоплениям, вызовут бурный рост электронной коммерции и приток инвестиций.

Широкое внедрение децентрализованных финансов могло бы в корне изменить все бизнес-процессы в компаниях, считает завкафедрой «Блокчейн» МФТИ Владимир Горгадзе. Появляется возможность реализовать бизнес-логику любой сложности с использованием самоисполняемых смарт-контрактов — программ на блокчейне, то есть заложить все условия, при которых осуществляются платежи между участниками экономической деятельности.

С точки зрения социально-общественных аспектов цифровых финансов наибольшие последствия может иметь «цифровой след». «Возможность отслеживать цепочки платежей и движение активов, а в случае цифрового рубля — и прозрачность расчетов для Центробанка, снижает вероятность проведения незаконных операций или, по крайней мере, затрудняет их», — говорит заместитель завкафедрой инфраструктуры финансовых рынков НИУ ВШЭ Андрей Столяров.

Маркировка цифровых денег позволит повысить прозрачность и контроль при расходовании бюджетных средств, а также автоматизировать различные операции, например уплату налогов, расщепление или авторасчеты при наступлении любых событий, полагает директор Sk Fintech Hub Павел Новиков.

С другой стороны, внедрение DeFi и денег, имеющих «цифровой след» и позволяющих контролировать все цепочки расходов, вызовет — по крайней мере на первом этапе — недоверие населения: у нас в принципе не особо хорошо относятся к контролю со стороны государства, тем более в таких вопросах как финансы, уверен Андрей Столяров. Однако эксперт надеется, что если государство будет вести себя деликатно и прибегать к отслеживанию цепочек платежей и поставок исключительно при расследовании преступлений, связанных с отмыванием денег, теневой экономикой и финансированием терроризма, то эти страхи со временем пройдут.

Реклама, ПАО «Сбербанк», erid: 4CQwVszH9pUnKAa5tD4

Поделиться
Авторы
Теги