Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Соперник сборной России по хоккею на ЧМ лишился главного тренера Спорт, 17:29 Росприроднадзор назвал площадь разлива нефтепродуктов в Коми Общество, 17:29 Суд закрыл дело против задержанного из-за хищения ₽700 млн губернатора Политика, 17:26 В Белоруссии не покажут «Евровидение-2021» из-за недопуска участников Общество, 17:19 ЛУКОЙЛ заявил об отсутствии угрозы для Арктики из-за разлива нефти в Коми Общество, 17:19 Роскомнадзор частично снял меры по замедлению Twitter Общество, 17:05 Newsweek узнал о «секретной армии» США из 60 тыс. бойцов Политика, 17:03 Михельсон допустил начало круглогодичной навигации в Арктике к 2024 году Бизнес, 17:00 В кадре не только девушки: как устроен гендерный дисбаланс в кино Социальная экономика, 17:00 Парижский «Диснейленд» назвал дату возобновления работы Общество, 16:59 Финал детского хоккейного турнира завершился массовой дракой. Видео Спорт, 16:58 Путин создал президентский фонд по поддержке культуры Политика, 16:56 Бастрыкин предложил «вакцинировать» право для борьбы с фейками Политика, 16:45 Израиль обвинил Беллу Хадид в поддержке антисемитских акций Стиль, 16:44
Экономика ,  
0 

МВФ оценил долю государства в российской экономике в 33%

Государственный сектор производит треть российского ВВП, подсчитали в МВФ. Это более оптимистичная оценка по сравнению с альтернативными расчетами
Фото: Сергей Бобылев / ТАСС
Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Доля государственного сектора в добавленной стоимости в России составила 33% в 2016 году, подсчитали эксперты Международного валютного фонда (МВФ), что значительно ниже альтернативных экспертных оценок.

Авторы нового доклада МВФ попытались опровергнуть распространенное представление о значительном увеличении доли государства в российской экономике. «Доля российского государства в ВВП намного меньше, чем 70%», — подчеркивается в докладе (70% — это широко распространенная оценка доли госсектора в российской экономике. — РБК).

По подсчетам МВФ, доля государства в объеме производства составила 33% в 2016 году, незначительно увеличившись с 32% в 2012 году. Госуправление обеспечило 13,5% ВВП, а государственные предприятия — еще 19,3% ВВП в 2016 году. Бюджетные организации и крупнейшие госкомпании ответственны за 50% занятости в формальном секторе.

Оценка МВФ сопоставима с данными Европейского банка реконструкции и развития, который оценил долю государства в 35% в 2005–2010 годах, но значительно отличается от результатов альтернативных подсчетов.

Moody’s оценивает долю госсектора в российской экономике в 40–50% с учетом частично приватизированных компаний. Схожая точка зрения у Центра стратегических разработок — 46% по итогам 2016 года. Оценка ФАС радикальнее: вклад госкомпаний в ВВП достиг 70% в 2015 году по сравнению с 35% в 2005-м.

Однако, утверждая о доле государства в 70%, в своем докладе ФАС ссылается на неназванных экспертов, обращает внимание директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев.

Как измерить вмешательство государства в экономику

Сильный разброс в оценках доли государства в экономике объясняется проблемами методологии. Если считать по доле основных фондов в собственности государства, получится и вовсе 18%, подчеркивает Николаев.

В 2014 году МВФ заявлял, что величина госсектора в российской экономике превзошла 70% ВВП. Однако в новом обзоре в качестве ключевого показателя МВФ использует долю госсектора в добавленной стоимости, которую определяет на основе официальных данных о продажах или занятости в зависимости от сектора экономики. Например, в сферах образования и здравоохранения были проанализированы данные о занятости, поскольку эти услуги бесплатны и доходы невысоки. Для финансового сектора долю государства в добавленной стоимости МВФ оценил как отношение активов государственных банков к совокупным активам банковского сектора, поскольку официальные данные о продажах банков недоступны.

МВФ также включил в анализ дочерние компании 20 крупнейших контролируемых государством нефинансовых компаний, а это большинство дочерних предприятий таких компаний, как «Газпром» или «Роснефть», которые, как правило, классифицируются как частные в официальных данных.

«Это абсолютно справедливый расчет, 70% — завышенная оценка», — согласен с позицией МВФ директор Prosperity Capital Management Алексей Кривошапко. «Единственный правильный способ подсчитать, сколько производственных активов на самом деле принадлежит государству, — по производству», — уверен экономист.

«Оценка МВФ очевидно занижена, методология слишком консервативна», — возражает директор Центра структурных исследований РАНХиГС Алексей Ведев. Главная проблема при расчетах, по его словам, в том, что относить к госсектору: «Компания с госучастием — государственная или нет?»

«По формальным показателям доля государства в экономике действительно около 30%. Но я скорее согласен с оценкой в 70%. Многие крупные компании в России по существу являются «квазичастными» и сильно зависимы от государственных субсидий», — подчеркивает Николаев.

Где экспансия государства критична

МВФ не оценивает, является ли нынешняя доля государства в российской экономике оптимальной, но анализирует ее влияние на развитие конкуренции.

Государственное присутствие велико в стратегических секторах экономики: добыче нефти и газа, обороне, естественных монополиях и государственных службах (электроэнергия, водоснабжение и канализация, отопление, трубопроводный и железнодорожный транспорт). Преимущественно частными отраслями являются сельское хозяйство и пищевая промышленность, большая часть обрабатывающей промышленности (исключая переработку нефти и газа) и торговля.

Специфической для России особенностью является доминирование государства в финансовом секторе. При этом экспансия государства расширяется. Более двух третей банковской системы России принадлежит государственным банкам (подразделяются на институты развития, такие как ВЭБ, коммерческие банки и гибридные банки). «Большинство государственных банков (кроме крупнейших) имеют более низкую доходность, чем частные», — подчеркивают эксперты МВФ.

Доминирование госсектора на финансовом рынке очевидно отрицательно влияет на конкуренцию и провоцирует высокие ставки по кредитам, подчеркивает Кривошапко. «Естественные монополии в транспортировке газа, нефти, электроэнергии, грузов — тоже очевидное зло. Все остальное некритично для структурного роста экономики», — считает экономист.

Для снижения доли государства в экономике Минэкономразвития предлагает ограничить создание унитарных предприятий на конкурентных рынках, запретить государству приобретать акции компаний, которые работают на конкурентных рынках, а также разработать план выхода Центробанка из капитала санируемых банков.