Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Пожар на Тверской улице в Москве потушен Общество, 19:06 Россияне назвали размер семейного дохода для «нормальной жизни» Общество, 19:00 Мятежный схиигумен попросил позвать на церковный суд своего свидетеля Общество, 18:54 Казахстан первым в СНГ восстанавливает карантинные ограничения Политика, 18:54 В РФС объяснили отсутствие видеоарбитра на матче «Спартака» Спорт, 18:53 Американские горки на ремонте. Дневник трейдера #26 Крипто, 18:43 Адвокат сообщил об отказе завести дело на силовиков из-за гибели уральца Общество, 18:42 800% дохода за 3,5 месяца. 9 cамых прибыльных криптовалют в кризис Крипто, 18:41 Почему бизнес уходит от турагентств к it-решениям для командировок РБК и Smartway, 18:37 В Минске назвали суть предъявленных сопернику Лукашенко обвинений Политика, 18:36 S7 подтвердила получение документов о запрете на международные полеты Бизнес, 18:35 Инвестиционный директор РВК — о будущем венчурного рынка России Экономика инноваций, 18:30  Футболист «Реала» перешел в миланский «Интер» Спорт, 18:27 Суд в Лондоне отказал режиму Мадуро в доступе к золоту на $1 млрд Политика, 18:22
Падение экономики ,  
0 

Греф предупредил об угрозе «масштабнейшего» банковского кризиса

Банковский кризис в текущей ситуации будет «масштабнейшим», заявил журналистам в кулуарах Гайдаровского форума глава Сбербанка России Герман Греф. Ранее он выразил мнение, что цена на нефть не сможет долго удерживаться на уровне $40 за барр., однако на уровне $60-70 за барр. цены могут держаться несколько лет
Глава Сбербанка России Герман Греф
Глава Сбербанка России Герман Греф (Фото: Екатерина Кузьмина / РБК)

«Очевидно, что банковский кризис будет масштабнейшим», – цитирует РИА Новости Германа Грефа в среду.

Такой пессимистичный прогноз для российской экономики сбудется при сохранении текущей ситуации, то есть в случае сохранения цен на нефть на уровне около $45 за барр., пояснил глава Сбербанка.

Сбербанк в текущем году будет формировать меньшие резервы в сравнении с другими банками, отметил Греф. «Я думаю, что мы сформируем меньше резервов, чем банковский сектор. У нас покрытие резервами сейчас значительно выше, чем по банковской системе», – пояснил он.

При этом он подчеркнул, что обсуждение вопроса о том, как потратить резервные фонды, является самой плохой формой обсуждения экономической политики.

«Если мы обсуждаем только то, за какой период времени мы потратим фонды, то тогда я абсолютно согласен, что мы потратим эти фонды значительно быстрее, чем мы себе это можем сегодня представить, и с печальными последствиями для экономики», – сказал Греф. По мнению главы Сбербанка, уже через год доля государства в экономике может «увеличиться драматически».

«По нашим подсчетам, при цене в $45 за барр. нефти придется сформировать примерно около 3 трлн руб. резервов за 2015 год, – отметил он. – Это означает, что государство будет капитализировать банки и повышать свою долю в них, а банки будут покупать индустриальные предприятия и становиться финансово-промышленными группами». Греф предупредил, что «вся наша [России] экономика будет государство».

Ранее в среду, выступая на самом Гайдаровском форуме, Греф выразил мнение, что цена на нефть не сможет долго удерживаться на уровне $40 за барр., однако отметил, что на уровне $60-70 за барр. нефтяные цены могут держаться несколько лет. Он пояснил, что отскока цен к $60 можно ожидать в течение года – «чем глубже мы упадем сегодня, тем быстрее будет отскок», хотя нефти по $100 за барр. уже не будет.

Снижение стоимости нефти отразится на российской экономике и вынудит власти сокращать госрасходы, сказал он, подчеркнув, что России необходим радикальный поворот в экономической политике, в частности снижение давления на бизнес, усиление защиты прав собственности  и повышение прозрачности работы правоохранительной системы.

«Даже если цены на нефть отскочат, нам все равно нужно очень серьезно заниматься своими внутренними проблемами. Структурное замедление экономики началось раньше, до Украины, до падения цен на нефть, – сказал он. – Очевидно, в этом году мы увидели бы очень низкие темпы роста вне зависимости от этих двух факторов».