Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Украинские КПП в Донбассе с 1 марта изменят график работы Политика, 15:24 Грузинский генерал заявил о просьбе назвать выдумкой снайперов на Майдане Политика, 15:18 Цены на нефть обвалились на 4% на фоне распространения коронавируса Quote, 14:36 ЕС выделит €232 млн на борьбу с коронавирусом Экономика, 14:23 Европейские индексы просели максимально с 2016 года из-за коронавируса Бизнес, 14:06 Гончарук заявил о необходимости торговать оружием для выплаты ипотеки Общество, 13:43 «Известия» сообщили об отказе Латвии пустить в страну журналиста Технологии и медиа, 13:12 Участники детского хоккейного турнира в Тольятти устроили массовую драку Спорт, 13:06 Премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад подал в отставку Политика, 12:51 Суд арестовал создателя «Красной кнопки» Литреева по делу о наркотиках Общество, 12:32 Посол Китая в России заявил о разработанной в КНР вакцине от коронавируса Общество, 12:11 В московских автобусах отключат Wi-Fi Общество, 11:54 В Совфеде ответили на слова Трампа о примирении России и Украины Политика, 11:46 В Италии допустили массовый перенос футбольных матчей из-за коронавируса Спорт, 11:38
Бизнес ,  
0 

Выход США на рынок СПГ может стоить «Газпрому» до 20% выручки

Фото: ИТАР-ТАСС

Выход США на глобальный рынок сжиженного природного газа может стоить «Газпрому» до 20% выручки, но не освободит Европу от зависимости перед российским газом, говорится в исследовании Центра глобальной энергетической политики при Колумбийском университете Нью-Йорка (текст документа был опубликован в понедельник вечером).

Авторы исследования – бывший советник Барака Обамы по энергетической политике Джейсон Бордофф и научный сотрудник Петерсоновского института международной экономики Тревор Хаузер – предпринимают попытку «уравновешенной оценки» влияния американского экспорта СПГ на энергетическую безопасность Европы и внешнюю политику России.

Бум добычи сланцевого газа в США уже помог европейским потребителям и навредил «Газпрому», вынудив его идти на скидки европейским клиентам, считают Бордофф и Хаузер, но «в обозримом будущем Россия все равно останется основным поставщиком газа в Европу». Хотя страна к 2020–2025 годам может потерять до 38% газовой выручки на европейском направлении, «общее экономическое воздействие на госказну вряд ли будет настолько существенным, чтобы вызвать перемены во внешней политике Москвы», констатируют исследователи.

К схожим выводам в прошлом месяце пришли эксперты глобального рейтингового агентства Fitch. Хотя в Европе возлагают большие надежды на импорт СПГ, рост глобальных мощностей по сжижению газа будет недостаточным для того, чтобы составить конкуренцию российскому газу.

Международное энергетическое агентство (МЭА) осторожно в оценках перспектив экспорта СПГ в Европу: «Дороговизна многих проектов по сжижению и систематическое увеличение издержек производства могут омрачить надежды покупателей СПГ на более доступные поставки». МЭА прогнозирует, что экспорт СПГ из США достигнет 50 млрд кубометров только к 2035 году, и по сравнению с этим модель Бордоффа и Хаузера выглядит слишком оптимистичной.

Они рассматривают два сценария, в одном из которых США экспортируют 93 млрд кубометров СПГ ежегодно к 2025 году, а в другом – 186 млрд кубометров. Россия продает в Европу около 150 млрд кубометров газа в год. Процедура одобрения строительства СПГ-терминалов в США занимает много времени, а уже одобренные терминалы будут введены в строй не раньше чем через несколько лет.

В самом оптимистичном для Европы сценарии (поставки американского СПГ на мировой рынок в объеме 186 млрд кубометров) Россия потеряет $33 млрд годовой выручки от экспорта газа (в более консервативном сценарии – $23,7 млрд). Общая выручка «Газпрома» в 2013 году составила 5,25 трлн руб. ($160 млрд по курсу на конец года), то есть газовая монополия лишается 15–20% доходов. Но в 2013 году общая стоимость экспорта российского газа составила менее $73 млрд – лишь 14% всей экспортной выручки страны, отмечают американские эксперты. Куда важнее экспорт нефти и нефтепродуктов – $283 млрд (54% всего экспорта).

Относительно малая роль газового экспорта в формуле экономического роста связана с тем, что около 60% всего газа, добываемого в России, потребляется «на огромном и неэффективном внутреннем рынке газа», говорится в докладе. Иными словами, Россия не настолько зависит от экспорта газа в Европу, насколько Европа – от российского газа. В модели Бордоффа и Хаузера даже при максимальном предложении американского СПГ Россия продолжает обеспечивать 45% газового импорта Европы (сейчас – 65%).

Даже если бы замещение российского газа импортным СПГ стало для Европы коммерчески целесообразно, обязательства по выборке минимальных объемов по действующим долгосрочным контрактам с «Газпромом» сделают эту задачу «чрезвычайно трудной». Эти обязательства потребуют от клиентов «Газпрома» в европейских странах ОЭСР выбрать не менее 103 млрд кубометров российского газа в 2020 году и более 93 млрд ежегодно вплоть до 2027 года.