Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Джонсон встречался с «агентом КГБ» вскоре после отравления Скрипалей Политика, 23:25 Тренды здорового образа жизни будущего: во что вкладывают богатые РБК и Райффайзенбанк, 22:59 Экс-глава МИД Польши дал совет Украине по возвращению Донбасса и Крыма Политика, 22:59 Семь человек пострадали в ДТП в Тамбовской области Общество, 22:46 СМИ сообщили об эвакуации 2 тыс. человек из аквапарка «Мореон» в Москве Общество, 22:38 Появилось видео драки футболистов «Волгаря» и «Легион Динамо» Спорт, 22:04 МИД прокомментировал передачу задержанных кораблей Украине Политика, 21:59 Онлайн-университет: где бесплатно получить знания для развития бизнеса РБК и УРАЛСИБ, 21:46 В Москве несколько сотен человек эвакуировали из ТЦ «Океания» Общество, 21:24 Times сообщила о cокрытии командирами преступлений британских солдат Политика, 21:08 Полиция пригрозила применить боевые патроны против митингующих в Гонконге Общество, 21:03 Активисты сообщили о задержании 70 человек на турнире по единоборствам Общество, 20:54 В Белоруссии завершились парламентские выборы Политика, 20:43 Алена Владимирская — о выборе между карьерой и собственным бизнесом РБК и Сбербанк Первый, 20:40
Бизнес ,  
0 
«Транснефть» заподозрила владельца «Роснефти» в «корпоративном шантаже»
«Роснефтегаз», купив пять префов «Транснефти», запросил у компании конфиденциальную информацию о сделках за три года. «Транснефть» увидела в этом «явные признаки корпоративного шантажа». Ранее аналогичные документы у компании потребовал еще один акционер, фонд UCP Ильи Щербовича
Фото: Максим Кимерлинг/ТАСС

«Роснефтегаз», владеющий 69,5% «Роснефти», через свою «дочку» «Востокгазинвест» в августе приобрел пять привилегированных акций «Транснефти», после чего в качестве миноритарного акционера потребовал у монополии конфиденциальные документы по сделкам за последние три года, ​пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на источники. По данным издания, в ответном письме гендиректору «Роснефтегаза» Геннадию Букаеву вице-президент «Транснефти» Михаил Барков отметил, что компания усматривает в действиях миноритария «явные признаки корпоративного шантажа».

В письме Барков отметил, что ​значительная часть запроса «Востокгазинвеста» дословно совпадает с полученным «Транснефтью» ранее требованием еще одного акционера — фонда UCP Ильи Щербовича (ранее работал в совете директоров «Роснефти»)  — и дублирует перечень запрошенных им документов. Это совпадение «не может не вызывать обоснованных сомнений в наличии реального самостоятельного интереса» в получении информации у нового миноритария и указывает на его «возможную недобросовестность» как акционера, приводит слова Баркова «Коммерсантъ».

По данным издания, в письме топ-менеджер «Транснефти» также указал, что действия «Востокгазинвеста» прямо противоречат правовой позиции «Роснефти», критикующей политику активных миноритариев. Барков отметил, что «Роснефть» в ответ на требование миноритария Олега Кленова предоставить документы настаивала, что у акционера должен быть обоснованный интерес в получении сведений, а его отсутствие рассматривается как злоупотребление правом. Запрос ​«Востокгазинвеста» на получение «беспрецедентно большого объема конфиденциальных документов» не связан с возможностью получения дивидендов по «крайне незначительному» количеству акций, купленных непосредственно перед его направлением, отметил он.

Источник РБК, близкий к «Транснефти», подтвердил факт письма «дочки» «Роснефтегаза» и ответа Букаеву.

«Дочка» «Роснефтегаза» в своем запросе потребовала у «Транснефти» копии документов за 2013–2016 годы, в том числе данные по пут- и колл-опционам в целом на $9 млрд, заключенным для хеджирования рисков укрепления рубля и снижения стоимости обслуживания облигаций, пишет «Коммерсантъ». На этой сделке «Транснефть» в 2014 году потеряла 75 млрд руб. «Востокгазинвест» также запросил документы с перечнем всех ​финансовых активов «Транснефти» за 2014–2016 годы, ​расшифровки сумм денежных средств за это время и внутренние документы, устанавливающие механизмы управления финансовыми активами в 2013–2016 годах.

Представитель «Транснефти» отказался комментировать РБК эту информацию. Представитель «Роснефти» от комментариев также отказался. На просьбу РБК прокомментировать письмо Баркова Виктор Юзефович, который представлял в судах интересы «Роснефти» и главы компании Игоря Сечина, заявил, что больше не работает в нефтяной компании и что ему неизвестно о сути приводимого в письме спора этой структуры с «Транснефтью».

Источник «Коммерсанта», знакомый с позицией «Роснефти», заявил, что сравнивать «миноритария, который владеет акциями для видимости и за которым неизвестно кто стоит, и государственную компанию, которая владеет стратегическими активами», некорректно. «Роснефтегаз», хоть и владеет мизерным пакетом, но является «абсолютно прозрачным игроком», который не будет злоупотреблять полученной информацией, заверил он. Он также не исключил, что «Роснефтегаз» может обратиться в суд, не получив требуемых документов.

Представитель UCP Ирина Ланина сказала РБК, что фонд узнал о требованиях «Роснефтегаза» только в понедельник «из прессы». По ее словам, «Роснефтегаз» не обсуждал этот запрос с UCP и не предлагал фонду продать долю компании Щербовича в «Транснефти». «Мы таких переговоров не вели», — сказала она.

По словам Ланиной, «Транснефть» уже почти год отказывается добровольно представить UCP эту информацию, притом что фонд подтвердил, что не собирается публично распространять полученные данные. «При этом, насколько нам известно, большинство активных акционеров «Транснефти» в шоке от того факта, что компания за два года потеряла почти 100 млрд руб. на сомнительных операциях с деривативами и в прогоревших банках. Это в разы превосходит все дивиденды, выплаченные компанией акционерам за 20 лет», — сказала она.

Согласно данным «СПАРК-Интерфакс», уставный капитал ООО «Востокгазинвест» составляет 100 тыс. руб., чистый убыток по итогам 2015 года составил 3,46 млн руб. (по итогам 2014 года - 2,32 млн руб.), данных о выручке компании нет. Обязанности гендиректора ​ООО «Востокгазинвест» исполняет Ольга Андрианова, бывший член совета директоров Росгазификации и однофамилица главы департамента общественных связей «Роснефти» Ирины Андриановой. Ирина Андрианова отказалась от комментариев.

Фонд UCP, являющийся одним из к​рупнейших миноритариев «Транснефти» (по данным «Транснефти» на 20 января 2016 года, UCP принадлежало 15,5% уставного капитала, или 71% привилегированных акций), ​судится с монополией, пытаясь добиться повышения дивидендов на префы. Как писал ранее РБК, UCP через суд потребовал у «Транснефти» документы о ее сделках с производными финансовыми инструментами за 2014–2015 годы, а также подробного раскрытия информации о финансовых активах компании и операциях за аналогичный период. Суд рассмотрит требование фонда 13 октября, говорил ранее РБК представитель фонда.

Сделки «Транснефти»

Продажа опциона колл означает, что компания взяла на себя обязательство продать доллар по заранее оговоренной цене, а покупка опциона пут дает ей право продать доллар по определенной цене. Такая комбинация эквивалентна короткой позиции по доллару, которую открывают для того, чтобы заработать на падении актива. Если цена исполнения опциона выше рынка, компания зарабатывает, если она ниже — теряет.

«Транснефть» покупала опционы пут и продавала опционы колл на доллар в 2013 и 2014 годах на $4,2 млрд и $2,7 млрд соответственно. Купленные в 2013 году опционы имели срок исполнения с мая 2013 по октябрь 2014 года, купленные в 2014 году — в августе—декабре 2014 года, как раз когда произошла девальвация рубля.

В отчете «Транснефти» по МСФО за 2014 год отмечалось, что компания страховалась от обесценения доллара, а также покупала специальные инструменты у одного из госбанков, чтобы снизить стоимость заимствований. По итогам 2014 года чистый убыток «Транснефти» по МСФО из-за этих операций составил 75,3 млрд руб.

Магазин исследований: аналитика по теме "Нефть"