Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Премьер Украины попросил США расширить программу обучения военных Политика, 18:26 Чем оригинальные запасные части для автомобиля лучше. Тест на выживание РБК и Mercedes-Benz, 18:16 Вирусологи оценили перспективы вакцины от COVID-19 со вкусом ряженки Общество, 18:13 Путин заработал за год почти 10 млн руб. Политика, 18:10 Меркель и Макрон призвали Россию убрать войска от границы с Украиной Политика, 18:01 Голландский журнал номинировал песню Manizha на премию за лучший текст Общество, 17:58 Власти назвали сумму средств на эскроу-счетах застройщиков Москвы Недвижимость, 17:56 Хоккейный «Спартак» объявил о переезде на арену «Мегаспорт» Спорт, 17:55 Не про деньги: как фонды развивают культуру, образование и науку РБК и Фонд Потанина, 17:42 Хуснуллин поручил создать штаб по росту цен на жилье после критики Путина Экономика, 17:41 Как Uber завлекает потерявших интерес к платформе водителей— Quartz Pro, 17:26 МВД назвало число уголовных дел о заражении COVID-19 по неосторожности Общество, 17:20 Как стать бизнесом класса А: двенадцать кейсов реальных компаний РБК и Альфа-Банк, 17:13 Хуснуллин назвал причины резкого роста цен на жилье в России Недвижимость, 17:11
Бизнес ,  
0 

Руководство ЛУКОЙЛа обязали «кровно и рублем» отвечать за вред экологии

Топ-менеджеры ЛУКОЙЛа кровно заинтересованы в снижении уровня углеродного следа, заявил вице-президент и совладелец компании Леонид Федун. Этот параметр теперь включен в KPI руководства компании
ЛУКОЙЛ LKOH ₽6 182 +0,32% Купить
Фото: Андрей Рудаков / Bloomberg
Фото: Андрей Рудаков / Bloomberg

В KPI для топ-менеджмента ЛУКОЙЛа теперь есть обязательный показатель, который анализирует углеродный след от новых проектов, сокращение этого следа является одной из насущных задач. Об этом заявил совладелец и вице-президент ЛУКОЙЛа Леонид Федун на конференции «Низкоуглеродный диалог», организованной Центром энергетики бизнес-школы Сколково.

«Менеджеры кровно, рублем заинтересованы в том, чтобы снижать карбоновую нагрузку на нашу экологию», — отметил Федун, отвечая на вопрос модератора, есть ли смысл встраивать экологические показатели в KPI для руководства ЛУКОЙЛа по примеру компаний из Великобритании и Франции.

«Как эффективно работает эта программа, пока сказать не могу. Мы только-только ее провозгласили. Но, если мы вернемся к этой теме через пару лет, тот я смогу уже ответить, насколько эта система будет успешной», — добавил топ-менеджер.

10 марта стало известно, что ЛУКОЙЛ завершил работу над сценариями изменения спроса на нефть в мире в рамках разработки своей климатической стратегии. Президент компании Вагит Алекперов представил четыре из них — «Эволюция», «Равновесие», «Трансформация», а также «2 градуса Цельсия».
«Уже довольно длительное время наша отрасль испытывает дефицит инвестиций. Ограничение доступа к капиталу в связи с мощной поддержкой финансовым сектором энергетической трансформации приводит к сокращению инвестиционного потенциала отрасли», — сказал он, добавив, что банки и инвесторы поддерживают переход на использование альтернативных источников энергии и в ряде случаев отказываются инвестировать в компании с углеродным следом.

Алекперов предупредил о риске дефицита нефти из-за борьбы с выбросами
Бизнес
Вагит Алекперов

У совета директоров ЛУКОЙЛа есть амбиции к 2050 году выйти на нулевые выбросы СО2 от основной деятельности компании, рассказал Федун на конференции в Сколково. «Но в то же время мы рассматриваем вопросы и создания компенсационных мероприятий с тем, чтобы мы могли поставлять на рынок энергию, свободную от СО2», — отметил он. По его словам, для атмосферы безразлично — такая энергия будет произведена от солнечных панелей и ветровых станций либо она будет произведена из нефти или газа, но при этом выбросы СО2, которые появляются при сгорании этого топлива, будут абсорбированы — индустриальными системами поглощения или от развития лесного хозяйства.

Федун пояснил, что поставка топлива с погашенным карбоновым следом возможна в России, потому что страна обладает самым большим в мире лесным фондом — 80 млн га и еще 20–30 млн га заброшенных земель, на которых также можно развивать так называемые карбоновые фермы. «Можно создать очень прозрачную систему, которая должна быть верифицирована международными органами, с тем, чтобы производимые от нашей продукции выбросы СО2 были в перспективе поглощены», — заключил он.