Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В каких регионах губернаторы переболели коронавирусом. Карта Политика, 14:16 Двукратная чемпионка мира среди юниоров Радионова закончила карьеру Спорт, 14:11 Бизнес-менталитет французов: как стать «своим» на переговорах Pro, 14:10 В Англии решили разогнать раритетный Aston Martin Bulldog до 320 км/ч Авто, 14:07 МВД изъяло 143 кг синтетических наркотиков в Брянской области Общество, 14:03 Очевидцы рассказали о землетрясении в Иркутске. Видео Общество, 13:58 Пенсионный фонд опроверг сообщения об угрозе приостановки выплаты пенсий Общество, 13:53 Антирейтинг квартир: какое жилье труднее всего сдавать в аренду Недвижимость, 13:50 Десять депутатов Госдумы попали в больницу из-за коронавируса Политика, 13:49 Определен победитель мужской эстафеты на летнем чемпионате по биатлону Спорт, 13:36 В России отправят на сервис 4 тыс. внедорожников Infiniti Авто, 13:27 Экс-главу правления Межпромбанка арестовали по делу о злоупотреблениях Общество, 13:23 Мишустин выделил еще ₽2,58 млрд на выплаты при рождении третьего ребенка Общество, 13:22 Как выбрать удачный момент для покупки биткоина. 6 советов Крипто, 13:17
Финансы ,  
0 

Финансисты допустили введение контроля за движением капитала в России

Банк России может ввести контроль над движением капитала, если рубль сильно упадет, пишет в своем обзоре главный экономист ФГ БКС Владимир Тихомиров. Уже в ближайшие дни ЦБ придется начать валютные интервенции и, возможно, поднять ставку, чтобы остановить падение рубля. Но это не поможет, полагает экономист, и властям придется вводить контроль над движением капитала.
Фото:Lori
Фото: Lori

Банк России может ввести контроль над движением капитала, если рубль сильно упадет, пишет в своем обзоре главный экономист ФГ БКС Владимир Тихомиров. Уже в ближайшие дни ЦБ придется начать валютные интервенции и, возможно, поднять ставку, чтобы остановить падение рубля. Но это не поможет, полагает экономист, и властям придется вводить контроль над движением капитала.

Неослабевающее геополитическое напряжение и очередной раунд санкций привели к серьезному ослаблению рубля: сегодня доллар на Московской бирже стоит 38,7 руб., а евро — 50,1 руб. Бивалютная корзина во вторник, 16 сентября, составляет 43,03 руб.; до верхней границы, установленной ЦБ, осталось 1,37 руб.

То, что мы наблюдаем, — это плата ЦБ за объявленную цель по переходу на свободное плавание курса и нежелание поднять ставку в прошлую пятницу, то есть сделать упреждающий шаг для поддержки рубля, пишет Тихомиров. Краткосрочная стратегия Банка России основана на ожиданиях, что поддержку рублю окажут продажи валюты экспортерами, которые начнутся на следующей неделе с началом ежеквартального налогового сезона. Но проблема в том, что ЦБ придется начать интервенции раньше, уверен Тихомиров. Среднесрочная стратегия ЦБ, по его словам, основана на предположении, что нынешний кризис в отношениях России и Запада (и сопровождающее это снижение объемов предложения долларов) будет относительно коротким и ситуация нормализуется в течение одного-двух месяцев.

Тихомиров указывает, что в краткосрочной перспективе на рубль будут оказывать влияние многие факторы: действия ЦБ, возможные встречные санкции со стороны России, инфляция, продажи экспортеров, а также международные — цены на нефть, политика ФРС, переговоры России и  ЕС по газу и даже шотландский референдум.

Каждый из этих факторов может влиять на рубль самостоятельно, а также в комбинации с другими, указывает Тихомиров. При этом ЦБ ограничен в своих действиях по предотвращению паники на валютном рынке. Экономист перечисляет четыре инструмента, которые доступны Банку России: продажа валюты из резервов, повышение ставок, увеличение резервных требований для открытых валютных позиций и, наконец, обязательная продажа валютной выручки.

Первые три меры не помогут, по мнению экономиста, поскольку на фоне закрытых глобальных рынков компании до конца года должны погасить $77,6 млрд.

Продажи валюты вряд ли успокоят рынок, если только объемы интервенций не будут огромными, пишет экономист. Повышение ставок также не сможет компенсировать геополитические риски. Увеличение резервных требований для открытых валютных позиций, по мнению Тихомирова, также не будет эффективным — банки все равно не согласятся продать имеющуюся у них валюту.

А вот четвертая мера может быть вполне эффективной. Тихомиров пишет, что она использовалась в посткризисный период 1998 года. «Этот шаг станет серьезным отступлением от либерального валютного режима, который Россия ввела в 2005 году, но он может быть оправдан в текущей чрезвычайной ситуации», — пишет экономист. ЦБ имеет право ввести такую меру наряду с требованием открыть специальные резервные валютные депозиты для трансграничных операций.

«Иными словами, я думаю, что валютных интервенций или повышения ставок будет недостаточно, но, скорее всего, эти инструменты будут использоваться Банком России в качестве первого шага. Если ситуация останется напряженной и давление на рубль будет высоким, то, вероятно, за ними последует введение контроля над движением капитала (резервные требования и обязательные продажи)», — пишет Тихомиров в своем отчете.

Двое финансистов рассказали РБК, что тема введения контроля над движением капитала обсуждалась на встрече Сбербанка с инвесторами в начале прошлой недели. Источник в финансово-экономическом блоке сказал, что в правительстве эта тема сейчас не обсуждается.

Введение контроля над движением капитала возможно, но только при значительном ухудшении ситуации и существенном увеличении оттока капитала, говорит главный экономист по России и СНГ BofA Merrill Lynch Владимир Осаковский.

Сейчас вероятность введения контроля над движением капитала мала, согласен главный экономист по России и СНГ «Ренессанс Капитала» Олег Кузьмин. Но она увеличится, если в отношении России будут введены санкции — такие же, как и в отношении Ирана. «Если санкции будут распространять не только на экспорт углеводородов и заимствования компаний, но и на расчетные системы. Если будут запрещены расчеты с внешним миром, тогда имеет смысл введение режима ограничений», – говорит Кузьмин. Ранее в ЕС обсуждали отключение России от системы обмена финансовой информацией SWIFT (Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunication — система межбанковского взаимодействия, предусматривающая передачу финансовых сообщений). Однако в четвертом пакете санкций такое ограничение не ввели.

Еще один критический сценарий может быть основан на обязательном досрочном погашении внешних задолженностей, говорит Кузьмин. «К этому может привести снижение суверенного рейтинга России или же просто распространение санкций на бумаги, которые находятся в обращении. Выплаты внешнего долга тогда могут осуществляться за счет суверенных фондов или резервов ЦБ», — говорит он.