Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Что такое индивидуальный пенсионный план РБК и НПФ «Будущее», 17:46 Таиланд введет сбор для иностранных туристов с Нового года Общество, 17:43 Роскомнадзор потребовал снять ограничения с приложения «Улица героев» Технологии и медиа, 17:23 ФБК перевезет студию и часть сотрудников в Грузию Политика, 17:13 Goldman Sachs первым среди банков создал отдел для торговли криптовалютой Крипто, 17:12 Пыльца, пыль и аллергия: как работают домашние очистители воздуха РБК и Dyson, 17:08 Культурные события мая: куда пойти в Москве и Петербурге Стиль, 17:05 Амнистия апартаментов: стоит ли инвестировать сейчас Pro, 17:03 CША впервые в истории лишится представительства в топ-30 рейтинга ATP Спорт, 17:02 Минтруда США опубликовало неожиданно слабый отчет о рабочих местах Инвестиции, 16:56 «Челси» Абрамовича вошел в топ-25 самых дорогих спортивных клубов мира Спорт, 16:55 Синоптики опровергли прогноз об аномальной жаре летом Общество, 16:53 Блинкен заявил о подрывающих мировой порядок действиях Вашингтона Политика, 16:43 Курс доллара упал ниже ₽74 впервые с 19 марта Инвестиции, 16:39
Дело «Роснано» ,  
0 

СКР проверит причастность топ-менеджеров «Роснано» к другим преступлениям

Следователи СКР ведут проверку сообщений о том, что бывшие руководители «Роснано» Леонид Меламед и Святослав Понуров могли совершить и другие преступления, кроме тех, в которых их обвиняют сейчас
Экс-глава «Роснано» Леонид Меламед
Экс-глава «Роснано» Леонид Меламед (Фото: ТАСС)

29 июля официальный представитель Следственного комитета России (СКР) ​​Владимир Маркин сообщил, что​ после публикаций о возбужденных против бывшего руководителя «Роснано» Леонида Меламеда и финансового директора этой организации Святослава Понурова делах в СКР обратились свидетели, заявившие о совершении обвиняемыми «также иных преступлений».

«Эти обращения в настоящее время проверяются следственным путем», — сказано в официальном сообщении СКР. По словам Маркина, СКР совместно с Росфинмониторингом и Интерполом проверяют информацию «о выводе за рубеж средств, похищенных бывшими топ-менеджерами госкорпорации». Никакой конкретики Маркин не сообщил.

Маркин напомнил, что в рамках следственных действий в начале июля были проведены обыски по месту проживания фигурантов и иных лиц, в ходе которых были изъяты электронные документы. «Они направлены на экспертизы», — заверил представитель СКР.

Ведомство также подтвердило, что Меламеду и Понурову предъявлены обвинения в растрате в особо крупном размере. «На данном этапе следствию удалось установить роль каждого из обвиняемых, а также их соучастников в совершении преступления», — говорится в сообщении.​

Ранее о предъявлении официального обвинения Меламеду сообщали источники, знакомые с ходом следствия, а факт предъявления обвинения тогда подтверждал РБК адвокат Руслан Кожура. «Обвинение было предъявлено еще 9 июля», — заявил РБК 29 июля Кожура, уточнив, что сообщение СКР не является чем-то новым. По его словам, сейчас защита ждет назначения даты апелляционного обжалования домашнего ареста Меламеда.

«У меня нет данных о новых свидетелях в деле», — рассказала РБК адвокат Андрея Малышева, бывшего зампредправления «Роснано» и экс-главы «Группы Е4», Ольга Козырева. 

Глава «Роснано» Анатолий Чубайс добровольно дал показания по делу Меламеда: следователи выслушали его показания 10 июля. По словам Чубайса, у корпорации нет оснований полагать, что заключенный с «Алемаром» контракт нанес ей ущерб. 

Видео: РБК

Основное дело

По версии следствия, Меламед принял на работу в корпорацию «Роснано» «подконтрольных ему» Андрея Малышева и Святослава Понурова для подготовки хищений. В ведомстве считают, что Понуров, как председатель тендерного комитета, будучи в сговоре с Меламедом, «обеспечил победу в конкурсе по отбору советника фирме «Алемар», совладельцем которой был Меламед, после чего разработал проект договора об оказании услуг, который в свою очередь подписал Малышев».

«В дальнейшем все акты приемки оказанных этой фирмой услуг согласовывались Понуровым и утверждались Малышевым. После чего Понуров подписывал предъявляемые счета к оплате. Таким образом, в период с февраля по июль 2009 года необоснованно были израсходованы средства корпорации на общую сумму более 220 млн руб.», — считают следователи. При этом правоохранители считают, что «Алемар» в действительности не выполнил заявленные в договоре работы, а также с нарушением сроков представил переоформленные инвестиционные проекты, разработанные сотрудниками корпорации.

Меламед был отправлен под домашний арест 3 июля. Защита Меламеда обжаловала решение о домашнем аресте. Адвокаты бизнесмена предложили суду избрать в качестве меры пресечения залог. 7 июля Басманный суд арестовал Святослава Понурова. Бывший топ-менеджер компании приехал из Финляндии в Россию специально на допрос к следователю. Однако в отличие от Меламеда он оказался не под домашним арестом, а в СИЗО.

Другой фигурант дела — Андрей Малышев — находится за рубежом по состоянию здоровья, писал РБК. Как рассказала Козырева, все необходимые медицинские документы, подтверждающие обоснованность нахождения бывшего главы «Группы Е4» за границей, уже переданы в СКР и приобщены к делу. По рекомендации врачей Малышев продолжит находиться на лечении еще месяц, уточнила Козырева. 

С начала июля, как выяснил РБК, когда под домашний арест был посажен Меламед, из России уехали сразу несколько топ-менеджеров «Роснано» — как бывших, так и нынешних. Дмитрий Журба, бывший финансовый директор РАО «ЕЭС» и давний партнер бывшего гендиректора «Роснано» Меламеда, уехал из России в Великобританию. В Европу перебрались Яков Уринсон — член правления «Роснано» и Фонда развития инфраструктурных и образовательных программ, и Андрей Раппопорт, некогда первый зампред «Роснано», ныне — президент бизнес-школы «Сколково». Директор по инновационному развитию в «Роснано» Юрий Удальцов находится в европейской командировке.

Уринсон, Раппопорт и Удальцов заявляли тогда, что находятся в отпуске и рассчитывают вернуться в Россию в ближайшее время. Однако собеседники РБК в окружении Чубайса и Меламеда сомневаются в скором возвращении топ-менеджеров в Россию. Все они опасаются уголовного преследования, сообщили РБК более пяти разных источников, близких к «Роснано».