Лента новостей
Начальник полиции ЗАО Москвы подал в оставку после дела Голунова Общество, 18:54 Трамп оценил возможную войну с Ираном как «недолгую» Политика, 18:53 Как заранее диагностировать заболевания сердца и сосудов РБК и Philips, 18:52 Минфин США продлил санкционный дедлайн для ГАЗа Политика, 18:40 Взрыв в Вене разрушил несколько этажей в одном из домов Общество, 18:39 Канцелярия Терезы Мэй подтвердила ее планы встретиться с Путиным в Осаке Политика, 18:37 Прокуратура Парижа сообщила о двух версиях пожара в Нотр-Даме Общество, 18:35 Шойгу обвинил Запад в попытке управлять Россией и всем миром Политика, 18:34 СМИ сообщили о переходе в «Спартак» вратаря молодежной команды «Ромы» Спорт, 18:33 Матвиенко предложила сократить объем отчетности для учителей к 1 сентября Политика, 18:30 Источники для роста: какие бывают кредиты для бизнеса РБК и ВТБ, 18:18 РПЦ предложила закрепить за эмбрионом право на жизнь Общество, 18:16 Bloomberg оценил отошедшие сыновьям Мордашова активы в $1,7 млрд Бизнес, 18:14 В МЧС предупредили о дождях и грозе в Центральной России Общество, 18:10
Бизнес ,  
0 
Вечные студенты: почему устройство на работу — только начало профессии
Большинство компаний недовольно образованием сотрудников, полученным в «классических» вузах. Дело не только в том, что оно часто не подходит для современного бизнеса, — одного этого образования совершенно недостаточно.
Фото: РИА Новости

Опубликовано в журнале РБК № 5 за 2015 год

Социальная сеть LinkedIn c 350 млн пользователей — крупнейшее хранилище профессиональных резюме в мире. Большую часть денег сайт зарабатывает тем, что помогает компаниям искать себе сотрудников. В апреле LinkedIn объявил, что покупает сайт Lynda.com, продающий образовательные видеоролики: на эту сделку компания потратила две трети своей годовой выручки, наличными и акциями.

Недостаточно просто помогать профессионалам найти новую работу, надо дать им возможность приобрести новые навыки, написал гендиректор LinkedIn Джеф Вайнер, комментируя сделку. Карьера в XXI веке неотделима от постоянного обучения хотя бы потому, что сложившаяся система образования не способна подготовить выпускников ко всему разнообразию задач, которые им придется решать на рабочем месте.

Большинство компаний готовы подписаться под словами Вайнера: по оценкам Deloitte, мировые затраты на корпоративное образование в разных формах составляют $130 млрд, а в США — $70 млрд. В самых щедрых, технологических отраслях фирмы готовы тратить на обучение своего сотрудника по $1800 в год.

Российские компании, подсчитали аналитики группы компаний «Малакут», потратили в 2013 году на обучение и повышение квалификации своих сотрудников 46,7 млрд руб. (данных за 2014 года пока нет). Получается, на Россию с ее 2,5% мирового ВВП приходилось 1,5% таких затрат. Это связано с невысоким уровнем конкуренции на внутреннем рынке, считает ректор Московской школы управления «Сколково» Андрей Шаронов. «Мы находимся в ситуации, когда экономика достаточно закрытая, а конкуренция низкая: подобная тенденция характерна почти для всех отраслей, — заявил он журналу РБК. — К сожалению, это позволяет выживать и слабым образовательным учреждениям, и слабым компаниям».

Председатель правления Сбербанка Герман Греф приводил статистику, по которой 60% российских работодателей считают квалификацию своих сотрудников критически недостаточной. Несоответствие ожиданий работодателей и знаний и компетенций выпускников — это общемировая, а не специфически российская проблема, уверен Шаронов. Но ситуация становится лучше — компании готовы вкладывать в обучение и переобучение сотрудников все больше.

Все крупнейшие компании России и самые богатые бизнесмены в стране так или иначе вкладывают в образование — либо собственных сотрудников, либо студентов, которые смогут пойти к ним работать, либо тех и других. Поддерживают кафедры в Физтехе, МГУ, Высшей школе экономики и десятках других вузов, проводят тренинги для своих сотрудников, иногда даже строят собственные корпоративные университеты. Аудитория этих образовательных проектов — сотни тысяч или даже миллионы человек по всей стране.

Фотогалерея 
Знания и деньги: что российские миллиардеры думают об образовании

Задачи, которые компании решают при помощи программ корпоративного образования, самые разные: одни переучивают высших менеджеров и готовят кадровый резерв, приглашая бизнес-тренеров, другие массово обучают рядовых сотрудников — особенно это нужно ретейлу. Технологии обучения тоже самые разные. Помимо собственных тренеров и внешних провайдеров все больше компаний использует электронное обучение. Например, Альфа-банк подписан на электронную библиотеку и предоставляет сотрудникам бесплатный доступ. Сбербанк содержит университет и издает книжную серию. «Яндекс» открыл собственный факультет вместе с ВШЭ, а Mail.Ru Group в сотрудничестве с МГТУ им. Баумана организовала свой «Технопарк».

Достоверных данных о масштабе и особенностях российского рынка корпоративного образования нет даже у самих его участников: абсолютное большинство компаний ограничивается публикацией перечня образовательных программ. Трудно понять, кто является лидером в этой сфере. Большие компании тратят на эти цели больше денег, но ведь объем потраченных средств — это еще не все. Чтобы исправить ситуацию, РБК публикует первый рейтинг российских компаний, уделяющих корпоративному образованию наибольшее внимание.

Рейтинг РБК: 15 лидеров корпоративного образования

Андрей Шаронов,

ректор Московской школы управления «Сколково»:

«Несоответствие ожиданий работодателей и знаний и компетенций выпускников образовательных учреждений — это не только российская проблема. Этот вопрос обсуждается во всех странах, развитых и развивающихся. В России ситуация осложняется закрытой экономикой и низким уровнем конкуренции. Подобная тенденция характерна почти для всех отраслей. К сожалению, это позволяет выживать и слабым образовательным учреждениям, и слабым компаниям.

Низкая конкуренция негативно действует и на систему образования в целом. В отсутствие жесткой конкуренции на рынке труда у вас просто нет необходимости постоянно развивать собственные компетенции — важнее близость к начальству и к бюджету. Подобные специфические компетенции, наверное, сотрудники учатся развивать в России лучше и быстрее, чем в других странах.

Впрочем, в некоторых отраслях конкуренция все-таки есть. Многие корпорации — например Сбербанк, «Росатом», ОРКК — создают свои университеты, потому что хотят получить квалифицированных сотрудников и отлаженное производство.

Кризис в экономике, несомненно, сказался на рынке корпоративного образования. Общая тенденция, очевидно, негативная. Впрочем, если посмотреть на ситуацию повнимательнее, можно увидеть следующую развилку. С одной стороны, ряд клиентов, которые с нами или работали, или хотели работать, говорят: «Мы берем паузу, у нас нет денег, мы вернемся к вам, когда настанут лучшие времена». С другой стороны, мы видим клиентов, которые изначально не собирались к нам приходить, но сейчас, в период неопределенности, когда развивать бизнес становится опасно, они хотят осмотреться, поучиться, набраться ума, понять, как действовать. И год-полтора обучения в бизнес-школе — это один из неплохих вариантов инвестиций оставшихся средств.

Некоторые компании приходят к нам целенаправленно, чтобы решить конкретные проблемы, характер которых за последние полгода кардинально изменился. Если в сытые времена основной запрос был на стратегические задачи — развитие, освоение новых рынков, то сейчас компании приходят за решением сиюминутных вопросов, чаще всего это операционная эффективность. Все хотят понять, как сэкономить, на чем сэкономить, как сохранить свое присутствие на рынке, как снизить затраты».