Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
ЕС выразил соболезнования в связи с крушением самолета под Харьковом Общество, 06:35 Ученые США заявили о связи витамина D и смертности от коронавируса Общество, 06:13 Байден назвал Лукашенко диктатором и упрекнул Трампа в молчании Политика, 06:08 В России запретят курить в больницах и местах торговли Общество, 05:43 Абэ назвал помешавшую заключению мирного договора России и Японии причину Политика, 05:23 Власти Москвы пригрозили театрам штрафами за нарушение масочного режима Общество, 04:59 Разработчик «Новичка» посчитал кому Навального недостаточно долгой Общество, 04:30 Как экстремалы контролируют страх РБК и Jeep, 04:15 Великобритания на треть увеличит финансирование ВОЗ Общество, 03:46 Киев увидел «зашкаливающие риски» в сотрудничестве Москвы и Минска Политика, 03:43 Tut.by предупредил о возможной утрате статуса СМИ Общество, 02:53 Власти Харьковской области объявили траур по погибшим при крушении Ан-26 Общество, 02:39 Премьер Японии Суга заявил о готовности встретится с Ким Чен Ыном Политика, 02:23 Определена участница «Детского Евровидения» от России Общество, 02:09
Экономика ,  
0 

Российская промышленность растет на военном госзаказе

Фото:ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС

Госзаказ – чуть ли не единственный драйвер российской экономики, пришли к выводу экономисты Центра развития Высшей школы экономики, проанализировав данные Росстата. Он будет удерживать рост в промышленности еще полтора-два года.

Динамика промышленного производства – немногое, чем могут похвастаться власти в экономике в этом году. В первом полугодии рост промпроизводства составил 1,5% по сравнению с аналогичным периодом 2013 года, при этом ВВП рос почти вдвое медленнее – на 0,8%.

Вообще это случается довольно редко – экономисты ВШЭ вспоминают, что такое наблюдалось в последний раз в 2010–2011 годах во время фазы накопления запасов. Но секрет нынешнего года не в этом, утверждают они, исследовав структуру выпуска обрабатывающих производств. Сейчас растет не вся промышленность, а ее отдельный сектор – «производство судов, летательных и космических аппаратов и прочих транспортных средств».

К этому сегменту промышленности, помимо указанного в названии, относится производство железнодорожного состава, самолетов, вертолетов, подводных лодок и т.д., то есть существенная часть транспорта, закупаемого государством и госкомпаниями (типа РЖД), в том числе – военная техника. В ВШЭ предлагают для него отдельное название – «гостранспортостроение» (ГТС).

Рост производства в этой отрасли наблюдается с середины 2013 года, причем в 2014 году он резко ускоряется. Если по итогам 2013 года прямой вклад этой подотрасли обеспечил всего 0,1 п.п. прироста индекса промышленного производства (из 0,4% прироста), то в январе–августе 2014 года – уже 0,7 п.п. из 1,3%, то есть уже больше половины. Если же помимо прямого эффекта учесть еще и косвенный – рост заказа в смежных отраслях – совокупный вклад ГТС удвоится. «Согласно нашим оценкам, ускоренный рост ГТС обеспечивал в январе–августе 2014 года 1,3 п.п. из 1,4% годового прироста промышленного производства, то есть без такой аномальной ситуации рост промышленности за восемь месяцев составил бы всего 0,1%», – отмечается в комментариях ВШЭ.

Это означает, что рост промышленности в этом году почти полностью обеспечен спросом со стороны государства. Также это может свидетельствовать о том, что госстимул в виде закупок военной техники, в отличие от фактора импортозамещения, статистически показал свою состоятельность: вклада ГТС в рост промышленности, сопоставимого с тем, что наблюдается в 2014 году, не было с 2001 года, считает эксперт Центра развития ВШЭ Николай Кондрашов.

До переизбрания Владимира Путина в 2012 году основной посыл экономической политики властей заключался в том, что в России нужно реформировать госсектор, поскольку это самое слабое звено, а качество госинститутов являлось одним из тормозов для развития экономики, напоминает Дмитрий Полевой из ING. После 2012 года начался переход к модели с большим контролем государства в экономике, который стал реакцией властей на политические события внутри страны. С тех пор основная идея заключается в том, что государство должно больше стимулировать экономический рост. «Когда частный сектор достаточно сложно мотивировать на инвестиции, приходится инвестировать государству», – рассуждает аналитик.

«Судя по имеющимся данным, рост производства если не всего ГТС, то, по крайней мере, его «военной» части, будет наблюдаться еще полтора-два года», – прогнозируют в Центре развития. Это предположение подтверждает запланированный рост расходов бюджета на национальную оборону на 21,2% в 2015 году.

Но можно ли надеяться на то, что госзаказ может стать катализатором всей экономики? В ВШЭ считают, что нет – выпуск, определяемый частным спросом, стагнирует со второго полугодия 2012 года. «То есть ни госстимул, ни девальвация не вывели промышленность из состояния стагнации», – пишут эксперты.

«Размер госзаказа не настолько велик, чтобы перебить торможение потребительского спроса», – соглашается руководитель направления анализа и прогнозирования макроэкономических процессов ЦМАКП Дмитрий Белоусов.

Государство не первый раз использует фискальный стимул для разгона экономики. Например, в 2000-е годы надеялись, что стимулировать спрос должен рост зарплат бюджетников, вспоминает Белоусов. Такой подход изначально не мог сработать, уверен научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин: «Заставить экономику расти могли бы только частные инвестиции, они высокоэффективные, госрасходы в число таких не входят».