Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Сети запустили трансляцию видео «штурма» «Зоны 51» в США Общество, 14:42 В Кремле сообщили о рабочем графике Путина по выходным Политика, 14:29 Bitcoin-торнадо: как Bakkt повлиял на индустрию и чего ожидать Крипто, 14:27 В Кремле заявили о непричастности к задержанию шамана Общество, 14:24 Росреестр объяснил технические неполадки в работе сервисов в Подмосковье Общество, 14:22 «Альфа» раскрыла выплаты за катастрофу SSJ100 и посадку самолета в поле Бизнес, 14:15 В Кремле не удивились изменению позиции прокуратуры по делу Устинова Общество, 14:13 МИД Украины заявил о «распаде санкционного механизма» против России Политика, 14:12 В Грузии возбудили дело из-за помилования президентом заключенных Политика, 14:10 Почему Канье Уэст, Jay-Z и Дрейк стали денежными королями хип-хопа Стиль, 14:05 ФСБ сообщила о смерти одного браконьера после задержания в Японском море Общество, 14:03 Алексей Калицев — о марке Genesis и новой концепции владения автомобилем РБК и Genesis, 14:01 В Индии понизили налоги всем местным компаниям: как это использовать? Quote, 13:56 Верховный суд Украины встал на сторону ВЭБа в споре о продаже его «дочки» Финансы, 13:52
Бизнес ,  
0 
Давид Якобашвили займется торговлей металлами в Африке
Один из основателей «Вимм-Билль-Данна» Давид Якобашвили купил доли в двух компаниях в Африке для организации торговли металлами, которые называют «конфликтными минералами». Это выгодный, но рискованный бизнес, замечает эксперт
Давид Якобашвили (Фото: Сергей Коньков / ТАСС)
Предприниматель Давид Якобашвили вместе с партнерами займется покупкой и продажей золота, олова, тантала, кобальта и другого сырья из Африки. Он планирует инвестировать в африканский проект $200 млн в 2017–2018 годах, рассказал бизнесмен РБК (размер уже вложенных средств он не раскрыл).

Для этого он вместе с партнерами приобрел доли в компаниях Tams (Руанда) и Coproco (Конго). Согласно сайту Tams, компания была основана в январе 2017 года и намерена стать ведущим экспортером 3T Mineral (другое название — «конфликтные минералы») в Конго, Руанде и Уганде. Tams, согласно ее сайту, имеет сертификат iTSCi — эта программа, содействующая компаниям в проведении аудита поставщиков минералов для соответствия рекомендациям Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и Организации Объединенных Наций (ООН). У компании также есть этический кодекс и политика по использованию «конфликтных минералов».

«Конфликтные минералы»

«Конфликтные минералы» — это металлы, добываемые в условиях вооруженных конфликтов и нарушения прав человека, в частности в восточных провинциях Конго, где за счет средств, полученных от их продажи, вооруженные формирования и группы мятежников убили более 5 млн человек.​ Тантал, олово и кобальт используются в производстве ноутбуков, смартфонов, планшетов и электрокаров. В Конго сосредоточено более половины мировых запасов кобальта, используемого в производстве литий-ионных аккумуляторов (подтвержденные запасы кобальта — 3,4 млн т). По законодательству США компании должны контролировать свою производственную цепочку и сообщать о мерах, которые ими принимаются, чтобы не использовать такие минералы в производстве. Так, Apple проводит проверку своих поставщиков кобальта, а такие компании, как Lenovo, Microsoft, Renault, не предпринимают адекватных действий, считает независимая правозащитная организация Amnesty International.

«Когда-то я занимался добычей сырья, у меня была доля в «Краснодарнефтегазе», потом я ее продал», — говорит Якобашвили, состояние которого Forbes оценил в $900 млн. Пока речь идет о закупке и перепродаже сырья, но затем, после выхода на существенные объемы, партнеры будут рассматривать возможность инвестиций в переработку. В африканском проекте у Якобашвили несколько партнеров, в том числе Марк Хольтсман, Прасад Бхамр и Пелед Баркай. Они также инвестируют в этот проект, но меньше, говорит бизнесмен. В компании Tams у Якобашвили 31%, в Coproco — около 25%. По словам Якобашвили, Coproco закупает олово, тантал, кобальт и литий у старателей в джунглях, складирует на станциях, а затем на грузовиках отвозит в Лубумбаши (второй по величине город Демократической Республики Конго). «Там жутчайшие дороги! Товар частично продается в Конго, частично отправляется на экспорт», — говорит бизнесмен. В Гане Якобашвили, Хольтсман и Бхамр основали компанию MPD, которая займется торговлей золотом, бокситами и нефтепродуктами.

По словам бизнесмена, партнеры планируют ежемесячно закупать в Конго и Руанде и продавать 20–25 контейнеров олова, два-три контейнера тантала, а также до 3 т золота в год, рассчитывая на $200–300 млн выручки ежегодно. В Гане MPD собирается реализовывать 10–20 т золота в год, что обеспечит $400–800 млн выручки.​​

Золотодобыча в Конго (Фото: Reuters)

Один из партнеров Якобашвили Хольтсман в разговоре с РБК назвал этот бизнес «стартапом». «Все это пока на предварительной стадии, мы занимаемся торговлей, а также помогаем местным жителям повысить производительность труда». Он не сказал, куда партнеры планируют экспортировать металлы, пояснив, что этот бизнес очень конкурентный: «Тут очень маленький круг покупателей».

Хольтсман указал на сложности ведения бизнеса в Конго: «Это большая страна, по размерам сопоставимая с Западной Европой, и там все непросто, начиная с организации финансирования и управления людьми, заканчивая логистикой». «При этом нам нужно всегда оставаться уверенными в том, что мы соблюдаем законы и покупаем сырье только у проверенных добытчиков», — добавил он.

«Учитывая бедственное положение местных, бизнес, построенный на скупке металла с последующей перепродажей его в Китай, в этих странах более чем выгоден. Но, с другой стороны, там так много противоборствующих сторон (в частности, продолжающиеся антиправительственные протесты с участием вооруженных группировок в Конго), — говорит директор корпоративных рейтингов АКРА Максим Худалов. — К тому же в регионе активно работают китайцы, скупающие все сырье за бесценок и не желающие уступать рынок». Кроме того, он указывает на санкционные риски: «Найти основания для ареста счетов в таком бизнесе очень легко: в Африке распространен, например, детский труд». «Наши компании полностью выполняют международное законодательство, и мы сами находимся под постоянным наблюдением и проверками, в том числе банков, правоохранительных органов и партнеров», — подчеркивает Якобашвили.

Многие инвесторы пытаются заработать на ожидающемся буме электрокаров, скупая промышленные металлы, необходимые для их производства. Среди них — инвестфонд Pala New Energy Metals Владимира Йориха, бывшего партнера основного владельца «Мечела» Игоря Зюзина. Созданный в августе 2017 года фонд вложит $150 млн в скупку кобальта, лития, ванадия, редкоземельных металлов, никеля и олова, а также в добычные проекты, география которых не раскрывается. BMO Capital Markets ожидает значительного роста цен на кобальт в ближайшие два года на фоне растущего спроса на металл у производителей электротранспортных средств: с текущих $30 до $40,5 за фунт. Инвестбанк при этом не исключил их удвоения в ближайшие годы. По оценке банка, пока основной спрос на кобальт продолжает исходить от производителей смартфонов.

На днях власти Конго заявили о планах повысить роялти на экспорт кобальта с 2 до 5%, сообщает Bloomberg. Для этого нужно причислить этот металл к категории стратегических, но против выступают представители промышленности, считая, что увеличенный сбор негативно повлияет на будущие инвестиции в добычу.

Топливный бизнес и музей

Один из создателей «Вимм-Билль-Данна» Давид Якобашвили (продал долю в 2011 году) входит в РСПП и является независимым членом совета директоров АФК «Система». В 2015 году он продал «Роснефти» за $144 млн 49% Petrocas Energy Limited, сохранив за собой контрольный пакет. Эта компания владеет портом Поти в Грузии, который может переваливать 7–8 млн т нефтепродуктов в год, а также сетью из более 200 автозаправок в Грузии, Армении, Азербайджане и Казахстане. Якобашвили также принадлежит торфяной бизнес: корпорация «Биоэнергия», которая владеет месторождениями торфа в центральной части России.

Бизнесмен собрал коллекцию из около 15 тыс. предметов декоративно- прикладного искусства, самоиграющих музыкальных аппаратов и игрушек XVI–XX веков, которые выставляет в специально созданном музее «Собрание» на ул. Солянка.