Эксперты оценили антикризисные перспективы российской экономики

Антикризисные перспективы экономики

Обновлено 18 октября 2023, 11:28
РИА Новости
Фото: РИА Новости

Российская экономика на данный момент адаптировалась к глобальным вызовам. На стартовавшем ПМЭФ-2023 нужно уделить больше внимания поиску решений по сохранившимся угрозам, считают эксперты.

По словам экономистов, ситуация в российской экономике с начала 2023 года складывалась значительно лучше прогнозов предыдущего года. Международный валютный фонд уже в январе изменил ожидания по динамике валового внутреннего продукта (ВВП) РФ в 2023 году с падения на 2,3% до роста на 0,3%, а в апреле повысил прогноз еще на 0,4 процентных пункта (п. п.), до 0,7%. Банк России, в свою очередь, сейчас прогнозирует динамику ВВП в этом году в пределах плюс 0,5–2% вместо минус 1% — плюс 1%, как в феврале. В ЦБ также отмечают ускорение роста потребительского спроса на фоне повышения реальных заработных плат и доходов, усиления общего дефицита на рынке труда и снижения в первом квартале нормы сбережений, в том числе из-за активизации розничного кредитования.

В целом адаптация российской экономики к новым геополитическим вызовам происходит гораздо быстрее, чем ожидало подавляющее большинство отечественных и зарубежных аналитиков, отмечает заместитель директора Института народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН Дмитрий Кувалин. «Мы ожидаем продолжения роста квартальных значений ВВП в течение этого года. Итоговый рост ВВП в 2023 году может составить 1–1,5% при условии, что сохранится драйв в потреблении, а добыча ресурсов будет сильнее изначальных ожиданий», — говорит генеральный директор рейтингового агентства АКРА Михаил Сухов. Основным источником подъема в 2023 году он называет в том числе преодоление спада в отдельных отраслях, наиболее пострадавших в прошлом году, в частности торговле и транспорте.

Реакция замещения

Позитивную роль сыграли благоприятная мировая конъюнктура, например рост мировых цен на ключевые товары российского экспорта, и удачные действия на уровне макроэкономической политики. По данным Федеральной таможенной службы, в 2022 году российский товарный экспорт достиг исторически рекордного показателя — $591,5 млрд. Основные позиции, несмотря на санкционные ограничения, — нефтегаз, продовольствие, удобрения, цветные металлы. Кроме того, российскому правительству удалось принять своевременные меры для купирования инфляционного скачка, предотвращения паники на потребительском рынке и в банковской сфере, обеспечения работы национальной платежной системы, стабилизации курса рубля, а также в части секторальной антикризисной поддержки, перечисляет Дмитрий Кувалин.

Платежный баланс, по словам Михаила Сухова, поддержало сокращение импорта на 7,6%, поэтому валютный курс не оказывал постоянного негативного влияния на хозяйственные связи в условиях изменения географии платежей.

Уход нерезидентов как кредиторов компенсировался рублевым кредитованием банков и, что немаловажно, ростом корпоративных облигаций, размещенных на рынке, отмечает Михаил Сухов: «Суммарно прирост средств, предоставленных экономике финансовым сектором, — корпоративное кредитование и размещенные на рынке облигации — составил за 2022 год более 10 трлн руб. (свыше 7% ВВП в текущих ценах) и достиг 79 трлн руб., что удержало экономику от большего спада в прошлом году». Напомним, что номинальный объем ВВП в 2022 году, по данным Росстата, составил около 151,5 трлн руб., снизившись на 2,1% к 2021 году.

«Кроме того, российские предприятия, регионы и население в очередной раз подтвердили свои высокие адаптивные способности, причем это происходило в активной форме», — говорит Дмитрий Кувалин. Эксперт ссылается на данные опросов ИНП РАН, которые показали, что доля российских предприятий, которые в ответ на санкции начали модернизировать свое производство, с весны прошлого года к началу текущего выросла с 15 до 33%. Доля предприятий, находящихся в поиске новых рынков сбыта, — с 31 до 39%; начавших выпускать новые виды продукции — с 21 до 29%; запустивших поиск новых поставщиков внутри России — с 70 до 78%. «Сегодня активные методы адаптации, такие как модернизация производства, усиление маркетинга, явно преобладают над пассивными — увольнением работников, снижением зарплат, уменьшением инвестиций», — подтверждает директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики УК «Альфа-Капитал» Владимир Брагин.

Ощутимые потери

К главным потерям экономики эксперты относят утрату ряда перспективных рынков сбыта, резкое ограничение доступа к сектору высоких технологий, импорту высококачественной техники и запчастей, уход из России иностранных производителей из этих сфер. «Российские производители, которые зависели от их поставок, оказались в числе наиболее пострадавших от санкций. Выпуск автомобилей в 2022 году сократился в три раза по отношению к 2021-му; стиральных машин — в два раза, холодильников — на 40%; грузовых вагонов — на 20%», — напоминает Дмитрий Кувалин. Например, железнодорожное машиностроение, по его словам, пострадало из-за дефицита конических подшипников кассетного типа, которые выпускались на российских заводах в недостаточных объемах. В марте в Минпромторге состоялось специальное совещание по этому вопросу, где замминистра Альберт Каримов рассказал, что к концу года прогнозируется полное удовлетворение внутреннего спроса вагоностроителей, в значительно большей степени за счет отечественного производства.

«Если проблему потери экспортно-импортных каналов сегодня уже удалось отчасти решить за счет переориентации на потребителей и поставщиков в нейтральных и дружественных странах, то вопрос доступа к высоким технологиям стоит очень остро», — отмечает Дмитрий Кувалин. Соответствующие негативные последствия будут иметь накопительный эффект и могут сказаться на снижении потенциала экономики, падении производительности труда, высказывает опасения макроаналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов. «Но если ситуация в экономике будет оставаться стабильной, то развитие технологий внутри страны будет ускоряться. По крайней мере, сейчас для этого очень высокая мотивация», — считает Владимир Брагин.

При этом эксперты отмечают, что, например, в сфере общественного питания, пищевой и деревообрабатывающей промышленности, аграрной сфере уход иностранцев, по сути, расчистил рынки для отечественных производителей, которые этим воспользовались.

Риски и угрозы

Относительно удачная адаптация российской экономики к текущим проблемам сама по себе не отменяет риски и угрозы, связанные с проблемами средне— и долгосрочного характера, говорит Дмитрий Кувалин. «Реальное сокращение в разной степени затронуло в 2022 году отрасли, формирующие более половины (54,9%) ВВП. Риск дефолтов в условиях изменения структуры экономики нельзя игнорировать, хотя активные меры поддержки государства его снижают», — отмечает Михаил Сухов.

Антироссийские санкции — это надолго, на десятки лет, прогнозирует Дмитрий Кувалин. По его мнению, сегодня нужно направить максимум усилий на поддержку компаний, которые занимаются импортозамещением высокотехнологичной продукции, многократно увеличить для них объемы госпомощи, а также активнее расширять отношения с нейтральными и дружественными странами, имеющими собственные развитые анклавы высоких технологий, — Китаем, Индией, Ираном, Вьетнамом, Малайзией.

По словам Владимира Брагина, пока улучшения в сфере технологической независимости в нашей стране носят точечный характер и проявляются в форме частных успехов. «Проблема полноценного восстановления фундаментальной и особенно прикладной науки, проектно-конструкторского дела (инжиниринга), опытных производств и ключевых отраслей типа микроэлектроники и станкостроения продолжает стоять перед нами в полный рост», — говорит эксперт.

Бизнесу для определения перспектив важно понимание роли негосударственного сектора, «запретных зон» и приоритетов приватизации, говорит Михаил Сухов: «Сейчас рост финансирования и контроля государства во многих ключевых отраслях неизбежен. От ответа на вопрос о возможностях и ограничениях приватизации зависит формирование волны «новых русских», а также интерес к инвестициям в Россию бизнеса дружественных стран».

Российская экономика и финансовый сектор в значительной степени адаптировались к санкциям, эффекты заражения, связанные с финансовой нестабильностью в ведущих странах, ограничены, говорится в «Обзоре финансовой стабильности» Банка России за четвертый квартал 2022-го — первый квартал 2023 года. Чувствительным каналом влияния в документе названо сокращение спроса и цен на товары российского экспорта в случае мировой рецессии, а также негативные последствия от уже принятых ограничительных мер и новых санкционных ограничений, включая вторичные санкции. «Все более значимым фактором с точки зрения эффектов заражения становится экономическая и финансовая устойчивость дружественных стран, с которыми у России усиливаются экономические и финансовые связи», — говорится в материалах ЦБ РФ.

К основным уязвимостям нефинансового сектора в ЦБ относят подверженность компаний санкционному давлению, а также выход иностранных инвесторов из российских активов. Для финансового сектора главную опасность, по мнению аналитиков регулятора, представляют рост долговой нагрузки граждан, дальнейшее ограничение доступа к платежной инфраструктуре в «токсичных» валютах, рост сбережений граждан в иностранных инструментах, дисбалансы на рынке жилой недвижимости и процентные риски банков на фоне повышения госдолга.

Определенные ожидания эксперты связывают с Петербургским международным экономическим форумом. «Должны быть решены важнейшие вопросы стратегического планирования развития многих высокотехнологичных секторов экономики РФ, речь, в частности, об обеспечении безопасности и импортонезависимости критической информационной инфраструктуры, цифровизации сельского хозяйства, технологиях искусственного интеллекта, цифровизации финансовых рынков, разработке российского программного обеспечения широкого спектра применения», — считает ректор Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова Иван Лобанов. Он заметил, что решение этих вопросов невозможно без радикального повышения эффективности работы систем среднего, среднеспециального и высшего образования.

По мнению Дмитрия Кувалина, в рамках форума необходимо достичь как можно больше конкретных договоренностей о запуске новых инвестиционных проектов и современных производств. «Нужно искать способы усиления экономических связей с дружественными странами — при всем желании мы не сможем импортозаместить все необходимые технологии и товары, да и само импортозамещение, хотя бы на начальном этапе, требует импорта», — считает Владимир Брагин.

Поделиться
Авторы
Теги