Лента новостей
Самолет авиакомпании из Кувейта врезался в арку аэропорта Ниццы Общество, 10:34 Президент Ирана назвал Белый дом «умственно отсталым» Политика, 10:20 В казахстанском Арыси прекратились взрывы на военном складе Общество, 10:18 «Роскосмос» опроверг данные NASA о нештатной ситуации при посадке «Союза» Технологии и медиа, 10:13 Как сделать красивые фото для Instagram: 5 базовых правил Афродиты РБК Стиль и HUAWEI, 10:12 В Башкирии женщина погибла от удара молнии Общество, 10:06 Вильфанд предупредил о приближении самых жарких дней лета Общество, 09:58 Гройсман назвал нарушением международного права возвращение России в ПАСЕ Политика, 09:53 Семь признаков успешной бизнес-идеи: чек-лист предпринимателя Pro, 09:49 Роскачество назвало лучшую детскую смесь Общество, 09:45 Бизнес победителей: как создать позитивную среду в бетонных джунглях РБК и ВТБ, 09:43 В Казахстане после взрывов на складе 15 человек поступили в реанимацию Общество, 09:42 Transparency раскрыла высокие траты российских чиновников в командировках Политика, 09:38 Экс-спикер парламента Грузии назвала стоящих за протестами в стране Политика, 09:34
Экономика ,  
0 
Объем непубличных закупок за 2018 год превысил 7% ВВП
Корпоративные закупки на сумму около 7,5 трлн руб. были выведены из публичной сферы в 2018 году. Эта сумма более чем в два раза превышает показатель предыдущего года, выявил мониторинг Счетной палаты
Фото: Евгений Курсков / ТАСС

Информация о закупках на сумму около 7,5 трлн руб., или более 7% ВВП, не проходила через Единую информационную систему (ЕИС) в 2018 году. Об этом свидетельствует поступивший в РБК мониторинг Счетной палаты, посвященный государственным закупкам и закупкам госпредприятий.

Скрытые тендеры

В 2018 году заказчикам позволили не размещать в ЕИС информацию о закупках услуг по использованию государственного и муниципального имущества и финансовых услуг. Был расширен и перечень закупок в сфере атомной энергии, сведения о которых не составляют гостайну, но также не должны проходить публично.

Закупки, проведенные через ЕИС, составили в прошлом году 16,7 трлн руб. А весь объем договоров, включая непубличные, оценивается в 24,2 трлн руб., показала отчетность корпоративных заказчиков. Разница составила 7,5 трлн руб. — вдвое больше, чем в предыдущем году (3,4 трлн руб.).

Скрытые закупки ведут к ограничению конкуренции, росту рисков неэффективного расходования бюджетных средств, что сдерживает рост экономики, подчеркивают в Счетной палате. По данным Минфина, объем закрытых закупок, включая гостайну и закупки, которые правительство засекретило особыми решениями, составил 808 млрд руб. в 2018 году.

Низкая экономия и конкуренция

Уровень конкуренции остается низким — около трех заявок на лот, а показатели относительной экономии за последние два года снижаются, выявил мониторинг. «Несмотря на значительные бюджетные расходы, ежегодно направляемые на совершенствование системы государственных и корпоративных закупок, заметных положительных изменений не происходит», — констатировали в ведомстве.

Ключевая проблема — в отсутствии во многих секторах стабильного конкурентного предложения, пояснил РБК управляющий партнер консалтинговой компании Bright Денис Абакумов. «Вы можете сколько угодно придумывать самые изощренные законы и процедуры, но если на рынке нет поставщиков, подрядчиков или их количество сильно ограничено, в том числе из-за санкций, то вы не сможете получить хорошую цену», — отметил Абакумов. В России далеко не все рынки обладают признаками чистой конкуренции. «Главная задача системы закупок — удовлетворить потребность заказчика: поставить оборудование в срок, вывести квалифицированного подрядчика на объект и т.д. И цена, с точки зрения заказчика, не главный фактор успешности», — подчеркнул эксперт.

Но даже при наличии конкуренции происходят закупки по завышенным ценам. Чтобы снизить «человеческий фактор» и коррупционные риски была запущена Единая информационная система. С 2019 года заказчики обязаны проводить все закупки в электронной форме. Но мониторинг выявил ненадежность системы. 21% всего периода действия она была недоступна из-за профилактических работ. Перегрузки и технические неполадки затрудняют доступ бизнеса к закупкам, ведут к срывам сроков и привлечению заказчиков к административной ответственности, утверждают аудиторы.

Усложнение закупочных процедур не сократит коррупцию, уверен Абакумов. «Количество инструкций и правил может лишь затруднить действия коррупционера, но никак не предотвратить», — подчеркивает эксперт.

Главные результаты мониторинга госзакупок в 2018 году

  • Общий объем объявленных государственных и корпоративных закупок составил около 31,9 трлн руб. (далеко не все из них привели к заключенным контрактам).
  • Объем средств бюджетов всех уровней, которые обращаются в сфере закупок, вырос на 36,2% с 2014 года и составил почти 8 трлн руб. Основная доля объявленных закупок проходит через электронные аукционы.
  • Почти половина объема госзакупок (49,8%) происходит в семи регионах: Москве, Московской области, Санкт-Петербурге, Краснодарском крае, Татарстане, Свердловской области и Башкирии.
  • Общая доля закупок у единственного поставщика и несостоявшихся закупок по-прежнему превышает 50%. Часто единственные поставщики передают работы субподрядчикам, что вызывает риски неэффективного расходования средств.

Главным изменением в сфере закупок в 2018 году был перевод «бумажных» закупок в электронную форму. С июля заказчики могут проводить конкурс, запрос котировок, предложений в электронной форме. Однако этот механизм пока непопулярен: доля таких закупок составила менее 1% по итогам года.

Нет смысла переводить все закупки в электронные торги, считает Абакумов. «Системы электронных закупок способны обеспечить полный цикл только для стандартизированных товаров и услуг с однозначной связью между ценой и качеством. Любое сложное оборудование, многосоставная услуга со сложной системой тарификации требуют очных переговоров, начиная от обсуждения технических заданий и заканчивая финальным подписанием контракта», — пояснил эксперт.

Финансовая нагрузка возросла

С октября 2018 года изменились правила обеспечения заявки на участие в госзакупках (44-ФЗ) и закупках госкомпаний у субъектов МСП (223-ФЗ). Теперь поставщики должны открыть специальный счет в одном из утвержденных ЦБ банков и держать на нем деньги для обеспечения заявок. По окончании приема заявок после уведомления оператора электронной площадки банк должен заблокировать средства для обеспечения заявки. Мера должна была упростить доступ к закупкам и привлечь новых участников, но добавила бизнесу проблем. Часто банки не подтверждают наличие средств на счете или не блокируют средства из-за технических неполадок. Кроме того, банки вводят абонентскую плату и комиссии в 50–250 руб. за одну блокировку. При этом законом не предусмотрена ответственность банков за нарушения 44-ФЗ.

В 2018 году также заработал Единый агрегатор торговли. Через него госорганы и федеральные казенные учреждения обязаны закупать канцтовары, лекарства на сумму до 200 тыс. руб. у единственных поставщиков и другие закупки малого объема (до 100 тыс. и 400 тыс. руб.). Агрегатор взимает комиссию в 1% от начальной максимальной цены контракта, но не более 5 тыс. руб., а для малого бизнеса и социально ориентированных НКО — 2 тыс. руб. Вдобавок для участия в закупке нужно внести средства на депозит — расчетный счет оператора.

Отдельной статьей расходов заказчика остаются издержки на обучение сотрудников из-за постоянно меняющегося законодательства, указали в Счетной палате.

Объем нарушений практически утроился

Общая сумма выявленных Счетной палатой нарушений при закупках составила 293,7 млрд руб. — в 2,8 раза выше, чем за 2017 год. Традиционно большинство нарушений (74,6%, или 219,7 млрд руб.) связано с начальной минимальной ценой контракта. При этом законодательство не регулирует ценообразование при закупках.

Даже при высокой цене услуг контракт может получить заранее известный участник, под которого и были прописаны критерии, сказала РБК гендиректор НАО «Евроэксперт» Екатерина Синогейкина. Также для победы по 223-ФЗ все большее распространение на рынке закупок приобретают консорциумы — когда компании объединяются, чтобы получить максимальный балл по квалификации и получить контракт. Такой демпинг снижает качество. «Победитель в подобных случаях может вообще не обладать необходимым опытом и компетенциями», — отметила эксперт.