Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В «Векторе» назвали условия для перехода эпидемии коронавируса в сезонную Общество, 23:50 Как быть востребованным в сфере ИТ Экономика образования, 23:45  В Минздраве предложили определять коронавирус без лабораторных тестов Общество, 23:41 100 профессий будущего Экономика образования, 23:20  В Минобороны Чехии отказали Шойгу в передаче России памятника Коневу Политика, 23:17 СМИ сообщили о заключении новой нефтяной сделки ОПЕК+ Экономика, 22:55 В Самарской области потушили пожар на нефтехимическом объекте Общество, 22:50 Что такое цифровой тоталитаризм и возможен ли он в России Индустрия 4.0, 22:37  Мишустин допустил выделение дополнительных средств на вывоз россиян Общество, 22:35 Мишустин уточнил порядок вывоза «застрявших» за границей россиян Общество, 22:29 МИД пообещал ответ на снос памятника Коневу в Праге Политика, 22:26 Геркус ответил Семину на критику понижения зарплат игроков из-за вируса Спорт, 22:11 UFC представил проморолик поединка между Фергюсоном и Гэтжи Спорт, 22:05 НОВАТЭК сократил продажи СПГ почти на 30% Бизнес, 21:52
Бизнес ,  
0 

Иркутская нефтяная компания попросила защиты от кредиторов из Чечни

Иркутская нефтяная компания, крупнейший независимый игрок на нефтяном рынке, отбивается от претензий бизнесменов из Чечни, с которыми якобы еще пять лет назад заключила договор на 84 млн руб.
Установки подготовки нефти Иркутской нефтяной компании (Фото: irkutskoil.ru)

Крупнейший акционер и председатель совета директоров Иркутской нефтяной компании Николай Буйнов (владеет 62% ИНК) 24 октября подал иск к своей нефтяной компании и Рамзану Мажаеву «о признании недействительным договора», говорится на сайте Арбитражного суда Иркутской области. Суть его требований не уточняется. Но, согласно определению суда, который пока оставил иск без движения (к заявлению не приложены документы, подтверждающие уплату госпошлины), Буйнов также подал ходатайство об истребовании у Следственного управления УМВД по г.Грозный, Следственной части ГУ МВД России по Северо-Кавказскому федеральному округу копии договора взаимного инвестирования от 19 мая 2009 года.

Об этом договоре стало известно в сентябре, когда иркутские СМИ написали о том, что сотрудники ИНК направили обращение президенту Владимиру Путину с просьбой предпринять меры по предотвращению рейдерского захвата компании, который якобы осуществляется с участием правоохранительных органов Чечни: по их словам, силовики пытаются захватить компанию на основании сфабрикованного уголовного дела.

Согласно обращению, Следственное управление УМВД по г.Грозный возбудило уголовное дело по ч.4 ст.159 УК (мошенничество, совершенное в особо крупном размере) 9 июня 2014 года. В материалах дела говорится, что в 2009 году неустановленные лица похитили у жителя Чечни 7,3 млн руб. под предлогом инвестирования в ИНК. Согласно договору инвестирования, якобы заключенному 19 мая 2009 года в Иркутске между другим частным лицом и Иркутской нефтяной компанией, компания брала на себя обязательства вернуть инвестору уже 84 млн руб.

Заместитель гендиректора ИНК Владимир Колганов заявил РБК, что никакого договора инвестирования не было. По его словам, иск в арбитражный суд Иркутской области – это «рядовое дело». «Мы пытаемся оспорить договор, чтобы не было никаких притязаний к Иркутской нефтяной компании», – утверждает топ-менеджер, подчеркивая, что сейчас нет никакой угрозы для компании. Колганов не стал оспаривать факт возбуждения уголовного дела, но сказал, что сотрудники ИНК не направляли обращение к Путину. Представителю Путина Дмитрию Пескову также неизвестно про это обращение.

Пресс-секретарь МВД Чечни Магомед Дениев сказал РБК, что расследование уголовного дела, в котором упоминается договор с ИНК, передано в Москву в Следственный комитет МВД России. Его представитель не ответил на запрос РБК.

«Договор порождает обязательства. Если какая-то сторона их не выполняет, то у другой есть возможность добиваться взыскания задолженности вплоть до требования о банкротстве компании», – замечает адвокат Вадим Клювгант. Но такие условия инвестирования, которые якобы были записаны в этом договоре, вызывают вопросы: что за феноменальная доходность, когда при вложении 7,3 млн руб. через пять лет можно получить 84 млн руб., удивляется он.

Иркутская нефтяная компания – хорошая компания, которой многие игроки интересовались и продолжают интересоваться, несмотря на тяжелые времена с привлечением финансирования, замечает партнер Advance Capital Карен Дашьян. Но акционеры ИНК не собираются продаваться и действуют достаточно независимо, в том числе добиваются доступа к газопроводу «Сила Сибири».

Компания-двойник:

Ранее не замеченный в нефтяном бизнесе Игорь Бурлин 20 октября зарегистрировал в Москве компанию с одноименным названием – ООО «Иркутская нефтяная компания» с уставным капиталом в 100 тыс. руб. Сфера ее деятельности, по данным ЕГРЮЛ, помимо разведочного бурения, производства нефтепродуктов, хранения и складирования нефти и продуктов ее переработки и оптовой торговли топливом, никак не связана с нефтью: производство земляных работ, монтаж зданий и сооружений из сборных конструкций и т.д. В пресс-службе иркутской ИНК назвали эту компанию «двойником», не имеющим к ней «никакого отношения». «Ранее компания сталкивалась со случаями размещения коммерческих предложений и заключения сделок организациями, которые были зарегистрированы под наименованиями, аналогичными названиям компаний, входящих в группу компаний ИНК, но не имели к нам никакого отношения», – предупреждает компания. С представителями московской ИНК связаться не удалось.

По данным журнала РБК, по итогам 2013 года ИНК заняла второе место в рейтинге быстрорастущих компаний. Благодаря подключению к трубопроводу ВСТО с 2010 по 2013 год она увеличила добычу нефти почти впятеро до 2,9 млн т, а выручка за это время выросла с 7,1 млрд руб. до 64,4 млрд руб.