Как российская легкая промышленность ищет новые точки роста

Обновлено 18 октября 2023, 11:18
Варвара Гертье / РИА Новости
Фото: Варвара Гертье / РИА Новости

Российские бренды и производители укрепляют свои позиции на рынке. Опыт клиентов банка ТКБ показал, как субсидированный лизинг оборудования и банковские гарантии помогают предприятиям с переоснащением и масштабированием бизнеса.

Задачи

Отечественная легкая промышленность на фоне геополитического кризиса как столкнулась с серьезными вызовами, так и получила возможности для развития.

Исторически спрос на одежду, обувь и аксессуары удовлетворяется за счет импорта, а более половины объема российского производства приходится на спецодежду по госзаказу, домашний текстиль и нательное белье, по данным отчета 2022 года «Легкая промышленность в новых экономических условиях» Центра стратегических разработок (ЦСР).

Однако на фоне геополитического кризиса и санкций объем отгруженных товаров собственного производства, по данным официального портала «Легпром России» за январь—май 2022 года, увеличился на 20,2% по сравнению с аналогичным периодом 2021 года и достиг 427,5 млрд руб. В частности, производство одежды выросло на 27,4%, текстильных изделий — на 17,2%, кожи и изделий из кожи — на 13,6%.

На фоне освободившихся ниш у отечественных брендов есть шансы для оттеснения иностранных компаний, в том числе за счет извлечения конкурентных преимуществ от использования дешевого труда, занимающего около 20% в структуре себестоимости отрасли, полагают в ЦСР. Согласно данным «Легпром России», сегодня отрасль насчитывает 20 тыс. предприятий, в ней занято 292 тыс. человек.

При поддержке масштабирование производства одежды, обуви, текстиля и кожаных изделий может быть реализовано в не менее чем 17 российских регионах, на которые приходится более 45% рабочих мест в легпроме, прогнозируют аналитики ЦСР.

Мотивация и предпосылки

На фоне санкций легкая промышленность столкнулась с типичными и для других рынков проблемами, отмечает замдиректора Центра исследований структурной политики НИУ ВШЭ Анна Федюнина.

Усложнилась логистика, произошло удорожание всех расходов, связанных с доставкой и распределением продукции, особенно зарубежной. Рост цен на сырье в легпроме, по данным НИУ ВШЭ, оказался чувствителен для 37% компаний, причем в большей степени для производителей одежды (43%), в то время как в сегменте текстиля рост цен ощутили только 26%. Вторая по остроте проблема — сложность с импортом сырья, ее испытало каждое третье предприятие.

Ограничения привели к трансформации цепочек поставок и структуры отрасли в целом. Быстрыми темпами выросли поставки сырьевой, промежуточной и готовой продукции из Китая, Турции, Ирана, стран Азии. По оценкам НИУ ВШЭ, 10% предприятий легкой промышленности перешли на отечественных поставщиков, 15% — нашли новых иностранных партнеров.

В частности, с европейской текстильной химии удалось оперативно переключиться на аналоги из Китая и Средней Азии, рассказал гендиректор компании «ТДЛ Текстиль» Дмитрий Кокшаров. Швейцарские компании, производители красителей, по его словам, удалось сменить на индийские.

Предприятиям, работающим на китайском оборудовании, по словам Дмитрия Кокшарова, удалось избежать острых проблем с оборудованием — европейские производители перестали поставлять не только технику, но и запчасти для нее. Однако, например, производство льна «ТДЛ Текстиль» в Костроме оказалось оторвано от традиционных рынков сбыта. Большой объем продукции, до 70%, компания отправляла на экспорт, в частности, была поставщиком для таких компаний, как «Леруа Мерлен» и уже ушедших из страны IKEA и Zara. «Разместить такой объем на внутреннем рынке просто не получается», — говорит Дмитрий Кокшаров.

Еще одна серьезная проблема — низкая инновационная активность отечественной легкой промышленности, отмечает Анна Федюнина: «Наши предприятия еще с советских времен в основном производят традиционную продукцию, а сегмент инновационных предприятий (спецодежда, товары для спорта и активного отдыха) относительно узок».

Решение

Отрасль нуждается в средствах в первую очередь на модернизацию существующего парка оборудования — обновление и дооснащение производств, говорит учредитель и генеральный директор компании «Протекс» Иван Петров: «Это позволит увеличить производительность и эффективность предприятия, а также расширить ассортимент выпускаемой продукции, адаптировать ее под запросы рынка».

Второй по популярности целью привлечения заемных средств, по его словам, является субсидирование части процентной ставки по кредитам на оборотные средства: «Подобными кредитами пользуется большинство предприятий, и поддержка в этом вопросе крайне важна».

Востребованность программы субсидирования части затрат на обслуживание кредитов, направленных на пополнение оборотных средств, в условиях подорожания сырья и потери некоторых рынков сбыта подтверждает президент «Союзлегпрома» Андрей Разбродин. Также, по его словам, в отрасли считают целесообразным расширить господдержку в сфере лизинга оборудования и его закупок.

Реализация и результат

Реализация лизинговых сделок, в частности, сегодня доступна через инструмент субсидирования Минпромторга РФ. Программа позволяет компенсировать до 50% затрат на приобретение оборудования. Мера востребована как из-за высокой степени износа мощностей легпрома, так и смены поставщиков оборудования, отмечают эксперты.

Субсидия от министерства распределяется между финансируемыми лизинговыми компаниями, поясняет руководитель блока корпоративного бизнеса банковской группы ТКБ Татьяна Сатина. С 2019 года ТКБ совокупно профинансировал проекты на 3 млрд руб., полученные субсидии составили чуть больше 1 млрд руб.

Чтобы получить поддержку, сначала участники проходят конкурс Минпромторга: министерство отбирает предприятия, учитывая их бизнес-план, количество будущих рабочих мест, рост выручки и другие показатели, которые в случае одобрения поддержки увеличат эффективность деятельности.

Запрос на программу есть как со стороны компаний федерального уровня, так и малого и среднего бизнеса, говорит Татьяна Сатина. Потребности у каждого свои: ткацкое оборудование для производства зимней обуви, линии для окраски продукции, техника для изготовления кирзовых сапог, термобелья, перчаток и так далее.

При этом в 2023 году некоторые лизинговые компании, в том числе ТКБ, с осторожностью стали смотреть на поставку оборудования, которое закупается преимущественно из-за границы, отмечает Татьяна Сатина: «Банки справедливо переживают за логистику и доставку, ведь срок изготовления оборудования, как правило, длинный, а спрогнозировать дальнейшее ужесточение санкционного давления невозможно, это зона неопределенности. Клиенты переключаются на покупку оборудования производителей дружественных стран, мы зачастую осуществляем сделки через инструмент возвратного лизинга, содействуя при этом клиентам в поставке оборудования, если такая необходимость возникает. Тем не менее в 2023-м мы разрешили финансирование четырех проектов на общую сумму 1 млрд руб.».

ТКБ на рынке более 30 лет, отмечает Татьяна Сатина: «Опираясь на опыт и экспертизу, мы понимаем специфику обслуживания и потребности практически любой отрасли. При этом санкционное давление открыло ТКБ доступ к большинству программ государственной поддержки для разных направлений и размеров бизнеса, сопоставимых с программами госбанков. Лимиты на льготные программы у нас сопоставимы с лимитами запросов — навигируем клиента по всем доступным программам на входе и можем быстро подстроиться под потребности бизнеса, управляя ожиданиями клиента, что крайне важно».

Сегодня отечественные производители в своих инвестиционных проектах во многом полагаются, например, на дружественных китайских партнеров. Так, по словам Ивана Петрова, два реализованных проекта «Протекс» укомплектованы на 80% китайским оборудованием.

Кроме того, во многом успешная реализация проектов с оснащением западным оборудованием зависит от сроков принятия решения банком, отмечают в ТКБ: «Быстрый процесс — дополнительное преимущество для лизингополучателя». Например, один из участников программы — производитель детской обуви — получил литьевую установку из Германии в течение двух недель после заявки на субсидирование.

В свою очередь, компания «Протекс» за счет субсидирования Минпромторгом авансового платежа в лизинговых сделках осуществила инвестиционный проект — вертикальную диверсификацию производственной цепочки и расширение ассортимента выпускаемой продукции.

«В результате мы приобрели и запустили комплекс оборудования для подготовки суровых тканей к отделке, линию крашения ворсовых трикотажных полотен и высокотехнологичное вязальное оборудование», — говорит Иван Петров. В компании отмечают, что они были одними из первых, кто воспользовался антикризисными мерами поддержки: «Никаких сложностей в подаче заявки не было, ответ по ней был дан в четко установленные сроки. Команда банка ТКБ верно оформила все документы, а ключевые показатели позволили получить финансирование».

Сегодня меры поддержки легпрома реализуются также Фондом развития промышленности и Российским экспортным центром.

По программе Фонда развития промышленности производитель может также обновить оборудование за счет финансирования под 1 и 3% годовых. «Востребованность программы высокая, все хотят получить доступ к дешевым деньгам», — констатирует Татьяна Сатина. Однако для этого необходим либо залог имущества (а его зачастую не хватает в таких объемах), либо банковская гарантия. За неполный прошлый год ТКБ предоставил таких гарантий на сумму 1,6 млрд руб., сейчас в работе около пяти заявок.

«Протекс» благодаря финансированию Фонда развития промышленности и поддержке Минпромторга реализовал проект по организации пока единственного в стране производства ворсового трикотажного полотна.

Промышленная ипотека — еще один инструмент, значимость которого подчеркивают в отрасли. Важно, что регулятор предусмотрел эту меру непосредственно для производственных помещений, отмечает Иван Петров: «Значит, она будет способствовать развитию производств, а не складов и торговых площадей или выкупу помещений впрок».

Планы и перспективы

По данным НИУ ВШЭ, почти 11% российской легкой промышленности уже нарастили долю на основных рынках присутствия, 7% нашли перспективные ниши для основания новой продукции, 5% вышли на новые географические рынки.

Тенденцию к росту отечественного производства, несмотря на внешнее давление, необходимо продолжать поддерживать комплексными мерами развития отрасли, считает Андрей Разбродин: «Разумеется, с использованием эффективных мер тарифного регулирования — защиты внутреннего потребрынка и российских производителей».

В частности, уход западных компетенций с рынка химии существенно осложнил развитие отрасли, отмечают представители легпрома. «Качество красителей из Китая и Индии нестабильно, что серьезно влияет на себестоимость и потребительские характеристики продукции. А российские производства занимаются в основном доработкой и фасовкой сырья, получаемого от зарубежных компаний», — подчеркивает Иван Петров.

Правительство уже приступило к разработке новых специализированных мер поддержки для компаний легкой промышленности, отмечают в ЦСР. Помимо традиционных программ, направленных на расширение возможностей по субсидированию лизинга и процентов по инвестиционным и оборотным кредитам, целесообразно вернуться к дискуссии об «обелении» зарплат работников отрасли в рамках налогового маневра по аналогии с IT-индустрией (снижение страховых взносов с 30 до 7,6%) и усилении административного контроля над оплатой труда, считают аналитики ЦСР: «Такая реформа позволит не только поднять в два раза официальные зарплаты в отрасли, но и дополнительно сформировать 200 млрд руб. прибыли у предприятий легпрома на десятилетнем горизонте, что расширит возможности отрасли по привлечению финансирования для инвестиций в развитие».

Поделиться
Авторы
Теги