Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Цифровой мир будущего глазами писателей-фантастов РБК и Selectel, 08:34 Роструд назвал регионы с наибольшим числом вакансий от ₽80 тыс. Общество, 08:30 «Это катастрофа» — СМИ о громких поражениях российских клубов в Европе Спорт, 08:23 Американский разведчик пожаловался на Трампа из-за Украины Политика, 08:16 Что такое трудовой гостинг Pro, 08:05 Хакер обвинил экс-сотрудника «Касперского» в принуждении к взломам Технологии и медиа, 08:00 Роскачество напомнило о правилах выбора детского яблочного пюре Общество, 08:00 Из-за ветра без света остались 19 населенных пунктов в Омской области Общество, 07:36 Аналитики спрогнозировали дефицит капитала у каждого пятого страховщика Финансы, 07:26 Есть ли у вас способности к бизнесу. Тест РБК и HUAWEI, 07:16 Четыре человека пострадали при столкновении грузовых поездов в Мексике Общество, 07:07 Клиентов банков оценят по кредитам их родственников Финансы, 07:05 Банки оценят клиентов по кредитным историям их супругов и родителей Pro, 07:01 Губернатор Техаса объявил режим ЧС из-за тропического шторма «Имельда» Общество, 06:37
Экономика ,  
0 
ФНС впервые использовала «архивные» данные офшора для налоговых претензий
ФНС доначислила российской компании 52 млн руб. налогов, получив из-за границы подтверждающие вывод прибыли данные — причем ретроспективно. Это прецедент такого взаимодействия и серьезное предупреждение уклонистам, говорят юристы
Фото: Алексей Зотов / ТАСС

Российские налоговые органы вправе ретроспективно применять международное соглашение по борьбе с выводом прибыли за рубеж, выяснилось на примере их судебного спора с компанией из Иваново. Полученная налоговиками выписка со счета в эстонском банке за 2014–2015 годы позволила им потребовать с подмосковного ретейлера уплаты дополнительно 75 млн руб. налогов, пеней и штрафа. Это первый публичный случай, когда налоговые органы использовали международное соглашение ретроспективно.

Темное прошлое

Инспекция Федеральной налоговой службы по Иваново уличила ЗАО «Экстра», которому принадлежит ряд гипермаркетов в регионе, в необоснованной налоговой выгоде, сообщается в решении областного арбитражного суда от 19 июля 2019 года. Компания выводила прибыль в Эстонию через техническую фирму на Кипре и на этом основании воспользовалась формальным правом платить налог с дивидендов по сниженной ставке 5% (вместо стандартных 15%), следует из решения.

Собрать доказательства стало возможным благодаря международной Конвенции о взаимной административной помощи по налоговым делам (Страсбургская конвенция). В России документ вступил в силу 1 июля 2015 года и распространяется на налоговые периоды начиная с 2016 года. Однако Эстония в деле «Экстры» раскрыла России информацию за 2014–2015 годы.

Это свидетельствует о том, что налоговые органы могут запросить и успешно использовать данные за периоды, предшествующие вступлению в силу Страсбургской конвенции, сказал РБК партнер департамента налогового и юридического консультирования КПМГ в России и СНГ Виктор Калгин. Ранее ФНС уже указывала, что, к примеру, с Каймановыми островами достигнута договоренность осуществлять обмен информацией за периоды с 2012 года, уточнил Калгин.

«Это, безусловно, важная новость, поскольку к конвенции присоединились многие популярные среди российских бизнесменов офшоры — например, Британские Виргинские острова», — отметил он.

Это первый ставший известным случай, когда налоговые органы ретроспективно использовали международное соглашение об обмене данными; подобные решения ранее не встречались в практике, отмечает партнер компании Paragon Advice Group Александр Захаров.

«Это означает, что налоговым уклонистам не стоит уповать, что отдельные многосторонние соглашения только недавно вступили в силу», — отметил эксперт. РБК направил запрос в пресс-службу ФНС.

Международный обмен финансовой информацией — часть глобального плана борьбы с размыванием налоговой базы и выводом прибыли (Base Erosion and Profit Shifting, BEPS). Налоговые органы стран-участниц передают друг другу информацию о счетах, активах и незадекларированных доходах их граждан за рубежом. Сравнение этих данных с декларациями помогает выявить налоговые нарушения.

Страсбургскую конвенцию подписали 129 стран и ратифицировали такие популярные у россиян офшоры, как Британские Виргинские острова, Кипр, Каймановы, Багамские, Сейшельские острова, Белиз, Джерси, а также традиционные банковские юрисдикции — Швейцария, Австрия, Сингапур. Россия планирует заключить с рядом стран меморандумы, которые также позволят собирать налоговую задолженность за рубежом.

Кроме сотрудничества по запросам налоговые органы обмениваются данными об операциях транснациональных компаний (CbC-reporting), а с 20 июля 2018 года стартовал международный автоматический обмен.

Кипрская пустышка

Налоговые органы выявили нарушения в ЗАО «Экстра» во время выездной проверки, которая изучала данные за период с 2014 по 2016 год. В результате компании доначислили 52,5 млн руб. налогов на доходы иностранных организаций, 18,8 млн руб. пени и штраф более 3,5 млн руб.

  • ЗАО «Экстра» принадлежит гражданину Эстонии Андрею Астапенко.
  • В августе 2013 года компанию приобрел кипрский офшор Slanroad Investments Ltd, зарегистрированный незадолго до сделки; его единственным акционером являлся Астапенко. Фактически сделка не была оплачена, установили налоговые органы.
  • Далее кипрская компания получила заем от эстонской Odirius Grupp OÜ, членом правления которой также являлся Астапенко, и вложила в уставный капитал российской организации €100 тыс. — ровно столько, сколько требует защитный механизм против налогового мошенничества Соглашения с Кипром об избежании двойного налогообложения. «Денежные средства выдавались организации аффилированными лицами исключительно с целью создания видимости прямого вложения в компанию», — отмечается в решении суда.
  • В течение трех лет «Экстра» выплачивала дивиденды в пользу кипрской компании на счет в эстонском банке SEB. Всего с 2014 по 2016 год было переведено свыше $9 млн и €1,4 млн.
  • Выписку из этого банка и предоставил по запросу ИФНС Налоговый и таможенный совет Эстонии.
  • Информация о движении средств показала, что компания на Кипре не являлась фактическим получателем дохода. Деньги были распределены между аффилированными с Астапенко эстонскими компаниями OGFG OÜ, Odirius Grupp OÜ и Blue Coral OÜ — кипрский офшор выдал им займы всего под 0,5% годовых.

У кипрской компании не было иных доходов, кроме дивидендов «Экстры», не было других активов, а также сотрудников, кроме директора. Офшор позволил платить налог по сниженной ставке 5%, поскольку с Кипром, в отличие от Эстонии, есть Соглашение об избежании двойного налогообложения.

Налоговая тайна стала явной

Один из основных аргументов представителей ЗАО «Экстра», которые оспорили в суде решение налоговой инспекции о доначислении налогов, заключался в том, что она незаконно собрала доказательства, в результате чего ей стала известна информация за 2014–2015 годы, которая составляет налоговую тайну, тогда как Страсбургская конвенция действует в отношении России только начиная с 2016 года.

Однако налоговая инспекция в ответ указала, что действие конвенции распространяется на более ранние периоды по взаимному согласию стран. При этом, по мнению налоговой, письменно оформлять такое согласие не требуется. «Экстра» безуспешно обжаловала действия налоговой инспекции в первой инстанции. Пока решение суда не является окончательным, и компания может подать апелляцию.

Не исключено, что налоговые органы Эстонии отказали бы, если бы запрос касался напрямую резидента этой страны, предполагает Захаров. «Но в этом случае, когда запрос касался кипрского офшора, эстонские налоговики сочли, что не ограничены по срокам, и предоставили информацию по достаточно далекому периоду», — отметил он.

По словам эксперта, в традиционно банковских юрисдикциях принято строже соблюдать налоговую и банковскую тайны. «В аналогичной ситуации налоговые органы Швейцарии, Австрии или Сингапура, вероятно, более строже отнеслись бы к срокам, за которые можно предоставить банковские выписки», — отметил Захаров.

ФНС активно использует механизмы международного обмена информацией, но остается открытым вопрос, насколько полезную информацию налоговая может почерпнуть от офшорных юрисдикций. «Дело в том, что зачастую офшорные компании не предоставляют отчетность и открывают банковские счета в других странах — в этом смысле данные от кипрских или, например, швейцарских налоговых органов могут оказаться гораздо более содержательными», — отметил Виктор Калгин. Как правило, офшорные компании, особенно с бенефициарами из России, держат банковские счета в Швейцарии, Эстонии, Латвии, отмечает Александр Захаров.