Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
«Зенит» не будет оспаривать решение РФС по Кокорину Спорт, 03:52 Власти назвали возможную причину пожара в торговом центре Владивостока Общество, 03:30 МИД Украины ответил на сообщения о давлении Трампа на Зеленского Политика, 03:20 Байден предложил Трампу обнародовать запись разговора с Зеленским о сыне Политика, 03:10 Появилось видео горящего торгового центра во Владивостоке Общество, 02:37 В горящем торговом центре во Владивостоке частично обрушились конструкции Общество, 02:28 Минобороны рассекретило архивные документы об освобождении Таллина Общество, 02:19 США отправят военных на Ближний Восток после атаки на нефтяные объекты Политика, 02:00 СМИ сообщили о переговорах Мамаева с московским «Динамо» Спорт, 01:41 В США четыре человека погибли в ДТП с туристическим автобусом Общество, 01:29 СМИ сообщили об оговорке в Белом доме об оккупации Украиной части России Политика, 01:25 Во Владивостоке загорелся торговый центр на площади 1 тыс. кв. м Общество, 00:43 В иракском Кербеле при взрыве бомбы погибли 17 человек Общество, 00:40 США освободили от торговых пошлин более 400 товаров из Китая Экономика, 00:11
Экономика ,  
0 
FT выяснила секретные источники валютной выручки КНДР
Сдавленная международными санкциями КНДР ловко находит способы отправлять товары на экспорт и получать жизненно важную для страны валютную выручку, используя для этого разные секретные схемы, выяснила Financial Times
Фото: AP

​​Ограничительные меры, принятые в отношении Северной Кореи в ответ на проведенные республикой в 2006, 2009 и 2013 годах ядерные испытания, оказывают существенное давление на слабую экономику страны. В условиях различных эмбарго, а также запрета на предоставление стране финансовых услуг, передачу финансовых и иных активов, рост северокорейской экономики в последние годы колебался в районе нуля (по оценкам властей Южной Кореи), экспортные доходы упали до $3 млрд, а торговый баланс ушел в минус.

Тем не менее северокорейскому режиму удается обходить международные ограничения и получать жизненно важную для страны валютную выручку за счет использования разных противозаконных схем, свидетельствует расследование FT. Ранее к аналогичным выводам пришел комитет при Совбезе ООН, которому было поручено осуществлять контроль в отношении принятых против КНДР санкционных мер. В своем последнем ежегодном обзоре комитет утверждает, что Пхеньян морем поставляет оружие в Африку, используя при этом флаги государств «удобной регистрации».

FT отмечает, что значение для северокорейского руководства «серых» торговых схем будет только расти на фоне удешевления угля и иных сырьевых товаров (основных статей экспорта КНДР), которые республика поставляет в Китай. К другим ключевым источникам валютной выручки относятся поставки вооружений, метамфитаминов, грибов и рабочей силы.

«Большинство северокорейских компаний находятся под санкциями ООН, США или ЕС. Они постоянно меняют названия, а их корабли — флаги, под которыми регистрируются, — объяснил FT на условиях анонимности один азиатский чиновник. — Большей их частью руководят военные функционеры из Трудовой партии Кореи. Именно поэтому им нужны компании за пределами страны, чтобы вести международную торговлю».

«Управление 39»

Курирует незаконную коммерцию секретная правительственная организация — «Управление 39». По данным ЕС, ранее оно напрямую подчинялось Ким Чен Иру, высшему руководителю КНДР, а после его смерти в 2011 году стало подчиняться Ким Чен Ыну, нынешнему главе республики.

«Управление 39 играет важную роль, — говорит Адреа Бергер, эксперт по Северной Корее Королевского объединенного института оборонных исследований (RUSI). — По сути это черная касса северокорейского режима».

Именно поэтому в 2010 году Управление 39 было включено в санкционный список США, а затем и ЕС. Под ограничительные меры попало не только само бюро, но и аффилированные с ним подставные компании, в частности Korea Daesong General Trading Corporation, которая, по данным Минфина США, используется для облегчения иностранных транзакций управления.

Кроме того, северокорейские власти, по сведениям FT, сотрудничают с Queensway Group, гонконгской инвестиционной группой, известной своими связями со странами-изгоями. Queensway — одна из структур, которые позволяют выживать самому закрытому в мире режиму. Сама Queensway Group, по данным Минобороны США, связана с китайскими госкомпаниями (CITIC и Sinopec) и разведкой КНР.

Китайские помощники

За последнее десятилетие Queensway Group превратилась в крупную международную корпорацию, бизнес-интересы которой простираются от Зимбабве до США. В 2006 году она наладила отношения с KKG, северокорейским оператором такси. Инициатором выхода Queensway на рынок КНДР стал сооснователь компании, бизнесмен Сэм Па, который лично договаривался о проекте с высшим руководством КНДР. По данным FT, Па связан с влиятельными кругами в Пекине. Кроме того, подконтрольные группе компании сотрудничают с крупными западными концернами, в частности с BP в Анголе и Glencore в Гвинее.

Среди прочего Па заключил соглашение с Daesong для реализации проектов в Северной Корее в самых разных секторах — от электроэнергетики до горнодобывающего сектора и рыбной промышленности, рассказывали FT азиатские чиновники. Проекты приносили доход, однако неясно, сколько денег в итоге поступало в КНДР. Из документов одного из судов Гонконга следует, что некоторые проекты партнеров Па затрагивали автобусную систему Пхеньяна, республиканский аэропорт, соевое масло и такси-оператора KKG.

В подготовленной в 2014 году презентации частной китайской автомобилестроительной фирмы Hawtai Motor Group, поставляющей машины для KKG, северокорейскую компанию называют «одним из крупнейших госпредприятий КНДР».

По данным Дж. Мэйли, аналитика Африканского центра стратегических исследований Пентагона и соавтора доклада о деятельности Queensway Group для конгресса США, «за счет таксопарка KKG Пхеньян может собирать валютную выручку с посещающих столицу республики иностранных туристов, но большинство факторов указывает на то, что основные интересы Queensway в КНДР лежат в нефте— и горнодобывающем секторах».

По словам экспертов, которые наблюдали за выходом Queensway на рынок КНДР, в Северной Корее компания рассчитывает повторить ту бизнес-модель, которую уже опробовала в Африке, — сотрудничая с властями стран-изгоев, извлекать выгоду из контрактов, основанных на принципе «инфраструктура в обмен на природные ресурсы».