Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Гинцбург назвал подходящие препараты для ревакцинации от COVID-19 Общество, 08:37 Как перерывы для сотрудников спасут компанию от убытков — The Economist Pro, 08:27 Как менялось жилье военнослужащих в Российской Империи, СССР и России РБК и ПСБ, 08:21 Посол допустил обсуждение возможности помилования Сапеги в Белоруссии Политика, 08:21 «Смешной тренер — просто ни о чем». Реакция на вылет России из Евро Спорт, 08:10 Россияне начали просить поменять путевки с курортов России на турецкие Общество, 08:07 Доля пустующих помещений Нового Арбата снизилась до трехлетнего минимума Недвижимость, 08:00 Власти поддержали увеличение штрафов за выброшенный из машины мусор Общество, 07:53 Быстрое свидание с технологиями: как выбрать идеальный ноутбук РБК и ASUS, 07:38 Червиченко раскритиковал Черчесова за «звездность и безответственность» Спорт, 07:28 Клиент 1XBet подал в суд на букмекера и платежные системы Технологии и медиа, 07:10 Площадь пожара на складе с пленкой в Подмосковье выросла почти в три раза Общество, 06:53 Путешествие по России: гид по местам и стилю РБК Стиль и Frame Moscow, 06:49 Аналитики сообщили о росте продаж электромобилей в семь раз с начала года Бизнес, 06:38
Финансы ,  

Россияне начали жить в долг

Россияне меняют модель потребительского поведения со сберегательной на кредитную, заметили эксперты Института Гайдара и РАНХиГС. Расходы населения растут быстрее доходов, в долг у банков берут больше, чем кладут на депозиты
Фото: Александр Демьянчук / ТАСС
Фото: Александр Демьянчук / ТАСС

Население России переходит от сберегательной к кредитной модели поведения, в 2018 году тенденция усилится, указано в мониторинге экономической ситуации в России, подготовленном экспертами Института Гайдара и РАНХиГС. Замедление роста сбережений и ускорение роста кредитования — естественная реакцией людей, стремящихся поддерживать уровень жизни в условиях стагнирующих доходов, отмечает автор статьи «Домашние хозяйства переходят к кредитной модели поведения», старший научный сотрудник института прикладных экономических исследований РАНХиГС Михаил Хромов.

Сбережения vs потребление

Этот вывод подтверждают последние данные по динамике сбережений и кредитной активности населения. За пять месяцев 2018 года сбережения домашних хозяйств выросли лишь на 1,3%, или на 330 млрд руб. (с корректировкой на изменение курса рубля). Это самый низкий темп притока средств населения на депозиты за январь—май с 2014 года, когда с банковских вкладов наблюдался отток средств.

Одновременно увеличилась задолженность населения перед банками — на 883 млрд руб. (или на 7,1%). Разница между приростом долга по кредитам и приростом вкладов достигла 553 млрд руб. Это 3% расходов россиян на конечное потребление (сумма оборота розничной торговли, расходов на платные услуги и общественное питание), отмечается в исследовании. По итогам 2017 года пропорции были противоположные — прирост вкладов населения превысил рост задолженности перед банками на 900 млрд руб.

Слабый рост вкладов на фоне активного роста кредитования показывает адаптацию домохозяйств к ситуации в экономике, говорит главный экономист Евразийского банка развития Ярослав Лисоволик. «Снизилась привлекательность депозитов, а доступность кредитования, напротив, быстро прогрессирует по мере снижения ставок», — отмечает эксперт.

Михаил Хромов отмечает, что в январе—мае 2018 года денежные доходы населения выросли на 4% к уровню аналогичного периода прошлого года, а потребительские расходы — на 5,2%. Отношение долга к годовым денежным доходам россиян пока не повысилось до докризисных максимумов — в конце 2014 года этот показатель достигал 25%, а по итогам мая 2018 года составил 23,9%. Но максимум может быть обновлен уже до конца текущего года, считает автор доклада.

По данным Росстата, рост реальных доходов россиян в мае резко замедлился — до 0,3% (к маю 2017 года), в первые месяцы 2018 года доходы росли быстрее — на 5,7% в апреле, на 4,7% в марте и на 4,4% феврале. До этого на протяжении четырех лет в России фиксировался спад реальных доходов (в 2017 году они сократились на 1,7%, в 2016-м — на 5,8%, в 2015-м — на 3,2%, в 2014-м — на 0,7%).

Риск кредитования

Переход от сберегательной модели потребления к кредитной благоприятен для экономики в краткосрочной перспективе, потому что поддерживает потребительский спрос, сказал РБК автор исследования. ​Но без устойчивого экономического роста в 2–3% и роста доходов, которые сейчас находятся в стагнации, активный рост кредитования создает риски неплатежеспособности населения, предупреждает Хромов.

По оценке Минэкономразвития, рост ВВП в 2018 году может составить 1,9%, в 2019-м — 1,4%. Ускорения роста до уровня выше 3% МЭР не ожидает до 2021 года.

В условиях стагнации доходов населения рост кредитной нагрузки может негативно влиять на бюджеты домохозяйств, говорит Хромов. Если раньше смягчающим фактором было снижение кредитных ставок в 2017 году на фоне снижения ключевой ставки ЦБ, то теперь этот фактор перестал работать. «В итоге в краткосрочной перспективе без стабильного экономического роста и роста доходов банки могут столкнуться с ростом просрочки по кредитам», — говорит Хромов.

О важности роста реальных доходов населения при кредитной модели потребления говорит и Ярослав Лисоволик. «Некоторую модификацию модели потребления и «переключение скоростей» мог бы обеспечить рост реальных доходов населения. Модель имеет негативные последствия для банковского сектора, так как высока вероятность роста просроченной задолженности», — говорит экономист.

Чрезмерно быстрый рост закредитованности населения часто приводит к увеличению доли проблемных кредитов в портфелях банков, согласен эксперт группы исследований и прогнозирования АКРА Дмитрий Куликов. Но сейчас, отмечает он, уровень просрочки в банках снижается: она упала до 6,3% с пиковых 8,5%, к тому же ЦБ регулярно принимает меры по сдерживанию быстрого роста кредитования.

Магазин исследований Аналитика по теме "Макроэкономика"