Лента новостей
Сирийские СМИ сообщили об ударе Израиля по провинции Дераа Политика, 03:12 В Латвии главу МВД раскритиковали за поход на концерт Лепса Политика, 03:12 Житель Пензы отсудил у онкодиспансера 90 тыс. руб. за ошибочный диагноз Общество, 02:52 ExxonMobil попросила власти упростить ей работу на российском шельфе Бизнес, 02:49 Минюст США начал антимонопольное расследование против онлайн-платформ Технологии и медиа, 02:32 Путин поздравил россиянок с золотом на чемпионате мира по фехтованию Спорт, 01:51 Украина установила комплексы ядерного контроля на границе с Россией Общество, 01:28 В Европе предупредили о возможном крахе «Укртрансгаза» из-за долгов Экономика, 01:14 Трамп заявил об «обдирании» США Евросоюзом Политика, 01:03 7 самых востребованных домашних гаджетов на новый лад РБК и Philips, 00:57 Moody’s не увидело у «Слуги народа» желания восстановить связи с Россией Политика, 00:42 Прокурор попросил суд приговорить экс-замглавы ФСИН Коршунова к 9 годам Общество, 00:25 Володин потребовал от президента Грузии извиниться перед россиянами Политика, 00:07 Заявление Пентагона об иранском дроне повысило цены на нефть Экономика, 23 июл, 23:47
Бизнес ,  
0 
Почему «Яндекс» и Mail.Ru Group обучают потенциальных конкурентов
Обычно компании инвестируют в обучение собственных сотрудников. Это логично — зачем тратить деньги на конкурентов? Но есть и другой, пока редкий в России путь, по которому идут технологические компании.
В первом выпуске ШАД было 30 человек, в прошлогоднем, шестом — уже 71. На первом курсе факультета компьютерных наук в НИУ ВШЭ учится еще в 3 раза больше (Фото: Катерина Садовски для РБК)

Опубликовано в журнале РБК № 5 за 2015 год

За последние восемь лет «Яндекс» вложил в образовательные проекты более 1 млрд руб. В сентябре 2014 года начал работать факультет компьютерных наук, созданный вместе с Высшей школой экономики (НИУ ВШЭ). А в 2007 году открылась Школа анализа данных (ШАД), где готовят программистов и аналитиков. За время существования школы ее окончили несколько сотен человек, каждый из которых был волен выбирать, куда идти работать потом. Зачем этот проект «Яндексу», получающему вал резюме от потенциальных кандидатов?

Знакомые знакомых

В 2007 году «Яндекс» был уже большой компанией — в нем было около 1 тыс. сотрудников. Сначала звали на работу своих знакомых, потом — знакомых знакомых, но к середине 2000-х этот кадровый ресурс закончился, рассказывает директор ШАД и HR-директор «Яндекса» Елена Бунина. Простой путь — искать таланты среди выпускников лучших технических вузов — не работал: «Они не могли писать промышленный код». Учить новое поколение было практически некому — сильная математическая школа в России сохранилась, но лучшие специалисты в компьютерных науках эмигрировали.

Фото: Катерина Садовски для РБК

Основатели «Яндекса» Аркадий Волож и Илья Сегалович решили открыть свою кафедру вместе с каким-нибудь профильным факультетом и учить на ней студентов самостоятельно. Обход университетов закончился неудачей: от них хотели денег, а не участия в разработке учебных программ и подборе преподавателей. В одном из разговоров Волож рассказал о проблеме своему научному руководителю университетских времен Илье Мучнику, который к тому времени много лет работал профессором Ратгерского университета в США. Тот посоветовал сделать в «Яндексе» собственную школу. Сегодня Мучник — научный руководитель и директор отделения анализа данных ШАД.

В мае 2007 года в «Яндексе» для обсуждения проекта школы собралась небольшая группа людей. В нее входила и Елена Бунина, преподававшая на механико-математическом факультете МГУ и в одной из московских школ. «Мы хотели набирать 30 человек в год. Думали, даже если из 15 выпускников десять уйдут в Google, а пять останутся у нас — уже хорошо», — вспоминает она. Неожиданно для создателей заявки на поступление в новую школу подали более 300 человек. Студентами стали 80, из них 30 завершили обучение.

Фото: Катерина Садовски для РБК

Поток желающих учиться в школе «Яндекса» все время растет. Кандидаты проходят трехступенчатый отбор, включающий олимпиадные задачи, который гарантирует минимальный уровень поступивших. В 2014 году заявки в ШАД подали более 1 тыс. человек, до собеседования дошли 164, а на первый курс в итоге зачислили 128 человек. В школе преподают анализ данных и актуальные разделы компьютерных наук, в том числе машинное обучение, компьютерную лингвистику, алгоритмы и структуры данных. Преподаватели — специалисты из «Яндекса», Google и других компаний, профессора из МГУ и НИУ ВШЭ.

За два года, обучаясь три дня в неделю по вечерам, студенты проходят полноценную программу магистратуры. Но только те из них, кто справляется с темпом работы и домашними заданиями: по словам Буниной, ШАД оканчивают примерно половина поступивших. Сооснователь игровой компании «Клаустрофобия» Богдан Кравцов смог совмещать учебу в ШАД с работой в «Студии Артемия Лебедева», но ему пришлось отложить на два года все остальные занятия.

Не только в «Яндекс»

За восемь лет ШАД окончили более 320 человек, из них больше года проработали в «Яндексе» всего 183. Потребности компании ШАД не закрывает: больше всего выпускников было в 2013 году — 81 человек, а с декабря 2013-го по декабрь 2014-го число сотрудников «Яндекса», занимающихся разработкой продуктов, увеличилось на 405 человек, годом раньше — почти на 900. Но некоторые выходцы из школы оказались на высоких позициях и развивают новые направления: Михаил Левин руководит службой анализа данных Yandex Data Factory, Михаил Ройзнер — группой рекомендательных систем.

Чем занимаются выпускники, которые не идут в «Яндекс»? Кто-то уходит в науку, кого-то приглашают в другие компании: люди с дипломами ШАД работают в Microsoft (в поисковике Bing), Facebook и Google, создают собственные стартапы. «У «Яндекса» хорошая репутация: выпускники ШАД вполне могут конкурировать с молодыми специалистами с опытом работы», — считает руководитель рекрутингового агентства Digital HR Екатерина Гаврилова.

Компьютерные науки требуют не только таланта, но и усидчивости. В ШАД до выпуска «доживает» около половины поступивших, в «Технопарке» Mail.Ru Group — 
четверть (Фото: Катерина Садовски для РБК)

Почему «Яндекс» не учит людей уже после их найма на работу? Во-первых, говорит Бунина, нанятых на рынке сотрудников все равно нужно переучивать — около полутора лет. Во-вторых, у компании появляется право преимущественного выбора. Наконец, компания выигрывает от созданной «экосистемы». «В том числе благодаря ШАД это направление стало развиваться и в других местах. У школы есть программы и магистратуры с Физтехом, ВМК МГУ, появился факультет компьютерных наук НИУ ВШЭ и «Яндекса», где готовят полноценных специалистов в computer science, чего раньше не было», — говорит Михаил Ройзнер.

Факультет компьютерных наук НИУ ВШЭ — последнее масштабное начинание «Яндекса» в области образования: здесь готовят бакалавров и магистров и выпускать будут уже не десятки, а сотни специалистов. При открытии факультета партнеры объявили, что призеров олимпиад по математике, физике и программированию примут вне конкурса. В итоге из-за наплыва олимпиадников набор пришлось увеличить более чем вдвое, до 220 человек.

«Успешные образовательные программы по компьютерным наукам были на тот момент и у нас, и у «Яндекса». Объединить лучшее в новый факультет было взаимовыгодным решением», — вспоминает декан факультета компьютерных наук НИУ ВШЭ Иван Аржанцев. По его словам, бюджет факультета формирует НИУ ВШЭ, а «Яндекс» участвует в образовательном процессе и проектной работе.

Другой подход

Свой масштабный образовательный проект совместно с МГТУ им. Н.Э. Баумана создала Mail.Ru Group. В ее «Технопарк» набирают 500 студентов, диплом через два года получают примерно 20–25%, половина из них приходят на работу в компанию, говорит директор департамента исследований и образования Mail.Ru Group Дмитрий Волошин.

Подходы у двух компаний различаются. В проект Mail.Ru Group берут студентов технических вузов и выращивают «классических» программистов, заточенных под промышленную разработку, а ШАД — это «история про науку, высокие технологии, будущее», считает Елена Бунина. «В рамках ШАД ребятам дают углубленные фундаментальные знания, в основном продолжающие программу вуза. Мы же не конкурируем с вузовским обучением, а скорее дополняем его, стремимся дать больше навыков, которые позволят студентам стать более востребованными на рынке труда», — поясняет Волошин.

В одном конкуренты согласны: хороших программистов много не бывает, и самый простой способ их получить — выучить 
самостоятельно.

Фотогалерея 
Знания и деньги: что российские миллиардеры думают об образовании

Магазин исследований: аналитика по теме "Интернет-торговля"