Лента новостей
В Пермском крае загорелся магистральный газопровод Общество, 07:52 Во Флориде казнили серийного убийцу и насильника «Бобби» Джо Лонга Общество, 07:35 Всемирный банк признал Украину одной из беднейших стран региона Экономика, 07:12 Как МТС умудрилась увеличить доходы при сокращении числа абонентов Quote, 07:10 Фотографии как у Афродиты: в чем секрет успешной съемки РБК Стиль и HUAWEI, 07:10 Кипр поставил исторический рекорд по оттоку инвестиций из России Финансы, 07:00 Греф сообщил о выкупе доменов для экосистемы SberX Финансы, 06:46 Литва отказала во въезде грузовикам с ракетной установкой из Белоруссии Политика, 06:13 «Торонто» одержал третью победу подряд в финале Востока НБА Спорт, 06:03 Экс-владелец «Югры» дал показания против главы банковского отдела ФСБ Политика, 06:00 SpaceX с третьего раза запустила ракету Falcon 9 с 60 спутниками Технологии и медиа, 05:40 39 идей для бизнеса для «мобильных» предпринимателей РБК и ГАЗ, 05:15 Греф подвел итоги своему обещанию «научить слона танцевать» Финансы, 05:13 Трамп подключил разведку к расследованию о слежке за его штабом Политика, 05:09
Бизнес ,  
0 
Друзья президента: как санкции отразились на их бизнесе
Персональные санкции против бизнесменов и топ-менеджеров из «ближайшего окружения» Владимира Путина, по замыслу США и ЕС, должны были оказать давление на Кремль, но не затронуть российскую экономику в целом. На деле исключение Геннадия Тимченко, Юрия Ковальчука и братьев Ротенбергов из глобальной финансовой системы обернулось еще большим перераспределением бюджетных ресурсов в их пользу. Четверку предпринимателей, чье состояние Forbes оценивает сейчас более чем в $14 млрд, государство не оставило в «беде»
Бизнесмен Геннадий Тимченко (Фото: РИА Новости)

С марта 2014 года, когда против них были введены санкции, компании, связанные с Геннадием Тимченко и Аркадием Ротенбергом, получили госконтракты по меньшей мере на 309 млрд руб. – $8,1 млрд по среднему курсу за период, написало в декабре агентство Bloomberg. Это на 12% больше, чем эти же структуры выиграли на государственных конкурсах и аукционах за весь 2013 год. При этом Bloomberg не стал включать в свой расчет контракт РЖД на 134 млрд руб. с консорциумом, в котором участвует СК «Мост» (блокпакет у Тимченко), поскольку пока не ясно, как участники консорциума будут делить прибыль.

Ротенберг и Тимченко практически монополизировали рынок господрядов, заявил Bloomberg один из российских миллиардеров. «Путин виртуозно распределял ренту среди всех заинтересованных людей, но теперь он полностью монополизирует ее», – прокомментировал Андерс Аслунд из Петерсоновского института международной экономики (в начале 90-​х был советником Бориса Ельцина).

Ценные банки

В этот же контекст Bloomberg вписывает и десятилетний заем, который в апреле 2014 года получил от государства СМП банк братьев Ротенбергов. Деньги (около 100 млрд руб.), которые должны были пойти на санацию Мособлбанка, были выделены под 0,51% годовых, на рынке таких ставок не было. Позднее СМП банк обратился в Агентство по страхованию вкладов о выделении дополнительных 15,7 млрд руб. на оздоровление Мособлбанка, сообщил РБК представитель банка Ротенбергов 5 декабря. Аркадий и Борис Ротенберги, владеющие по 38% акций СМП банка, подпали под санкции США 20 марта, а сам банк был внесен в санкционный список в конце апреля.

Банк другого давнего товарища Путина, Юрия Ковальчука – АБ «Россия» – тоже подпал под американские санкции. После того как Минфин США назвал его «личным банком российского руководства», Путин демонстративно открыл в нем счет и дал указание переводить туда свою зарплату. В марте, после введения санкций Ковальчук – совладелец и председатель совета директоров банка «Россия» – говорил в интервью Дмитрию Киселеву, что вслед за президентом деньги в банк понесли простые люди, например одна «пожилая небогатая женщина, которая собрала все свои сбережения, чтобы открыть счет».

Впрочем, банк поддержали не только Путин и простые вкладчики. Например, в июле 2014 года регулятор электроэнергетики «Совет рынка» расторг эксклюзивный контракт с Альфа-банком на обслуживание оптового рынка электроэнергии и передал контракт оценочной стоимостью 4 млрд руб. в год банку Ковальчука. Решение о смене «уполномоченной кредитной организации» было принято 10 апреля (спустя три недели после включения банка в санкционный список) – «без предварительного уведомления или публичного обсуждения», обращала внимание The New York Times в сентябрьском очерке о банке «Россия».

Продать все

В интервью, которые подсанкционные бизнесмены давали летом и осенью этого года, они жаловались на личные неудобства, создаваемые «неправомерными» санкциями. Тимченко не может видеться в Европе со своими родными и любимой собакой, Аркадию Ротенбергу «морально тяжело» от того, что его права нарушены. Кроме того, глава РЖД Владимир Якунин сообщил, что из-за санкций не смог поехать в Австралию, – он с детства хотел увидеть кенгуру в естественных условиях. А глава «Роснефти» Игорь Сечин «хотел прокатиться на мотоцикле по Америке» и «показать своим детям их природу».​

Но по существу санкции как инструмент финансового наказания не навредили никому, за исключением Аркадия Ротенберга, у которого власти Италии арестовали виллы и гостиницу в центре Рима на сумму около €30 млн. После этого депутат от «Единой России» Владимир Поневежский внес в Госдуму законопроект о компенсациях россиянам, пострадавшим от «неправосудных решений» иностранных судов, в том числе и от санкций. Законопроект вызвал бурное обсуждение в российских СМИ, которые стали называть его не иначе как «закон Ротенберга». Сам бизнесмен открестился от него в интервью Интерфаксу.

Остальные фигуранты списка обезопасили свои вложения, продав активы либо перераспределив структуру владения. Тимченко, по официальной версии, продал долю в швейцарском нефтетрейдере Gunvor с годовой выручкой в $91 млрд за день до введения санкций Минфина США. Бизнесмен продал около 44% акций компании партнеру Торбьорну Торнквисту. Как утверждал Gunvor, продажа акций состоялась «в ожидании экономических санкций». Сделка прошла «по справедливой цене», не раз говорили Gunvor и Торнквист, не раскрывая сумму. Bloomberg писал, что пакет Тимченко мог стоить $1,5 млрд, исходя из сравнения с другими торговыми фирмами, чьи оценки известны.

После этого Тимченко реализовал доли в других активах, которым могли навредить американские санкции, – в частности доли в финской авиакомпании Airfix и в бизнес-терминалах в Пулково и Шереметьево. Холдинговая компания Тимченко Volga Group, которую власти США отдельно внесли в санкционный список, базируется в Евросоюзе, в Люксембурге. Но в европейском списке Тимченко не оказался: у него двойное, российско-финское гражданство, а Евросоюзу с правовой точки зрения затруднительно ввести санкции против собственного гражданина.

Вероятно, это же обстоятельство застраховало от европейских санкций Бориса Ротенберга – тоже гражданина Финляндии. Его старший брат Аркадий числится и в американском, и в европейском санкционных списках, тогда как Борис – только в американском.

У фигур, попавших в санкционный список Минфина США, мало шансов выбраться из него, даже если предположить невероятное – не только стабилизацию востока Украины, но и урегулирование крымского вопроса. «Подавляющее большинство помещенных в эти списки остаются там навсегда», – говорил в июне РБК юрист из американской Bryan Cave, эксперт по санкциям Клиф Бернс. Даже если ситуация полностью стабилизируется, «Тимченко и другие приближенные к Путину, вероятно, останутся в санкционном списке, поскольку США будут продолжать считать их ответственными за первоначальные проблемы», –​ отмечал юрист.