Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Олимпийский чемпион Сергей Зубов введен в Зал хоккейной славы Спорт, 08:15 В Челябинске произошел пожар на территории компрессорного завода Общество, 08:11 Йеменские хуситы захватили в Красном море суда с гражданами Южной Кореи Политика, 08:06 Волатильность рубля снизилась до минимума с докризисного 2014 года Финансы, 08:00 МВД сообщило о ликвидации крупнейшей в России нарколаборатории Общество, 07:58 Алишер Усманов — о статусе пенсионера и нелюбви к рутинному накоплению Pro, 07:48 Что случилось за ночь. Главные новости РБК Общество, 07:46 Врач Трампа назвал плановым медицинское обследование президента Политика, 07:32 Оптимизм в российской промышленности упал до минимума 2016 года Экономика, 07:00 Boeing 737 утратил статус самого продаваемого в мире самолета Бизнес, 06:51 Вложения России в гособлигации США увеличились почти до $10 млрд Финансы, 06:39 В Верховной раде назвали условия для прекращения войны в Донбассе Политика, 06:37 Постпред России оценил возможный выход США из Договора по открытому небу Политика, 06:23 Тишина, покой и звукоизоляция: как оградиться от лишнего шума. Карточки РБК и ROCKWOOL, 06:20
Финансы ,  
0 
Бизнес предложил подключить к взысканию долгов частных приставов Им хотят дать полномочия ФССП, в том числе по аресту имущества и счетов, но только в спорах юрлиц
Бизнес разработал собственную концепцию института частных судебных приставов, который не раз пытался создать Минюст. Если проект одобрят, частные приставы получат право взыскивать задолженность только по коммерческим спорам
Фото: Сергей Коньков / ТАСС

Частные судебные приставы должны подчиняться Федеральной службе судебных приставов (ФССП) и заниматься только корпоративными разбирательствами. Такие предложения сформулированы в проекте федерального закона «О частных судебных исполнителях», разработанном в Торгово-промышленной палате (ТПП). РБК ознакомился с документом, 1 октября он рассматривался в ТПП на совещании с представителями бизнеса, банков, некредитных финансовых организаций и Минюста, рассказали РБК два участника встречи.

Весной этого года с идеей создать институт частных приставов выступил Российский союз промышленников и предпринимателей в лице совладельца «Альфа-Групп» Михаила Фридмана. Предполагалось, что приставы смогут взыскивать задолженность юрлиц, а также долги по алиментам, социальным пособиям и зарплате.

Это уже не первая попытка создать подобный институт в России. В 2006 году такой эксперимент предложил Юрий Чайка, тогда возглавлявший Минюст, но позднее его признали преждевременным. В 2014 году Минюст разработал законопроект о частных приставах, но он так и не был принят. А в 2017 году Центр стратегических разработок (ЦСР), готовивший предложения для президентской экономической программы под руководством Алексея Кудрина (ныне возглавляет Счетную палату), выпустил доклад, в котором говорилось о неэффективности ФССП и предлагалось, в частности, разрешить частных приставов.

Смешанные системы исполнения судебных решений уже существуют в Бельгии, Чехии, Франции, Испании, Казахстане, указывают авторы нового законопроекта.

Зачем нужны частные приставы

Нынешняя система исполнения решений судов нацелена на отработку мелких жалоб на незначительные суммы, указывают авторы законопроекта в пояснительной записке: например, в 2017 году судебные приставы взыскали 13% от общей суммы задолженности (данные ЦСР), а большинство дел приходилось на небольшие штрафы. Частное взыскание, напротив, более эффективно, оно может снизить нагрузку на госорганы и бюджетные расходы, считают авторы инициативы.

По данным ФССП, в прошлом году ведомство получило 60,3 млн исполнительных листов, в работе у приставов числилось 87 млн производств. Служба принудительно взыскала с должников 676,3 млрд руб., но общую сумму задолженности по исполнительным листам не раскрыла.

Действие документа ТПП распространяется на исполнение решений по судам с участием организаций, а также по арбитражным делам. Предполагается, что частные судебные приставы смогут исполнять судебные акты по спорам, в которых участвуют юридические лица, в частности по коммерческим разбирательствам в арбитраже. Компания, выигравшая дело, сможет обратиться к такому приставу, заключив с ним договор частного судебного исполнения. Специалист за вознаграждение будет применять те же меры принудительного взыскания, что и госслужащие: арестовывать имущество и счета должника, обращать на них взыскание, требовать освободить помещение, если речь идет о недвижимости.

Однако частные приставы будут подконтрольны и подотчетны ФССП, Минюсту, а также профессиональным объединениям. Регулировать деятельность частных приставов будут Федеральная и региональные палаты судебных исполнителей, следует из проекта. Эти структуры будут подчиняться ФССП и Минюсту.

Как говорится в тексте документа, частным приставом может стать только гражданин России старше 25 лет, который имеет высшее юридическое образование и отработал по специальности не менее двух лет. Кандидат должен сдать специальный квалификационный экзамен, разработанный Минюстом, и зарегистрироваться в Палате частных судебных приставов. Подтверждать свои знания частным приставам придется каждые четыре года. Независимые исполнители не смогут заниматься предпринимательской деятельностью и будут нести персональную ответственность за соблюдение закона при взыскании задолженности. Предполагается создание специального реестра таких приставов.

РСПП не принимал участия в разработке законопроекта от Торгово-промышленной палаты, но саму инициативу поддерживает, сказал РБК вице-президент по корпоративным отношениям и правовому обеспечению РСПП Александр Варварин. Документ поступил на рассмотрение в Минюст, сообщила пресс-служба ведомства, но не стала давать оценок проекту. Пресс-служба ФССП не ответила на запрос РБК.

Приставы только для бизнеса

Законопроект затронет споры юридических лиц. По данным ЦСР, в 2016 году (более свежей статистики нет) приставы возбудили 383 тыс. исполнительных производств, которые касались претензий компаний друг к другу. Это всего 0,74% от всего количества дел в работе ФССП.

«Количество исполнительных производств, по которым и взыскателями, и должниками выступают юрлица, самое незначительное. По нашим оценкам, в этом году общее количество дел достигнет 100 млн. Даже если по юрлицам будет 600 тыс. производств, это в районе 0,5%. Говорить о том, что решение проблем с этим объемом снизит нагрузку на исполнительное производство, я бы не стал», — говорит президент Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Эльман Мехтиев.

Дел о взыскании средств с юрлиц немного, соглашается партнер юридической фирмы ЮСТ Александр Боломатов, но средняя сумма задолженности по одному исполнительному листу намного выше. В 2016 году она составила 4,1 млн руб., а в среднем по России (по делам с участием государства, юридических и физических лиц) — всего 712 тыс. руб., следует из данных ЦСР.

Эффективность взыскания в коммерческом секторе сейчас чрезвычайно низкая, отмечает Варварин: «С точки зрения макроэкономического эффекта (ускорение платежей, повышение платежной дисциплины, решение проблем накопившихся долгов), применение нового подхода к юрлицам будет наиболее эффективно».

В обществе есть «накопленная усталость», поэтому нужны «очень существенные сигналы об изменении практики», и введение частных судебных приставов — один из вариантов, говорил в интервью РБК глава «ФК Открытие» Михаил Задорнов.

Смогут ли частные приставы заменить государственных

Ведение исполнительного производства не требует от специалиста необычных навыков, считает Боломатов: «Нужно произвести розыск имущества, направить запросы в банки и госорганы, может быть, обсудить с кредитором, где может быть имущество должника. [...] Если такую работу будет выполнять частное лицо за вознаграждение, за определенный процент, ничего страшного не случится».

Исполнение судебных решений по корпоративным спорам все же требует от пристава определенных знаний, считает руководитель проектов юридической группы «Яковлев и партнеры» Андрей Набережный, с такой работой могли бы справиться коллекторы. «Частные приставы будут замотивированы исполнять судебные акты. У сотрудников ФССП этого нет, поскольку они «сидят» на фиксированной зарплате, нет принципа «сколько наработаешь, столько и получишь», — добавляет юрист.

Переток коллекторов в частные приставы не лучшая практика, считают в РСПП. «Коллекторы действуют в интересах своих клиентов, используют определенные приемы по взысканию долгов. У частного пристава должен быть другой статус, специалист должен быть объективен, беспристрастен и действовать с учетом интересов и должника, и кредитора», — говорит Александр Варварин. Такие приставы не должны заключать договоры с компаниями, им следует дать особый статус как арбитражным управляющим, которые назначаются судами, считает он. Риск злоупотреблений со стороны частных исполнителей есть, соглашается Андрей Набережный.

Задайте вопрос Владимиру Мединскому
Министр ответит в прямом эфире 22 ноября на самые популярные вопросы читателей РБК