Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Турции зафиксировали новый рекорд по числу заболевших коронавирусом Общество, 22:56 Актера сериала «Убойная сила» арестовали по обвинению в разврате Общество, 22:43 Австрия выразила готовность стать площадкой для встречи Байдена и Путина Политика, 22:34 Как защищаться от вирусов и правильно помочь иммунитету РБК и Деринат, 22:30 Голикова словами «мы их вывезем» призвала россиян в Турции не переживать Общество, 22:20 СМИ сообщили о нападении на израильское судно у берегов ОАЭ Политика, 22:16 Юлии Навальной пригрозили постановкой на учет в полиции Политика, 22:06 Сотрудник «Спартака» заходил в судейскую после матча против «Локомотива» Спорт, 22:00 Антирасистское объединение раскритиковало РФС за отстранение Гилерме Спорт, 21:41 Когда можно увидеть звездный дождь в этом году РБК и ПСБ, 21:40 «Ак Барс» сравнял счет в полуфинальной серии Кубка Гагарина Спорт, 21:29 Феномен Reverso: что нужно знать о знаменитых часах Jaeger-LeCoultre РБК Стиль и JLC, 21:26 Путин рассказал президенту Финляндии об Украине и звонке Байдена Политика, 21:19 Разведка США оценила исходящие от России угрозы Политика, 21:03
Следите за курсами на РБК
Падение экономики ,  
0 

Бывший экономист МВФ отвел России на выход из кризиса 6-8 лет

Российская экономика находится под воздействием сразу десятка факторов, каждый из которых можно считать кризисным. На ее восстановление может потребоваться до восьми лет, считает бывший главный экономист МВФ Кеннет Рогофф. Для этого нужны структурные реформы, которым, впрочем, может помешать возврат нефтяных цен к $100 за барр.
Экс-главный экономист МВФ Кеннет Рогофф
Экс-главный экономист МВФ Кеннет Рогофф (Фото: Getty Images)

На выход из кризиса России может потребоваться 6-8 лет. Такую оценку дал Рогофф на пресс-конференции в ТАСС в преддверии Гайдаровского экономического форума. Экономист уточнил, что в своем мнении он отталкивался от опыта других стран. «Это тот срок, который потребуется только на то, чтобы выйти в ноль – вернуться к тем уровням, с которых упали», – добавил Рогофф. Речь идет о финансовом кризисе, уточнил он.

По мнению экономиста, Россия нуждается в структурных изменениях. Нельзя обойтись без диверсификация экономики, нужно укреплять национальные институты, улучшать экспорт, указывает он, добавляя: чтобы удалось воплотить эти рецепты в жизнь, нужны и политические решения.

Ситуация действительно критичная, соглашается ректор РАНХиГС Владимир Мау. «Сегодня мы находимся под воздействием примерно десятка кризисов», – сказал он на пресс-конференции. На российскую экономику давит глобальный структурный кризис, внешние шоки (главные из них – факторы цены на нефть и санкций), низкая фаза инвестиционного цикла и другие, перечисляет Мау. Среди кризисов, которые могут заметно сказаться на российской экономике, стоит также выделить демографический кризис и проблемы с национальной валютой, добавил он РБК. «Кризисы разнопорядковые, один вытекает из другого», – уточнил экономист.

В этом году большую роль в экономике будут играть неэкономические факторы, обращает внимание Мау. На повышенное влияние геополитического фактора на происходящие сегодня экономические процессы указывает и Рогофф.

«Сегодня мы готовы к кризису лучше, чем Советский Союз в 1986 году», – говорит Мау. В конце восьмидесятых основными источниками пополнения госбюджета СССР были доходы от продажи нефти и алкоголя. Поэтому антиалкогольная кампания, совпавшая по времени с падением нефтяных цен в 2,5 раза, попросту оставила СССР без доходов. Сегодня ситуация иная. «Дело даже не в наличии резервов», – говорит Мау. По его мнению, действие кризиса на российскую экономику сегодня смягчают два фактора: плавающий валютный курс и свободное ценообразование. Поможет и наличие Стабфонда: если бы власть не ожидала падения цены на нефть, вся идея со Стабфондом была бы бессмысленна, так что падение цены, скорее, ожидаемо.

Возврат к дорогой нефти может помешать проведению структурной перестройки экономики, предостерегает Мау. Когда экономика регулярно получает высокие рентные доходы, желание проводить реформы пропадает.