Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
США после переворота ввели санкции против МВД и Минобороны Мьянмы Общество, 01:47 «Челси» победил «Ливерпуль» в чемпионате Англии Спорт, 01:17 Союз птицеводов допустил снижение цен на мясо птицы в апреле Бизнес, 01:14 ВОЗ отказалась от публикации доклада по итогам поездки в Китай Общество, 00:59 Пятьдесят идей для подарков на 8 марта РБК и Крокус Сити Молл, 00:52 У берегов Новой Зеландии произошло землетрясение магнитудой 8,1 Общество, 00:41 Bloomberg допустил «экстремальные шаги» в новых санкциях против России Политика, 00:04 «Железный занавес» и «кузькина мать»: главные цитаты холодной войны Политика, 00:00  Глава РФПИ допустил вакцинацию 40 млн россиян к лету Общество, 04 мар, 23:56 Гастротуризм на Кубани: еда не культ, а смысл жизни РБК и Николаевские сыроварни, 04 мар, 23:47 Баскетбольный ЦСКА потерпел крупнейшее за 20 лет поражение Спорт, 04 мар, 23:38 11 человек погибли при крушении вертолета в Турции Общество, 04 мар, 23:15 Влашич единственным из РПЛ вошел в десятку дорогих игроков вне топ-5 лиг Спорт, 04 мар, 23:12 Кадыров назвал фантазиями попытки связать убийство Немцова с Чечней Политика, 04 мар, 23:06
Экономика ,  
0 

Большинство малых предприятий оказались зависимыми от курса рубля

Как бизнес защищается от валютных рисков
Большинство предприятий малого и среднего бизнеса в России зависят от колебаний курса. Они вынуждены перекладывать на клиентов рост цен из-за ослабления валюты, показал опрос Magram Market Research, «Опоры России» и ПСБ
Фото: Кирилл Зыков / АГН «Москва»
Фото: Кирилл Зыков / АГН «Москва»

Финансовые показатели 76% предприятий малого и среднего бизнеса в России зависят от динамики курсов на валютных рынках, следует из результатов ноябрьского общероссийского опроса (есть у РБК) 1609 малых и средних компаний, проведенного исследовательским агентством Magram Market Research совместно с «Опорой России» и Промсвязьбанком (ПСБ). Каждая четвертая компания сектора МСП, импортирующая иностранные комплектующие, вынуждена полностью перекладывать расходы от изменения курса рубля на потребителя, оперативно повышая отпускные цены.

В 2020 году курс доллара к рублю колебался от 62 до почти 82 руб. за доллар. Было два всплеска сильного обесценивания рубля — в марте и в октябре — начале ноября, в обоих случаях доллар поднимался выше уровня 80 руб. Весной обвал был связан с резким падением цены на нефть, а осенью — с геополитическими и санкционными рисками в преддверии американских выборов.

2 ноября, перед выборами в США, курс падал до 80,9 руб. за доллар и до 94 руб. за евро (для сравнения: в июне рубль торговался на уровне 69 руб. за доллар). Девальвация привела к росту потребительских цен, и годовая инфляция в ноябре вышла за пределы таргета ЦБ и достигла 4,42%.

  • Наиболее сильное влияние курсовых колебаний ощущают предприятия сферы производства и торговли, в меньшей степени — сфера услуг, следует из результатов опроса.
  • Динамика курсов оказывает влияние почти на все компании, вовлеченные во внешние рынки. Деятельность только 23% опрошенных предпринимателей не зависит от валютного курса — это компании, ориентированные на внутренний рынок и не закупающие импортные продукты.
  • Уязвимость по отношению к колебаниям курсов валют более высока у импортеров: 67% таких компаний заявили о зависимости своих финансовых показателей от валютного курса — против 63% среди экспортеров. При укреплении рубля экспортеры могут переориентировать продажи на внутренний рынок, в то время как импортеры при его ослаблении не всегда могут приобрести отечественные аналоги.

Как малый бизнес защищается от валютных колебаний

  • Каждый третий предприниматель-импортер ищет решение проблемы хеджирования валютных рисков в импортозамещении, так как стоимость отечественных товаров более предсказуема. Но почти треть малых и средних предприятий (в особенности микропредприятий), импортирующих товары или услуги, не принимают вообще никаких мер, чтобы защититься от волатильности.
  • Другие инструменты более специфичны и, как указывают авторы опроса, подходят в основном для предприятий сферы торговли: 5% предпринимателей пользуются финансовыми инструментами для хеджирования рисков, в том числе валютными форвардами, банковскими гарантиями или факторингом.
  • В целом каждый четвертый предприниматель сектора МСП импортирует товары, услуги или комплектующие из других стран.

Почему большинство компаний вынуждены повышать цены

Большинство опрошенных предприятий-импортеров (67%) так или иначе перекладывают рост цен, вызванный изменением валютного курса, на покупателя — частично или полностью привязывают цену на продукты или услуги к курсам иностранных валют. Ценообразование 31% предпринимателей-импортеров не учитывает изменение валютного курса.

  • 41% опрошенных импортеров учитывают курсовые колебания в отпускных ценах частично. Это могут быть компании, у которых невысока доля импорта в себестоимости продукции, либо они готовы идти лишь на постепенное повышение цен.
  • Каждое четвертое предприятие полностью перекладывает расходы от колебаний валюты на конечного потребителя, оперативно меняя отпускные цены. Так делают, в частности, 38% предприятий сферы торговли. Но торговые предприятия имеют более гибкую систему ценообразования в сравнении с компаниями-производителями и могут как увеличивать цену, так и снижать ее с помощью, например, системы скидок.

Почему деловая активность малого бизнеса снова снижается

Согласно индексу настроений малого и среднего бизнеса (RSBI), в ноябре его деловая активность снизилась до 46,1 пункта после 47,5 в октябре. По мнению авторов исследования, это свидетельствует о новой волне снижения деловой активности малого и среднего бизнеса. Значение индекса выше 50 пунктов означает рост активности, ниже 50 — снижение.

  • Спад в ноябре обусловлен прежде всего ухудшением как фактических, так и ожидаемых показателей выручки (54% предпринимателей продолжают отмечать сокращение выручки, что на 2 п.п. больше, чем месяцем ранее). На горизонте трех ближайших месяцев роста продаж ждут только 13% предпринимателей (на 7 п.п. меньше, чем в октябре), а их сокращения — 45% (больше показателя предыдущего месяца на 4 п.п.).
  • Доля компаний, планирующих рост инвестиций, снизилась с 23% в октябре до 18% в ноябре, а число тех, кто ожидает их сокращения, практически не изменилось по сравнению с предыдущим месяцем — 8%.
  • В ноябре отмечен рекордный за все время исследований (с 2014 года) рост опросного компонента кредитов, превысивший майские показатели, когда в силу вступили меры господдержки малого и среднего бизнеса и льготное кредитование предпринимателей. Рост связан преимущественно с увеличением удовлетворенного спроса: число одобрений по предпринимательским кредитам выросло до 14%, а доля отказов снизилась до 12%.

В Минэкономразвития считают, что пандемический кризис не привел к «драматическому» сокращению малого и среднего бизнеса. По последним открытым данным ФНС на 18 декабря, количество субъектов малого и среднего предпринимательства сократилось только на 4% с начала года — с 5,92 млн (включая 3,38 млн ИП) на 1 января 2020 года до 5,7 млн (включая 3,34 млн ИП). Однако практика показывает, что примерно 30% предприятий в реестре МСП уже «не живые», не работают, учитывая высокую мобильность этого сектора экономики, отмечали в Росстате.

Позиция властей намного оптимистичнее оценок аппарата уполномоченного при президенте по правам предпринимателей. Выручка предпринимателей в сфере общепита упала в среднем примерно на 60% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, в фитнес-индустрии — на 60%, детской индустрии — на 85%, приводила статистику общественный омбудсмен в сфере малого и среднего бизнеса, основатель сети семейных кафе «Андерсон» Анастасия Татулова. Реестр МСП, на который ориентируются органы власти, «мягко говоря, не отражает реальность», заявила она.

Несмотря на отсутствие повторного локдауна, в России продолжают действовать ограничения, и бизнес работает не в полную мощность. Председатель Счетной палаты Алексей Кудрин допускал закрытие трети предприятий малого и среднего бизнеса из-за COVID-19. По мнению Кудрина, государство должно в значительной степени увеличить поддержку МСП, а также населения. Для этого, отметил он, есть все ресурсы. «Вторая волна требует большей поддержки, чем было в первую волну», — уверен глава Счетной палаты.

Магазин исследований Аналитика по теме "Банки"