Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Как развить в ребенке интерес к спорту РБК и Vnukovo Country Club, 06:35 Матвиенко назвала способ избежать нового локдауна в России Общество, 06:35 Более 60 тыс. жителей Владивостока вернули электроснабжение Общество, 06:10 Россияне досрочно погасили рекордный объем ипотечных кредитов Финансы, 06:00 Как нейросети следят за незаконной вырубкой лесов РБК и Mail.ru Cloud Solutions, 05:56 Байден первым в истории получил 80 млн голосов на выборах президента США Политика, 05:55 Вирусолог Евгений Кунин назвал особенности генома коронавируса Общество, 05:38 «Из-за «Зенита» надо мной будут смеяться». Реакция на поражения в ЛЧ Спорт, 05:30 МВД предложило изменить регламент сдачи экзамена на права Общество, 04:59 Александр Шмеркевич: где в мире самая передовая медицина РБК и ВТБ Привилегия, 04:49 Израильская армия нанесла удар по окрестностям Дамаска Политика, 04:42 В библиотеке Кембриджа спустя 20 лет обнаружили пропажу рукописей Дарвина Общество, 04:21 Экоактивист vs экотеррорист: кто вы для планеты. Тест РБК и ДПиООС, 03:42 Польша обвинила Россию в искажении фактов по Катынскому расстрелу Политика, 03:37
Год c COVID-19. Как изменился мир. Данные по России.
Экономика ,  
0 

В правительстве отвергли идею возврата к советской модели медицины

Возврат в России к централизованному финансированию здравоохранения из бюджета приведет к негативным последствиям из-за неравенства регионов, уверена Татьяна Голикова. Надо устранять недостатки страховой медицины, считает она
Татьяна Голикова
Татьяна Голикова (Фото: Владимир Гердо / ТАСС)

Поднять финансирование всей медицины на федеральный уровень, сделав ее бюджетной, невозможно, потому что это приведет к глобальному перераспределению доходов и негативным последствиям из-за высокого неравенства среди российских регионов, заявила вице-премьер Татьяна Голикова, курирующая в правительстве госполитику в сфере здравоохранения, авторам исследования о первой волне пандемии и антикризисной политике властей.

«Я не являюсь сторонником бюджетной медицины. Даже при всех имеющихся недостатках той страховой медицины, которая у нас сегодня есть, лучше устранять эти недостатки и дорабатывать законодательство, чем возвращаться к бюджетной медицине», — заявила вице-премьер, отвечая на вопрос, должна ли российская система здравоохранения быть страховой или необходимо вернуться обратно к бюджетной модели.

Авторы монографии «Общество и пандемия. Опыт и уроки борьбы с COVID-19 в России», обобщающей хронологию пандемического кризиса в России, провели серию интервью с членами правительства и руководителями федеральных ведомств, в том числе с вице-премьером Татьяной Голиковой, министром труда Антоном Котяковым, министром иностранных дел Сергеем Лавровым, министром здравоохранения Михаилом Мурашко, вице-премьером Дмитрием Чернышенко и др. В исследовании задокументирован ход событий и антикризисных действий государства во время первой волны пандемии COVID-19. Аргументов для широкой критики властей у экспертов под эгидой РАНХиГС не нашлось.

Система всеобщего бюджетного нормирования из центра, действовавшая в СССР, и полная централизация ответственности с государственным планированием всех деталей, включая инфраструктуру медицинской помощи и кадровый состав, позволяла проектировать единые результаты, методы лечения и права доступа, но такая система «безумно дорогая», особенно в условиях значительного расслоения в экономическом развитии регионов, сказала РБК директор Института здравоохранения НИУ ВШЭ Лариса Попович. «Разница между бюджетной обеспеченностью регионов отличается в разы. Если выравнивать, а централизованная модель предполагает выравнивание всей материально-технической базы и всех процессов внутри системы здравоохранения, никаких денег не хватит. Придется в более развитых регионах опустить, а в недоразвитых регионах все равно не поднять уровень здравоохранения», — полагает Попович.

В проекте федерального бюджета на ближайшие три года расходы на здравоохранение планируются на 2021 год на уровне 1% ВВП, что на 0,2 п.п. ниже, чем в 2020 году, в плановом периоде 2022–2023 годов они снижаются до 0,9–0,8% ВВП, отмечает Счетная палата в заключении на бюджет.

Если учитывать планируемые расходы всей бюджетной системы (федерального бюджета с учетом ФОМС и расходов регионов), то финансирование здравоохранения составит в 2020 году 3,4% ВВП, в 2021 году снизится до 3,2%, а к 2023 году опустится до 2,9%, подсчитали аудиторы. Расчеты приведены без учета страховых взносов в фонд ОМС, уплачиваемых регионами на неработающее население.

«Мы же все понимаем, что при бюджетной медицине в зависимости от состояния бюджета мы с вами будем наблюдать большее или меньшее количество денег на здравоохранение. Особенно это будет характерно для регионов России, потому что, как правило, основной дефицит складывается там, а не на федеральном уровне. С другой стороны, поднять всю медицину на федеральный уровень, сделав ее бюджетной, невозможно, потому что это приведет к глобальному перераспределению доходов», — продолжила Голикова. «В условиях такого уровня дифференциации, который мы имеем сейчас по регионам, несмотря на все механизмы выравнивания, мы, скорее всего, получим негативный, а не позитивный эффект», — полагает вице-премьер.

«В России существует медицинское страхование для всех. В тех странах, где использовалось софинансирование или отсутствовало обязательное медицинское страхование, проблем было значительно больше», — уверен министр здравоохранения Михаил Мурашко. Россию «как раз спасло то, что все эти избыточные расходы покрывались за счет обязательного медицинского страхования, и никаких разногласий по этому поводу не было», — указал он.

В России должна выстраиваться дифференцированная система работы с неинфекционными болезнями, которая должна быть привязана к особенностям региона, полагает директор Института здравоохранения НИУ ВШЭ. «Конечно, единую централизованную систему выстроить в столь разнообразной стране неправильно. Она будет грубой и неэффективной», — считает Попович.

Наследие «медицины Семашко»

Разработанная и внедренная в Советском Союзе модель здравоохранения — «система Семашко» (Николай Семашко — ее идеолог и один из организаторов) — предполагала очень серьезную централизацию, но она создавалась с целью борьбы с инфекционными заболеваниями, продолжила директор Института здравоохранения НИУ ВШЭ. «Именно эта централизация, сохранившаяся в Роспотребнадзоре, помогла нам организовать единую систему противоэпидемических мероприятий сейчас», — подчеркнула Попович, добавив, что стране необходима централизованная система биологической безопасности.

Санитарная служба как таковая зародилась в 1922 году, когда свирепствовали испанка, тиф, холера, шла Гражданская война, напомнила глава Роспотребнадзора Анна Попова. «Санитарная служба была сформирована для того, чтобы государство смогло выжить. То, что сделал великий доктор Семашко, поистине гениально. В 1930-х годах открыли 25 медико-профилактических факультетов, начали готовить специальных врачей, которые занимались здоровьем популяции», — сказала она. «То, что мы делаем, — часть нашего наследия», — добавила Попова.

По словам главы Роспотребнадзора, существующая система страхового финансирования нивелирует тезис, что будущее не за лечением, а профилактикой болезней. «Должна ли быть страховая модель медицины? Вы затронули очень резонансную для меня тему. Я вернусь к Семашко, который говорил, что будущее принадлежит профилактической медицине. Мы этот тезис старательно нивелируем новой системой одноканального страхового финансирования, когда деньги идут за больным. Я пока не знаю, как это сделать, но, по моему убеждению, деньги должны идти за здоровым», — сказала Попова.

«Мне очень нравится принцип китайского императора, который платил своему врачу только за те дни, когда он и члены его семьи были здоровы. Из советского времени могу привести пример: премию платили тем воспитателям, у которых дети болели реже. Это был принцип Семашко. Сегодня он немного другой», — заключила она.

Магазин исследований Аналитика по теме "Медицина"