Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Медведев опроверг существование «антибелорусских элементов» в России Политика, 19:35 Что случилось за день. Главные новости РБК Общество, 19:30 Пленник пледа или диванный эксперт: чем заняться на Новый год. Тест РБК и Huawei, 19:24 Число погибших при стрельбе на авиабазе ВМС США увеличилось до четырех Общество, 19:24 В московском роддоме уволили все руководство после жалоб пациентов Общество, 19:17 В Петербурге проверили станции метро после сообщений о минировании Общество, 19:10 В Москве Росгвардия задержала пытавшегося проникнуть в детсад мужчину Общество, 19:01 СМИ узнали планы Apple по новым iPhone в 2020 году Технологии и медиа, 18:54 Онлайн-университет: где бесплатно получить знания для развития бизнеса РБК и УРАЛСИБ, 18:53 РФПИ и пул инвесторов вложат ₽1 млрд в фабрики-прачечные Cotton Way Бизнес, 18:45 ОПЕК+ согласовала новое сокращение добычи нефти Экономика, 18:32 Число погибших при пожаре в колледже Одессы выросло до четырех Общество, 18:27 Сборная России назвала состав биатлонистов на эстафету в Эстерсунде Спорт, 18:27 $1000 разрыва: как палладий оказался в 2 раза дороже платины и что дальше Quote, 18:26
Бизнес ,  
0 
Пакистан предложил из-за санкций заменить «Ростех» в проекте газопровода
Заменить госкорпорацию в проекте по строительству газопровода «Север — Юг» в Пакистане стоимостью $2 млрд может «Зарубежнефть». В этом случае компания получит долю в проекте и станет партнером ТМК Дмитрия Пумпянского
Фото: DPA / ТАСС

Почему «Ростех» может выйти из пакистанского проекта

Минэнерго предложило «Зарубежнефти» войти в проект строительства газопровода в Пакистане «Север — Юг», заменив «дочку» «Ростеха» «РТ-Глобальные ресурсы». Об этом РБК сообщил источник в «Зарубежнефти», и подтвердили два источника, близких к проекту.

По словам собеседников РБК, о замене партнера попросила пакистанская госкомпания ISGSL, ссылаясь на санкционные риски. Госкорпорация с 2014 года находится под секторальными санкциями США, подразумевающими в том числе ограничения на привлечение финансирования и передачу технологий.

«Проект реализуется на условиях межправительственного соглашения, и его исполнителем должна быть госкомпания. Поэтому министерство нам предложило войти в проект. Сейчас рассматриваем предложение», — сказал РБК источник в «Зарубежнефти». Он пояснил, что речь идет о неконтрольном пакете в совместном предприятии: 49% или меньше. Основным акционером оператора строительства газопровода Oriental Stream Limited, зарегистрированного в пакистанском городе Карачи, является «Трубная металлургическая компания» (ТМК) Дмитрия Пумпянского. Ее менять не планируется, уточнили источники РБК.

По словам одного из собеседников РБК, близкого к проекту, изменение акционерной структуры Oriental Stream обсуждается с Пакистаном несколько месяцев, финального решения насчет «Зарубежнефти» нет, новый участник может быть другим. Оба источника утверждают, что вопрос вхождения в проект «Зарубежнефти», а также дальнейшие перспективы проекта российская делегация обсудит с пакистанской стороной 11 декабря в Исламабаде. Минпромторг сообщил 3 декабря, что на эту дату запланировано шестое заседание Российско-Пакистанской межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству под председательством министра промышленности и торговли Дениса Мантурова и министра экономики Пакистана Мухаммада Хаммада Азхара.

Представитель «Зарубежнефти» не стал комментировать возможность работы компании на проекте в Пакистане. Представители пакистанской ISGSL, российского Минэнерго, «Ростеха» и ТМК не ответили на запросы РБК.

Пакистанский газопровод

Межправительственное соглашение России и Пакистана для реализации проекта строительства газопровода «Север — Юг» было заключено в 2015 году. Планировалось, что газопровод протяженностью 1,1 тыс. км и пропускной способностью до 12,4 млрд куб. м в год свяжет терминалы по приему сжиженного газа (СПГ) в городе Карачи на юге Пакистана с городом Лахор на севере страны, где должны быть построены электростанции, работающие на СПГ.

Сейчас в порту Касим в Карачи работают два терминала по импорту СПГ с общей мощностью регазификации в 34 млн куб. м в день (12,4 млрд куб. м в год), но они работают не в полную силу. Россия согласилась выделить на газопровод $2 млрд и предложила реализовывать проект через проектную компанию (SPV), чтобы избежать влияния санкций. Сам газопровод собирались построить к 2018 году, но стороны пока не смогли договориться о тарифах на прокачку газа.

Кто еще претендует на проект в Пакистане

Участием в проекте строительства газопровода интересовались компании из Китая, у которого хорошие отношения с пакистанскими властями. Как писала в 2017 году местная газета Tribune, китайские компании претендуют на долю в проекте, после того как у «дочки» «Ростеха» возникли проблемы из-за давления США. Китай был готов предоставить финансирование для проекта из фонда «Шелкового пути», созданного для инвестирования в инфраструктуру инициативы «Один пояс — один путь».

По данным пакистанских СМИ, вопросы у местного министерства энергетики возникли не только к «Ростеху», но и к ТМК, поскольку ее основной владелец Дмитрий Пумпянский в январе 2018 года оказался в так называемом кремлевском докладе США.

Партнер Paragon Advice Group Александр Захаров сказал РБК, что нахождение в «кремлевском» докладе еще не означает попадание в санкционные списки Минфина США. Вопросы пакистанского Минэнерго к ТМК, торгующейся на Лондонской бирже, о соответствии санкционному режиму США, по его мнению, могут быть манипуляцией для расторжения межправительственного соглашения с Россией или затягивания сроков начала стройки. Практика злоупотребления ссылками на санкционные причины получает все более распространенный характер, и доказать обратное в суде не всегда возможно, заключает юрист.