Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Умерла автор советского учебника по английскому языку Наталья Бонк Общество, 22:00 Брянское «Динамо» не собирается проводить проверку после угроз футболисту Спорт, 21:59 Черчесов удивился молчанию Соболева после критики «Спартака» Спорт, 21:57 Власти Москвы объяснили необходимость мониторинга активности горожан Общество, 21:49 Верховный суд Невады признал Байдена победителем выборов в штате Политика, 21:26 Би-би-си включила Тихановскую и Пушкину в топ-100 влиятельных женщин года Общество, 21:22 Бумаги Ozon выросли более чем на 30% на открытии торгов в США Технологии и медиа, 21:11 Черчесов не увидел причин уходить в отставку Спорт, 21:04 Канделаки назвала цензурой выписанный ей Шнуровым штраф за интервью Политика, 21:03 Как четверти ретейлеров удалось увеличить выручку в 2020 году РБК и SAP, 20:58 Черчесов предпочел «бездарного» Заболотного талантливому Чалову Спорт, 20:48 Нейросети и видеоаналитика в бизнесе: как быстро окупятся инвестиции РБК и Intel NUC, 20:29 «Зенит» занял 4-е место по стоимости состава среди клубов вне топ-5 лиг Спорт, 20:18 Посол назвал «дискриминационным шагом» новые санкции США против России Политика, 20:06
Год c COVID-19. Как изменился мир. Данные по России.
Бизнес ,  
0 

Экс-глава Schlumberger в России покупает подрядчика «Роснефти» и ЛУКОЙЛа

Бывший президент Schlumberger в России Морис Дижоль получил контроль над 47,7% австрийской компании C.A.T. оil AG, одного из лидеров на российском рынке нефтесервисных услуг. В конце 1990-х компания фигурировала в судебных разбирательствах вокруг наследства внезапно умершего топ-менеджера ЛУКОЙЛа
Фото:C.A.T. оil AG
Фото: C.A.T. оil AG

Подконтрольная Дижолю компания Joma Industrial Source (BVI) выкупила долю австрийского юриста и бухгалтера Вальтера Хефта и теперь выставит обязательное предложение о покупке всех акций C.A.T. oil, сообщили обе компании в пятницу, 31 октября.

Дижоль получил непрямой контроль над 47,7% голосов в C.A.T. oil (при экономической доле 23,97% капитала). Контроль над 30% голосов обязывает Joma выставить предложение о выкупе всех акций. Акции C.A.T оil обращаются на Франкфуртской фондовой бирже, в пятницу они подорожали на 3,6% (до €15,20). Капитализация компании по итогам торгов составила €743 млн.


Вальтер Хефт владел 23,97% акций C.A.T. oil через цепочку кипрских офшоров. 27 октября Joma Industrial Source, конечным бенефициаром которой является Дижоль, приобрела у Хефта 100% компании Skible Holdings, которая через компанию Coraline Limited владеет 50,25% товарищества C.A.T. GmbH Consulting Agency Trade & Company. GmbH Consulting Agency Trade & Company через кипрскую Fairtune Limited владеет 100% кипрской C.A.T. Holding. Наконец, последней принадлежит 47,7% австрийской нефтесервисной компании C.A.T. oil. Другим партнером товарищества с долей 49,75% является операционный директор C.A.T. oil Анна Бринкманн.


Француз Морис Дижоль с 2003 по 2011 год занимал должность президента Schlumberger Russia. Сейчас он входит в советы директоров трех англо-российских компаний с операциями в России – нефтедобывающей Ruspetro, сейсморазведочной IG Seismic Services и буровой Eurasia Drilling.

C.A.T. oil – компания с годовой выручкой €427 млн, ее EBITDA за 2013 год составила €115 млн, чистая прибыль – €51 млн. Компания работает в России и Казахстане, но 97% выручки приходится на российских заказчиков – «Роснефть», ЛУКОЙЛ, «Газпром нефть», «Томскнефть», «Славнефть» и «Русснефть». Крупнейшие клиенты – «Роснефть» и ЛУКОЙЛ – в 2013 году обеспечили 37,2 и 29,6% выручки C.A.T. oil, сказано в ее годовом отчете.

Скелеты в шкафу

История C.A.T. oil запутанна: в России компания работает с 1991 года и упоминалась в деле о внезапной смерти вице-президента ЛУКОЙЛа Виталия Шмидта. Он умер 31 августа 1997 года в своей московской квартире от сердечного приступа, не оставив завещания. Его сын Вадим Шмидт, претендуя на наследство, утверждал, что из квартиры отца были украдены важные личные бумаги. Он подал несколько зарубежных исков, в том числе против распорядителей фонда в Лихтенштейне, куда после смерти Виталия Шмидта были переведены принадлежавшие ему миллионы долларов. Распорядителями этого фонда, как утверждал Шмидт-младший, были тогдашние топ-менеджеры ЛУКОЙЛа Ралиф Сафин и Семен Вайншток, а также личная переводчица Шмидта Анна Бринкманн – теперь операционный директор и совладелец C.A.T. oil.

«Новая газета» в 2000 году писала, ссылаясь на материалы немецкой полиции, что Виталий Шмидт владел 20% в C.A.T. oil, а Бринкманн спустя несколько дней после кончины своего шефа поделила его долю между собой и топ-менеджерами ЛУКОЙЛа. Полиция Германии возбудила дело по подозрению в том, что Бринкманн перевела долю покойного Шмидта на других акционеров C.A.T. oil без ведома его наследников, но в 2004 году дело было закрыто без предъявления кому-либо обвинений.

Споры вокруг собственности C.A.T. oil возобновились в 2006 году, когда компания готовилась провести IPO во Франкфурте. Адвокаты Вадима Шмидта в письме организаторам IPO, на которое ссылался The Wall Street Journal, утверждали, что реальными владельцами C.A.T. oil являются Вайншток (на тот момент возглавлял «Транснефть»), Сафин и президент ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов. C.A.T. оil ответила на это, что основным владельцем компании является австрийский бухгалтер Вальтер Хефт, который приобрел акции через серию сделок по кипрскому праву в 2000 году. Председатель наблюдательного совета C.A.T. oil Герхард Штрате в интервью WSJ не исключал, что топ-менеджеры ЛУКОЙЛа в 1990-х годах могли владеть долями в компании, но подчеркивал, что в 2006 году это уже не имеет значения.

Как и Бринкманн, Хефт в 1990-х годах был связан с Виталием Шмидтом. По данным WSJ, в материалах лихтенштейнского суда, разбиравшего иск Шмидта-младшего, Хефт называл себя бывшим финансовым советником Виталия Шмидта. В документах C.A.T. oil Хефт фигурировал как доверительный управляющий долями в компании, но не собственник. Сейчас он член наблюдательного совета C.A.T. oil.

57-летняя Анна Бринкманн через кипрские офшоры владеет 23,73% акций C.A.T. oil. Кроме того, ей напрямую принадлежит 11% акций компании, которые она скупила на рынке с 2008 года. На сайте C.A.T. oil говорится, что она работает в группе компаний CAT со времени ее основания в начале 1990-х. Филолог по образованию, первоначально она работала в компании техническим переводчиком (русский-немецкий-английский).

Санкции нипочем

Joma Industrial не обращалась к руководству C.A.T. oil с предложением о выкупе компании, то есть это может стать недружественным поглощением. C.A.T. oil пока не может дать никаких рекомендаций акционерам, говорится в ее сообщении (.pdf). В свободном обращении (free-float) находятся 41,3% акций.

C.A.T. oil специализируется на услугах гидравлического разрыва пласта (ГРП) и зарезки боковых стволов скважин. Это высокотехнологичные услуги, помогающие добыть трудноизвлекаемые запасы нефти. По данным самой C.A.T. oil за 2012 год, она является лидером в секторе ГРП в России с долей рынка в 30%. Хотя Запад из-за украинского кризиса ограничил поставки в Россию «чувствительных» технологий для нефтяной отрасли, C.A.T. oil уверяет, что санкции ее не затронули. Европейские санкции, которым должна подчиняться C.A.T. oil, запрещают оказывать услуги по бурению и обустройству скважин на нефтяных проектах в Арктике, на глубоководном шельфе и в сланцевых формациях. Но C.A.T. oil никогда не занималась в России глубоководными, арктическими или сланцевыми проектами, говорится в ее отчете за II квартал 2014 года, поэтому компания не ожидает, что санкции как-то повлияют на ее бизнес. Отчет за III квартал выйдет 27 ноября. Компания прогнозирует, что ее выручка в 2014 году составит €420–450 млн, EBITDA – €113–121 млн (исходя из среднегодового курса 48 руб. за евро).

Акции C.A.T. oil с начала 2014 года подешевели на 25%. В декабре 2013 года ее капитализация превышала €1 млрд. С середины июля, когда против России начали вводить секторальные санкции, котировки компании снизились на 17%.