Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Профсоюз сообщил о задержании медработников после протестов в Кургане Общество, 14:24 Сергей Семак назвал форварда «Ростова» открытием чемпионата России Спорт, 14:14 Следственный комитет проверит информацию об избиении ученицы на Сахалине Общество, 14:11 Медведев попросил министров не засорять русский язык Общество, 14:09 Мода и время: какие стили популярны у покупателей загородных домов РБК и Элитная недвижимость, 14:07 Кандидатом на пост главы СПЧ стал председатель Общественной палаты Фадеев Политика, 14:06 Фигуранты дела «Нового величия» и протестов в Москве поженились в СИЗО Общество, 13:55 Экс-полковник СК заявил о давлении от ФСБ для оговора Бастрыкина Общество, 13:54 Экс-глава Челябинской области назвал новость об уголовном деле фейком Политика, 13:49 Борис Дубровский — РБК: «Я никуда не эмигрировал, я — гражданин России» Политика, 13:48 В Польше назвали растущую мощь России вызовом для НАТО Политика, 13:40 Перепутавшему Латвию с Литвой сотруднику офиса Зеленского подарили атлас Политика, 13:35 Как получить машину в лизинг. Инструкция Партнерский материал, 13:35 Лукашенко объяснил задержание россиянки Богачевой в Минске Политика, 13:29
Бизнес ,  
0 
Аркадий Ротенберг оказался владельцем океанариума на ВДНХ
Структуры Аркадия Ротенберга оказались владельцами «Москвариума» на ВДНХ, хотя ранее бизнесмен отрицал свое участие в проекте в этом статусе. Основные инвесторы проекта — миллиардеры Год Нисанов и Зарах Илиев — из состава собственников вышли, утверждают источники РБК
Предприниматель ​Аркадий Ротенберг (Фото: Екатерина Кузьмина / РБК)

Дельфинарий для инвесторов

Океанариум на ВДНХ — «Москвариум» — открылся летом 2015 года. Перед официальным открытием мэр Москвы Сергей Собянин провел экскурсию по объекту для президента Владимира Путина. Их сопровождали совладельцы «Киевской площади» — основного инвестора проекта — Год Нисанов и Ильгам Рагимов (был однокурсником Путина), а также друг президента миллиардер Аркадий Ротенберг. Последний «помогал» строить океанариум, говорил сам Ротенберг корреспонденту «Коммерсанта» Андрею Колесникову, и даже оценил объем инвестиций в $250 млн «или 270» млн. Но представитель бизнесмена затем уточнил, что «Аркадий Ротенберг был гостем Года Нисанова [на этом мероприятии], потому что у них хорошие отношения». При этом финансовое участие Ротенберга в проекте он опроверг.

О том, что структуры Ротенберга все-таки участвовали в проекте, РБК рассказал источник, знакомый со структурой бизнеса «Киевской площади», и подтвердил источник, близкий к Аркадию Ротенбергу. Более того — к настоящему моменту других совладельцев у океанариума не осталось. «Нисанова и его структур больше нет среди владельцев океанариума на ВДНХ, — утверждает один из собеседников РБК. — Все отошло [Аркадию] Ротенбергу».

Переход контроля над проектом прослеживается и по данным СПАРК. Крупнейший в Европе океанариум находится на балансе ООО «Возрождение ВВЦ», которым до июля 2014 года владела аффилированная с Нисановым компания «Водная планета». Затем 40% ООО перешло ЗАО «Инвестхолдинг», зарегистрированному в том же офисном комплексе (Москва, ул. Садовническая, д. 71), что и центральный офис СМП Банка, подконтрольного Аркадию и Борису Ротенбергам. С августа 2016 года гендиректором «Москвариума» стал Кирилл Безуглов, который также возглавлял компанию АО «Армада» (зарегистрирована по адресу СМП Банка). ​С сентября 2016 года 100% долей «Возрождение ВВЦ» находится в ЗПИФ долгосрочных прямых инвестиций «Иридий» (управляющая компания «Эвокорп»).

От официальных комментариев представитель Аркадия Ротенберга отказался. Представитель «Киевской площади» от комментариев также воздержался. ​

Вид на центр океанографии и морской биологии «Москвариум» на ВДНХ (Фото: Михаил Метцель/ТАСС)

Последний актив на выставке

После выхода из числа собственников океанариума Год Нисанов и Зарах Илиев больше никак не связаны со знаменитым советским выставочным комплексом. ВВЦ (Всероссийскому выставочному центру вернули историческое название — ВДНХ — в мае 2014 года. — РБК) был передан в управление структурам бизнесменов в 2011 году. Привлечь профессиональных инвесторов рынка недвижимости — Нисанова и Илиева (по версии Forbes в 2016 году стали крупнейшими российскими рантье с совокупным ежегодным доходом от аренды в $1,115 млрд)  — было решено на уровне правительства. Куратором проекта стал первый вице-премьер Игорь Шувалов, который примерно полгода занимал пост председателя совета директоров ВВЦ. Перед инвесторами ставилась в том числе и задача по очистке территории комплекса от запутанной схемы собственников, арендаторов и субарендаторов, существовавшей на территориях объектов парка с начала 1990-х годов.​

Нисанов и Илиев заявили, что инвестируют в реконструкцию ВВЦ ​примерно $1,5 млрд, а возврат инвестиций будет осуществляться за счет возведения объектов коммерческой недвижимости. Кроме океанариума, ​власти Москвы разрешили построить на территории выставочного комплекса около 700 тыс. кв. м недвижимости, в том числе парковки, крытый парк развлечений, пятизвездочную гостиницу и Академию художественной гимнастики.

Но ситуация резко изменилась в начале 2014 года, когда парк был передан из федеральной собственности в собственность города Москвы. Весной того же года выставку посетил мэр Сергей Собянин, раскритиковавший ее состояние. Со своей стороны Сергей Капков, на тот момент руководивший ​департаментом культуры Москвы, заявил о планах изменить концепцию развития ВДНХ — было решено отказаться от планов строительства объектов коммерческой недвижимости.

«Мы очень благодарны команде Года Нисанова. Они добились определенных результатов, — говорил в 2015 году в интервью Forbes Владимир Погребенко, тогдашний гендиректор ВДНХ (сменил на этом посту Алексея Микушко из команды Нисанова). — Однако им было очень сложно работать, потому что не было единого собственника, не было, соответственно, финансирования и административного ресурса». Уже тогда он скептически относился к возможному продолжению участия бизнесменов в развитии ВДНХ. «Я не знаю, насколько им будет интересно то, что мы будем здесь делать», — говорил он.