Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В туриндустрии оценили спрос после выдачи разрешения на рейсы в Египет Общество, 18:59 В ЦИАН рассчитали ценовую выгоду от переезда по реновации в Москве Недвижимость, 18:58 Как планировать деловые поездки без штрафов за отмену билетов РБК и Smartway, 18:53 Глава МВФ: биткоин — не деньги Крипто, 18:43 Тренер по фехтованию припомнил судьям отнятое золото на Олимпиаде Спорт, 18:38 Россия экстрадирует активиста из Белоруссии вопреки требованию ЕСПЧ Политика, 18:37 Колумбия выдаст Испании задержанного по делу о наркотиках россиянина Общество, 18:31 Куда и сколько инвестирует сооснователь Genotek Артем Елмуратов РБК и Сбер, 18:29 Челябинское МВД оштрафовало родителей школьниц за барбекю на Вечном огне Общество, 18:24 Вышел трейлер завершающего фильма саги «Последний богатырь» Стиль, 18:19 Турецкие курорты охватили пожары, 8-е золото Олимпиады. Главное за день Общество, 18:19 Минобороны анонсировало учения с Китаем в августе Политика, 18:19 Росавиация прокомментировала выдачу разрешения на полеты в Египет Общество, 18:17 Отвоевали свое. Что выиграли россияне в шестой день Олимпиады Спорт, 18:15
Война санкций ,  

Экономисты впервые подсчитали потери России от западных санкций

Исследователи из Берлина Константин Холодилин и Алексей Нечунаев первыми подсчитали эконометрическими методами влияние санкций на российский экономический рост. Верхний предел ущерба для роста они оценили в 11%
Фото: Олег Яковлев / РБК
Фото: Олег Яковлев / РБК

Российская экономика в среднем потеряла 2 п.п. поквартального роста ВВП из-за санкций Запада, говорится в совместной статье научного сотрудника Немецкого института экономических исследований DIW Berlin Константина Холодилина и постдока Свободного университета Берлина Алексея Нечунаева. «Если перевести это в потери экономического роста за два года санкционной войны, эффект будет очень заметным», — говорится в работе, опубликованной в прошлом месяце (.pdf). Фактический рост ВВП со второго квартала 2014 года, когда были введены первые санкции, по третий квартал 2015 года (последний доступный во временном ряду исследователей) составил минус 4,1%, тогда как контрфактический (как если бы санкций не было)  — плюс 6,9%, сказал РБК Холодилин. Разницу в 11% можно рассматривать как «верхний предел ущерба, связанного с санкциями», говорит он.

Холодилин и Нечунаев утверждают, что их работа — первая попытка измерить влияние санкций на экономический рост России. Выделить влияние санкций проблематично, потому что данных мало, временный ряд слишком короткий, а введение санкций практически совпало с началом падения цен на нефть.

Авторы исследования использовали для анализа метод структурной векторной авторегрессии. Его в 1980 году впервые предложил американский макроэконометрист Кристофер Симс, получивший в 2011 году Нобелевскую премию. Для периода с марта 2014 года до декабря 2015-го авторы рассчитывают индекс интенсивности санкций (до конца февраля 2014 года он равен нулю). Значение индекса в каждый момент времени определяется тем, какое количество санкций было введено западными странами, и весами этих санкций. Последние, в свою очередь, определяются типом вводимых ограничений и долями стран в торговом обороте России. Для анализа были использованы данные Росстата, Eurostat, Datastream и Банка международных расчетов о росте ВВП России и еврозоны, ценах на нефть и реальных эффективных обменных курсах.

Для экономики еврозоны влияние антироссийских санкций оказалось пренебрежимо мало, следует из работы Холодилина и Нечунаева. Средние темпы экономического роста в еврозоне снизились незначительно. Одним из объяснений экономисты называют тот факт, что отрицательный баланс торговли еврозоны с Россией в 2014 году сократился на $3,6 млрд, что дало небольшой прирост ВВП валютного блока.

Удар по ближнему кругу: как пострадали от санкций друзья Владимира Путина
Фотогалерея 
Геннадий Тимченко, владелец «Волга Груп»

Кто ввел санкции: США, Канада и Австралия

Накануне санкций США Тимченко продал долю в одном из своих ключевых активов — нефтетрейдере Gunvor (43,6%)  — партнеру Торбьерну Торнквисту. В апреле 2014 года избавился еще от одного трейдера — International Petroleum Products (IPP), а летом — от компании «Авиа Групп», владеющей терминалами бизнес-авиации в Шереметьево и Пулково.

В ноябре 2015 года Минфин США заявил о возможной притворности сделок, введя дополнительные санкции против шведа Свена Олсона, «Авиа Групп Терминал» (входит в «Авиа Групп»), Fentex и еще пяти фирм, с помощью которых Тимченко якобы мог обходить санкции. Олсон — член правления «Волга Груп». Тимченко как минимум до марта 2014 года входил в совет директоров Gunvor и IPP. Fentex — офшор с Британских Виргинских островов, через который Тимченко владел долей в Gunvor.

С момента введения санкций Тимченко сохранил доли только в трех крупных активах — НОВАТЭКе (23,49%), «Сибуре» (14,2%) и группе «Стройтрансгаз» (63%).

В августе 2014 года он рассказывал, что временно отказался от поездок в Европу, опасаясь «провокаций со стороны спецслужб США». Бизнесмен также был вынужден отказаться от карт, выпущенных платежными системами Visa и MasterCard. Как рассказывал в ходе прямой линии весной 2014 года президент Владимир Путин, супруга Геннадия Тимченко Елена не смогла за рубежом расплатиться карточкой за операцию. Сама Елена Тимченко говорила в интервью «Огоньку», что санкции затрудняют совместные с мужем путешествия по миру, поэтому они стали чаще ездить по России.

Состояние (здесь и далее приведена оценка состояния по версии журнала Forbes) в 2014 году: $15,3 млрд

Состояние в 2016 году: $11,4 млрд

Ранее Евсей Гурвич и Илья Прилепский из Экономической экспертной группы в своей статье для «Вопросов экономики» оценивали накопленные потери ВВП России от санкций за период 2014–2017 годов в 6 п.п. от ВВП 2013 года, а чистый отток капитала, спровоцированный санкциями, экономисты оценили в $160–170 млрд за тот же период. В конце 2014 года министр финансов Антон Силуанов говорил, что Россия теряет $40 млрд в год из-за введенных против нее международных санкций — 2% ВВП, а в январе 2016 года замминистра экономического развития Алексей Лихачев оценил убытки экономики от западных санкций и ответных санкций России в €25 млрд в 2015 году (неясно, какие расчеты стояли за этими цифрами).

Первые санкции против России были введены в марте 2014 года. Чувствительным для экономики России стало влияние финансовых санкций — ограничения внешних заимствований. По данным PwC, если в досанкционном 2013 году российские эмитенты привлекли за счет еврооблигаций $46,4 млрд, то в 2014-м — только $10,4 млрд, а в 2015-м — чуть более $5 млрд. Президент Владимир Путин в январе 2016 года в интервью немецкой газете Bild сказал, что санкции «не самая сложная вещь, которую мы переживаем, но тоже вредная для нашей экономики — выход на внешние финансовые рынки». Этой весной Россия была вынуждена из-за санкционных ограничений отложить на неопределенный срок возвращение на внешний рынок заимствований.

Контрсанкции, введенные Россией в ответ на западные санкции, сказались на показателях инфляции в стране. По результатам 2014 года Министерство экономического развития оценивало, что вклад контрсанкций в годовую инфляцию (11,4%) составил около 1,5 п.п. При этом продовольственная инфляция в 2014 году была равна 15,4%, и в ней 3,8 п.п. объяснялись влиянием санкционного фактора.

Магазин исследований Аналитика по теме "Макроэкономика"