Юридический бизнес в России: в поисках баланса

Юридический бизнес в России: в поисках баланса

Обновлено 18 октября 2023, 11:41
Getty Images Russia
Фото: Getty Images Russia

Российский правовой рынок пережил самую масштабную перестройку за последние 30 лет. Обращаться к юристам стали чаще, конкуренция обострилась, работа стала сложнее, а платят за нее меньше, констатируют эксперты.

В ситуации, которую юристы описывают как «от нестабильности до критичной неопределенности», сохранить устойчивость удалось не всем и не сразу. «Первым «черным лебедем» стала пандемия, вторым — исход из России международных юридических фирм», — комментирует общий тренд управляющий партнер московского офиса, соруководитель судебно-арбитражной практики адвокатского бюро ЕПАМ Денис Архипов. Глобальных изменений при этом не случилось: сначала почти все фирмы на рынке так или иначе пережили пандемию, а теперь большинство команд из ушедших ильфов (зарубежных юридических фирм) продолжили работать в России под новыми брендами, сохранив основную часть клиентов, добавляет он.

На фоне ужесточающихся санкций, вынужденной «русификации», а затем и частичного оттока опытных юристов произошли перемены в структуре работы многих юридических компаний и качественные изменения состава рынка.

Передел собственности

По оценке Центра стратегических разработок (ЦСР), к началу сентября 2022 года 34% крупнейших иностранных компаний разных отраслей экономики, работавших в России, ограничили деятельность в стране, еще 15% решили передать бизнес новому собственнику российского подразделения и 7% приняли решение покинуть рынок полностью, не продавая бизнес.

Тренд «на выход» задал тон юридической работе. Опрошенные РБК+ эксперты отмечают корпоративную практику и работу по сделкам как приоритетное и наиболее прибыльное и сегодня, и в перспективе направление. Продолжаются проекты, связанные с уходом из РФ иностранных игроков, есть сделки исключительно между российскими участниками рынка, возобновляется активность в рамках создания совместных предприятий в России и ряде зарубежных стран, отмечает партнер Alumni Partners Екатерина Дедова. Работы много также у антимонопольных юристов, которые согласовывают сделки с правительственной комиссией. В ходе Санкт-Петербургского юридического форума-2023 (ПМЮФ-2023) управляющий партнер и глава корпоративной практики Level legal services Леонид Эрвиц оценивал число заявок в очереди на рассмотрение у комиссии более чем в 2 тыс.

Зачастую природа обращений клиентов в юркомпании сегодня не самая позитивная, признает управляющий партнер «Пепеляев Групп» Сергей Пепеляев: «Это завершение деятельности компании, релокация, продажа бизнеса». Но есть и положительные моменты, когда юристы помогают возвращаться на рынок знакомым брендам, пусть и под новыми названиями, отмечает он.

Сегодня мы наблюдаем ситуацию, когда значительные объемы ликвидности оказались заперты внутри страны, констатирует партнер BGP Litigation Дмитрий Базаров: «С одной стороны, дисконтирующие на фоне возросших страновых рисков продавцы сейчас встречаются с покупателями, которые готовы принимать эти риски на себя: здесь интересы сторон совпадают. С другой — те, у кого есть деньги, продолжат покупать активы тех, у кого деньги закончились. По сути, мы наблюдаем передел собственности».

Вторая «сквозная тема» — работа исходя из введенных международных санкций — стала флагманской на прошедшем в мае ПМЮФ-2023. Под санкции попала практически каждая десятая компания, приводит свою оценку глобальный управляющий партнер Better Chance Виктория Борткевича: «Санкционный комплаенс, оспаривание санкций, сопровождение судебных споров, возникших в связи с введением санкций, разморозка активов наиболее востребованы в контексте новой санкционной экономики».

По итогам прошлого года многие фирмы создали или усилили свои «санкционные» практики, ограничения прямо или косвенно стимулировали фирмы и к открытию офисов в дружественных иностранных юрисдикциях. Санкциями объясняют юристы и рост востребованности судебно-арбитражной практики, главным образом в части международного арбитража: как тренд выделяется применение ст. 248.1 и 248.2 Арбитражного процессуального кодекса РФ, позволяющих российским подсанкционным лицам обращаться в российские государственные суды, отмечает Дмитрий Базаров.

Отражением общей геополитической ситуации стало большое число инфраструктурных проектов, реализуемых частными инвесторами, госкомпаниями и институтами в социальной, транспортной и производственной сфере. В результате, отмечает партнер Better Chance Вадим Турцев, наблюдается сильная потребность со стороны клиентов сразу в нескольких практиках, включая в первую очередь финансовую, практику инфраструктуры и ГЧП. Требованием времени обусловлен интерес к развитию практики фармацевтики в «Пепеляев Групп», добавляет Сергей Пепеляев: «В России активизируется производство отечественных лекарств и медицинских изделий, что в будущем позволит хотя бы частично снять зависимость от зарубежных препаратов и разработок — все это требует правового регулирования».

Эксперты отмечают и интерес рынка к банковской практике, что обусловлено, по словам Вадима Турцева, большим числом проектов в сфере корпоративного кредитования, рефинансирования и реструктуризаций. Востребованность направления будет расти на фоне адаптации рынка к текущему кризису и роста потребностей компаний в банковском финансировании и долговой финансовой реструктуризации, ожидает Екатерина Дедова.

Не советник, а партнер

Давний тренд, в рамках которого юрист становится для доверителя не просто советником по юридическим вопросам, но и бизнес-партнером, за последний год усилился: акцент смещается с выявления рисков на поиск решений — персонализированных, нестандартных, стратегически верных, способных вывести бизнес клиента на качественно новый уровень, констатирует Денис Архипов: «Это накладывает на юристов дополнительную, зачастую персональную ответственность, не так просто дать клиенту практический совет, как в условиях новой реальности не просто остаться на плаву, но и увеличить отдачу и эффективность работы».

Одно из главных требований у бизнеса к консультантам — новый формат работы и ожидания от результата, соглашается Екатерина Дедова: «Сейчас клиентам не нужны длинные меморандумы, они хотят короткие практические ответы в сжатые сроки, лучше сразу в мессенджере». Помимо этого, от партнера ждут грамотной коммуникации, причем обладание soft skills перешло в разряд первостепенных вопросов, добавляет Архипов.

Умение дружить

Комплексные проекты подталкивают к соответствующему подходу в продвижении юридических услуг. Для этого все чаще используются партнерства — работа с бизнес— и отраслевыми объединениями, например, в рамках таких площадок, как Объединение корпоративных юристов (ОКЮР) или РСПП. Конкурентным преимуществом становится «умение дружить», подчеркивает Леонид Эрвиц. По его словам, лишь нескольким «новым» российским юридическим компаниям удалось договориться с бывшими головными офисами международных юрфирм и заключить с глобальными брендами реферальное соглашение. Выстроенная партнерская сеть с зарубежными консультантами, которую юрфирмам пришлось воссоздавать фактически с нуля, становится плюсом в борьбе за клиента.

Параллельно на рынке наблюдаются партнерства юрфирм с компаниями из смежных сфер. Так, созданная бывшим вице-президентом МТС Русланом Ибрагимовым GR-компания IRS Advisory Group в конце апреля заявила о создании консорциума с юрфирмами. Первой из присоединившихся стала BGP Litigation.

Параллельно происходит оптимизация: у бизнеса — бюджетная, у юрфирм — в работе. По словам Екатерины Дедовой, приходится находить возможности решать задачи на том же качественном уровне при одновременной подстройке ресурса, в том числе проектных команд, а также с помощью внедрения различных технологических решений. Несмотря на сложности, с которыми столкнулись сами российские юрфирмы, юристы продолжают быть важной опорой бизнеса и решают по-настоящему сложные беспрецедентные вопросы, особенно в свете постоянно появляющихся новых санкций в отношении отечественных клиентов, резюмирует Леонид Эрвиц.

Поделиться
Авторы
Теги