Как экономика российских регионов адаптируется к новой реальности

Страна адаптируется к новой реальности

Обновлено 18 октября 2023, 12:06
Максим Григорьев/ТАСС
Фото: Максим Григорьев/ТАСС

За последний год большинству российских регионов пришлось пересмотреть приоритеты своего развития: импортозамещение стало одной из точек роста.

По оценкам Всемирного банка, в 2022 году снижение ВВП РФ составило 3,5%. Минэкономразвития прогнозирует по итогам года сокращение ВВП не более чем на 2,9%. Так, согласно данным Росстата, индекс промпроизводства за январь—декабрь 2022 года снизился на 0,6% по сравнению с 2021 годом. Самый высокий результат по этому показателю у Центрального федерального округа (+3,1%), самый низкий — на Дальнем Востоке (–4,8%). Оборот розничной торговли в 2022 году снизился на 6,7% к уровню прошлого года (наиболее серьезный спад в ЦФО — минус 9,5%). В сельском хозяйстве рост по сравнению с прошлым годом составил 10,2%. Наиболее высокие показатели отрасли в Приволжье (рост на 20,1%) и на Урале (+16,8%). Подросла и строительная отрасль: объем работ, выполненных по ВЭД «Строительство», согласно данным Росстата, в 2022 году увеличился на 5,2%. Лидером в этом направлении стал ЦФО (+12%), самые низкие объемы — в Северо-Западном федеральном округе (–10,5%).

Экономическая активность регионов восстанавливается по мере адаптации предприятий к новым условиям, следует из последнего доклада Банка России «Региональная экономика: комментарии ГУ». Предприятия активно перестраивают бизнес-процессы и формируют новые схемы поставок. В декабре 2022 — январе 2023 года вырос выпуск отечественных товаров, особенно инвестиционного назначения, ввиду снижения импортного предложения. Многие предприятия работали в режиме полной загрузки производственных мощностей, говорится в докладе.

Новый поворот

По итогам 2022 года субъекты РФ разделились на две условные категории, считает координатор «Деловой России» в СЗФО Дмитрий Панов. Регионы-консерваторы, по его словам, сделали ставку на имеющиеся ресурсные возможности в традиционных для себя отраслях — металлургия Вологодской области и Кузбасса, нефтегазовый сектор ЯНАО и Сахалина, сельское хозяйство в Ставрополье, машиностроение в регионах Урала. Регионы-новаторы, по мнению Дмитрия Панова, пошли по пути поиска новых конкурентных преимуществ и расширения приоритетных спектров экономического развития, среди них можно отметить Республики Татарстан и Башкортостан, Московскую, Липецкую, Орловскую области, Санкт-Петербург.

Одной из точек роста в регионах становится создание импортозамещающих производств. Авторы доклада Банка России приводят в пример производителя промышленных красок и покрытий из Ленинградской области, который в четвертом квартале 2022 года заместил зарубежные аналоги антикоррозийных покрытий для труб на нефте- и газопроводах. Один из крупных фармпроизводителей освоил выпуск нового антигистаминного препарата (ранее его аналоги были только импортными). Для замещения импорта в Удмуртии начали выпускать новое оборудование для добычи нефти. Примеры открытия новых импортозамещающих производств в 2022 году есть во многих регионах.

В связи с разворотом на Восток большие изменения произошли в сфере логистики, отмечает вице-президент, управляющий директор управления регионального развития Российского союза промышленников и предпринимателей Сергей Мытенков. Некоторые регионы в разы изменят показатели грузооборота, считает эксперт: «Из-за активизации торговых связей с Ираном, Турцией, другими странами совершенно по-другому выглядят перспективы Дагестана, Астраханской области, Кавказа в целом». Порты на Дальнем Востоке и юге России по-прежнему работают в режиме высокой нагрузки, сообщает Банк России. То же самое касается и железнодорожных контейнерных перевозок. Например, на Дальнем Востоке в декабре 2022 года они выросли на четверть в годовом сопоставлении.

Растет спрос и на внутренний туризм. Так, в период новогодних праздников вырос объем услуг сферы гостеприимства в Центральной России, Северо-Западном регионе, на юге России и в других регионах, говорится в докладе Банка России.

Риски сохраняются

К сложностям, с которыми сталкиваются региональные предприятия, прежде всего относится рост производственных издержек, отмечают эксперты Банка России: в результате вынужденной перестройки бизнес-процессов удлинились логистические маршруты, появились дополнительные посредники, изменились условия расчетов с поставщиками.

Разворот на Восток, например, обнажил проблему недостаточной пропускной способности транспортных коридоров в Сибири и на Дальнем Востоке, говорит сопредседатель Красноярского краевого регионального отделения «Деловой России», генеральный директор ООО «Сибирская финансовая система» Валентин Богомолов. По его словам, необходимо уделять внимание развитию трансграничных коридоров, терминальной-логистической инфраструктуры вблизи пунктов пропуска и границ с другими государствами.

В некоторых отраслях программы импортозамещения пока работают недостаточно эффективно. Так, критичная ситуация складывается в лесопромышленном комплексе. По словам Валентина Богомолова, отрасль очень зависима от импортной лесозаготовительной техники, а производители из недружественных стран прекратили поставки и сервисное обслуживание. В итоге стоимость запчастей выросла в 4–10 раз, как и период простоя техники. Полноценных отечественных или китайских аналогов пока нет, подчеркивает Валентин Богомолов.

Регионы, где сосредоточено большое количество так называемых импортозависимых отраслей, находятся в зоне риска, считает директор центра «Российская кластерная обсерватория» Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ Евгений Куценко. К ним, по данным Банка России, относятся автомобилестроение, производство резиновых и пластмассовых изделий, производство прочих транспортных средств, производство машин и оборудования, а также фармацевтика.

Максимальный удар по перспективам роста пришелся на промышленно развитые регионы с диверсифицированной экономикой и высоким инновационным потенциалом, считает Евгений Куценко. Чем активнее регионы привлекали зарубежных инвесторов, строили новые заводы и формировали новые отрасли специализации за предыдущие двадцать лет, тем сложнее оказалась их экономическая ситуация.

По оценкам Российской кластерной обсерватории, величина импортозависимости и риск торможения развития наиболее высоки для Калужской, Ульяновской, Курганской, Самарской областей и Чувашской Республики. Минимальным образом технологические ограничения могут повлиять на Ханты-Мансийский, Ненецкий, Ямало-Ненецкий автономные округа, Чечню и Тыву.

В организации запуска новых импортозамещающих производств не хватает систематизации, полагает Сергей Мытенков. Региональным производителям, по его словам, необходимо понимание, что именно и в каком объеме нужно замещать, какой должна быть номенклатура товаров: «Тогда бизнесу будет проще ориентироваться, стоит ли вкладываться в то или иное направление, есть ли на этом рынке достаточное количество заказчиков». РСПП отчасти берет эту задачу на себя и занимается каталогизацией товаров, которые необходимо заместить.

Ориентиры на будущее

Большинство компаний реального сектора вне зависимости от региона столкнутся в 2023 году с одинаковыми проблемами, считает Валентин Богомолов: падение спроса, рост расходов на сырье, материалы и комплектующие, в отдельных отраслях будут проблемы с подбором персонала. «Еще одним общим для всех фактором будет сложность планирования инвестиционных проектов как ввиду непредсказуемости внешней ситуации, так и из-за сложностей с поставками импортного оборудования», — говорит Валентин Богомолов.

Одна из ключевых задач сейчас — создать благоприятный инвестклимат в российских регионах и понятные условия игры в противовес внешней нестабильности, полагают эксперты. При этом упор на инвестиции необходимо делать точечно, изучая потребности региона и усиливая его слабые стороны, подчеркивает исполнительный директор межрегионального отделения «Деловой России» по Хабаровскому краю и ЕАО Александр Головко. Например, освоение острова Большой Уссурийский, по его словам, откроет для предпринимателей значительные инвестиционные возможности: «Рядом находится Китай, а это огромный поток туристов и потенциальных потребителей на экспорт».

Особое внимание, по мнению Сергея Мытенкова, стоит уделить поддержке малого бизнеса. Переориентация крупных экспортных компаний на внутренний рынок, считает он, может ухудшить позиции небольших компаний. Кроме того, нужно учитывать, что каждый новый пакет санкций продолжит дестабилизировать ситуацию.

В наиболее выигрышном положении окажутся регионы страны, которые смогут максимально диверсифицировать экономику за счет создания новых наукоемких и высокотехнологичных производств, как это делают Республики Башкортостан и Татарстан, уверен Дмитрий Панов. Преимуществом, по его словам, будет также использование межрегиональной кооперации и близости к новым транспортным коридорам. Так, участие в Арктической повестке может стать одним из ключевых приоритетов развития для Санкт-Петербурга, Мурманска, Архангельска.

Перспективы для развития открывает активное взаимодействие с дружественными странами, как например проект по совместному производству электробусов Иркутской области и китайских инвесторов. Важно, по словам Дмитрия Панова, создавать и расширять уникальные инвестиционные площадки с особыми льготами — ОЭЗ, ТОСЭР, как, например, Москва и Московская область, Липецкая область, регионы Дальнего Востока.

Дальнейшее стратегическое развитие регионов будет связано с их успехами в привлечении замещающих инвестиций из дружественных стран, а также в конкуренции за новые федеральные ресурсы обеспечения технологического суверенитета, уверен также Евгений Куценко.

Стратегия пространственного развития России нуждается во введении формализованных требований о соответствии поддерживаемых государством проектов текущим или перспективным региональным специализациям, а также единых правил выстраивания конструктивной конкуренции между регионами, считает эксперт. Сейчас, по словам Евгения Куценко, возможны любые сценарии: «Не исключено, что ряд регионов потеряют свое лидерство, появятся новые точки роста».

Поделиться
Авторы
Теги