Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Россия потратит ₽20 млрд руб. на «генеральную уборку» на суше и море Бизнес, 16:32
В ГИБДД дали ответ на вопрос, кто водит аккуратнее: мужчины или женщины Авто, 16:27
Нейроэкономика сбережений: как мозг мешает достигать финансовых целей РБК и Сбер, 16:24
Нил Янг потребовал у Spotify удалить все его песни из-за подкаста о COVID Стиль, 16:21
Пять частых ошибок сотрудников, которые приводят к кибератакам Pro, 16:21
Верховный суд уточнит критерии признания зданий самостроями Недвижимость, 16:20
Кабмин заявил об отсутствии аккаунта у Мишустина после опроса в Instagram Общество, 16:20
«Компромисса не будет». К чему готовиться криптоинвесторам в России Крипто, 16:17
В сборной России по биатлону выявлен COVID. Как вирус влияет на спорт Спорт, 16:15
«МегаФон» купил 50% бизнеса ключевого ИТ‑партнера Пресс-релиз, 16:08
Евро и доллар резко упали, когда МИД назвал войну с Украиной недопустимой Инвестиции, 16:06
Президент Литвы предложил говорить с Москвой, «не звеня оружием» Политика, 16:05
Обманутые ожидания: как правильно внести в бизнес современные технологии РБК и СБЕР Про, 16:01
Индекс РТС вырос на 7% после заявления МИД о неприемлемости войны Инвестиции, 16:01
Экономика ,  
0 

Чубайс сравнил углеродный налог с кувалдой и предостерег от «лайт 90-х»

Чубайс заявил, что энергопереход в России должен начинаться с социальной политики
По словам Чубайса, России не нужны «лайт 90-е», которые могут произойти, если страна не пойдет по пути энергоперехода. Но этот переход должен начаться не с возобновляемой энергетики, а с социальной политики, убежден он
Анатолий Чубайс
Анатолий Чубайс (Фото: Олег Яковлев / РБК)

Специальный представитель президента по связям с международными организациями для достижения целей устойчивого развития Анатолий Чубайс на конференции «Будущее возобновляемой энергетики в России», организованной газетой «Ведомости», заявил, что энергопереход в России должен начинаться не с возобновляемой энергетики, а с социальной политики, передает корреспондент РБК.

«Если меня спросите, с чего начинать энергопереход в России, я вам дам неожиданный ответ — не с возобновляемой энергетики. С социальной политики. Преобразования такого масштаба несут с собой колоссальные структурные изменения — отраслевые, региональные», — сказал Чубайс.

По его словам, в этой сфере предстоит преобразование подхода: от предоставления помощи отдельным категориям граждан (женщинам, детям, пенсионерам) к индивидуальной поддержке тех, кто фактически получает низкие доходы. «Цифровизация дает возможность перейти от поддержки по категориям к поддержке по доходу. Я очень люблю свою внучку, но не должна она получить выплаты за коронавирус», — добавил он.

Всемирный банк разработал 4 сценария потерь России от «зеленого» перехода
Экономика
Фото:Александр Коркка / РИА Новости

Чубайс подчеркнул, что Россия долгие годы живет в логике последовательного снижения тарифов на электроэнергию, «так как у нас тариф растет не выше инфляции». России, как отмечает он, предстоит столкнуться с радикальным сокращением спроса на российский экспорт в том случае, если она не пойдет по пути энергоперехода. По его мнению, к 2035 году Россия только на потере экспорта лишится 10% ВВП, если не будет ничего делать для энергоперехода. «Внутри сидит трансграничный углеродный налог, но это очень небольшая часть. 10% ВВП — это совсем взрослая история, нам точно не надо 90-е лайт устраивать. Трансграничным налогом занимается Минфин, но это не самый главный риск для России», — убежден Чубайс.

«Масштаб проблемы введения трансграничного углеродного налога в сравнении с масштабом влияния на Россию европейского «Зеленого курса» один к десяти. Да, налог — это кувалда. Но только запрет на автомобили с двигателем внутреннего сгорания с 2035 года в рамках «Зеленого курса» — это ударная штука. Нетрудно догадаться, что произойдет с рынком нефтепродуктов. А до этого будет идти снижение объема производства (таких автомобилей. — РБК) и объема рынка, что может привести к последствиям для других отраслей», — считает спецпредставитель президента.

Он также заявил, что Россия категорически не согласна с тем, когда ей заявляют о готовности покупать только «зеленый» водород. «Это категорически неприемлемо. Я могу понять, если скажут: мы готовы покупать водород, если у него будут выбросы CO2 не более чем... Так можно. А «зеленый» хочу, а другой не хочу — так нельзя, это дискриминация. Дайте мне определить технологию, которой я буду пользоваться: паровая конверсия метана или электролиз, — это мой вопрос. Вы предъявляете требования к продукту, и это справедливо, предъявлять требования к технологии его производства — несправедливо», — заметил Чубайс.

Глазьев предложил правительству добывать водород из недр Земли
Бизнес
Сергей Глазьев

Еврокомиссия в середине июля официально представила проект регламента по трансграничному корректирующему углеродному механизму (англ. Carbon Border Adjustment Mechanism, CBAM), одним из элементов которого является трансграничный углеродный налог. Он подразумевает, что производители, которые поставляют в ЕС продукцию с высоким углеродным следом, должны будут платить за выбросы парниковых газов при создании их продукции и товаров. Согласно проекту, при ввозе в ЕС цемента, удобрений, электроэнергии, железа, стали и алюминия через несколько лет необходимо будет покупать специальные сертификаты, которые и будут аналогом углеродного налога.

Москва расценивает CBAM как протекционистскую меру и дополнительный источник дохода для бюджета Евросоюза в условиях кризиса. Ранее РБК, используя методологию Министерства экономического развития России, оценил российский экспорт, подпадающий под действие CBAM, в €7 млрд. Позднее Минэкономразвития подсчитало, что дополнительная финансовая нагрузка для российских экспортеров в результате введения углеродного налога ЕС составит €50,6 млрд до 2030 года.

Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) и три компании («Газпром нефть», НЛМК и UC Rusal) направили в Еврокомиссию замечания по углеродному налогу на ввозимые в ЕС товары. Они считают, что в текущем виде проект может нарушить правила ВТО, создавая преференции для бизнеса в Европе.