Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Лента новостей 3:03 МСК
Лучшие предложения рынка наличной валюты  02:00   USD НАЛ. Покупка 63,50 Продажа 63,40 EUR НАЛ. 71,54 71,01 В Сахаровском центре облили краской фотографии войны на Украине Общество, 01:49 Forbes понизил оценку состояния Трампа на $800 млн Бизнес, 01:08 Как сбили Boeing: четыре главных вопроса по расследованию гибели MH17 Политика, 00:20 Правительство опровергло планы ввести платную медпомощь для безработных Общество, 00:18 ОПЕК снизит добычу нефти впервые с 2008 года Экономика, 00:07 Владелец Stockmann в России запустит первый девелоперский проект в Москве Бизнес, 00:07 «Ростов» впервые в истории набрал очки в Лиге чемпионов Спорт, Вчера, 23:46 Минобороны заявило о причастности оппозиции к обстрелу гумконвоя в Сирии Политика, Вчера, 23:26 США задумались о «недипломатических ответах» на срыв перемирия в Сирии Политика, Вчера, 23:20 Доллар и евро обновили минимумы к рублю с июля на новости о решении ОПЕК Финансы, Вчера, 22:57 СМИ сообщили о возможном возобновлении полетов в Египет в октябре Политика, Вчера, 22:20 И ты, брют: кто инвестирует в крымские виноградники Фотогалерея, Вчера, 22:12 Конгресс США преодолел вето Обамы на закон об исках к Саудовской Аравии Политика, Вчера, 22:11 Эксперты «Валдая» оценили влияние миграционного кризиса в ЕС на Россию Политика, Вчера, 22:01 Бывший акционер банка «Россия» займется виноделием в Крыму Бизнес, Вчера, 21:58 Минфин предложил повысить единый налог для малого бизнеса Экономика, Вчера, 21:56 В Одесской области перезахоронят останки Котовского Общество, Вчера, 21:54 Футбол. Лига чемпионов. «Ростов» — ПСВ. Онлайн Спорт, Вчера, 21:45 СМИ сообщили о решении ОПЕК ограничить добычу нефти Экономика, Вчера, 21:19 Почти половина россиян поддержали введение «налога на тунеядцев» Общество, Вчера, 21:18 Минфин предложил компромиссный вариант изъятия у нефтяников 232 млрд руб. Бизнес, Вчера, 21:14 В Швеции предложили вернуть военную службу по призыву в 2018 году Общество, Вчера, 21:10 КС отказался рассматривать запрос о сносе павильонов в Москве Общество, Вчера, 20:49 В Подмосковье стоматолога отстранили от работы из-за смерти ребенка Общество, Вчера, 20:33 Суд пересмотрит решение в пользу союза правообладателей Михалкова Технологии и медиа, Вчера, 20:29 Папа римский предрек участникам бомбардировок Алеппо «ответ перед богом» Общество, Вчера, 20:15 СКР провел обыски у бывшего учителя московской 57-й школы Общество, Вчера, 20:05
С кем воюет Россия в Сирии: от генералов Саддама до боксера из Ноябрьска
18 янв, 17:37
Александр Артемьев
С кем воюет Россия в Сирии: от генералов Саддама до боксера из Ноябрьска
Боевики террористической организации «Исламское государство» в сирийском городе Ракка Фото: Zuma\TASS
Конец операции в Сирии
Рациональное число: какую технику и для чего оставила Россия в Сирии 17 мар, 18:00 Почти победа: чего добились в Сирии российские войска 15 мар, 23:05 Еще 6 материалов
Под флагами «Исламского государства», несмотря на полтора года бомбежек, по-прежнему воюют десятки тысяч боевиков. РБК разбирался, кто руководит этой террористической группировкой и кто за нее сражается

​Халиф правоверных

По оценкам неправительственной Soufan Group, работающей в области безопасности, на середину декабря в Сирии и Ираке в вооруженных отрядах запрещенной в России группировки «Исламское государство» (ИГИЛ) воевали от 27 тыс. до 31 тыс. иностранцев, прибывших из 86 стран мира. В декабрьском расследовании The Financial Times финансовой стороны деятельности ИГИЛ приводятся оценки бюджета, который организация тратит на своих иностранных сторонников — около $20 млн в месяц. При этом в Пентагоне еще в ноябре уверяли, что в Ираке и Сирии воюют всего от 20 тыс. до 30 тыс. боевиков, примерно такую же цифру в ЦРУ называли в сентябре 2014 года, и это при том что американское командование отчитывалось о гибели в результате ведущихся последние полтора года бомбардировок не менее 23 тыс. исламистов. ИГИЛ не ощущает недостатка в новых моджахедах.

Они воюют под знаменами Абу Бакра аль-Багдади, в июне 2014 года провозгласившего себя халифом «Исламского государства» и взявшего имя Ибрагим. Выходец из иракской Самарры, отсюда и его имя — Ибрагим Авад аль-Бадри ас-Самарраи, он родился предположительно в 1971 году. В юности аль-Багдади занимался религиозными исследованиями, даже получил степень доктора в Университете исламских наук в Адхамийе, но до конца 1990-х с радикальным исламом его ничего не связывало. Как вспоминал консультирующий правительство Ирака специалист по экстремизму Хишам аль-Хишам, когда он встречался с аль-Багдади в конце 1990-х, он никак не проявлял себя как лидера: «Он сильно смущался и был немногословен». «Его интересовали исследования в области религии, и весь его интерес, казалось, был сосредоточен на Коране», — цитируют аль-Хишама журналисты Майкл Вайс и Хасан Хасан в своей книге «Исламское государство. Армия террора».

После оккупации американцами Ирака в 2003 году он не стал присоединяться к повстанцам, но постепенно радикализовался и основал собственный вооруженный отряд, названный «Джайш ас-сунна ва аль-Джамаа» («Народная армия суннитской общины»). Уже в 2004 году он практически случайно попадает в американскую тюрьму в военном лагере «Букка» рядом с Басрой как интернированное лицо — его арестовали заодно с его находившимся в розыске товарищем, но вопреки расхожему мнению аль-Багдади выходит из нее не в 2009 году после закрытия тюрьмы, а всего несколько месяцев спустя. Этого, однако, хватило, чтобы будущий халиф «Исламского государства» окончательно уверился в необходимости джихада против неверных и фитны, то есть братоубийственной войны, против всех мусульман, не разделяющих идеологию суннитского салафизма.

Уже в 2007 году он вошел в Совет моджахедов Ирака, который был создан лидером «Аль-Каиды в Ираке» Абу Мусабом аз-Заркави, а за следующие пять лет перерос своих учителей и соратников и стал предводителем джихада на Ближнем Востоке. В этом ему помогла и фанатическая приверженность идее, и наработанные еще с «Букки» контакты, и принадлежность племени курайшитов (из которого происходил и сам пророк Мухаммед), которая позволила ему заручиться поддержкой широкой кланово-племенной сети.

Аль-Багдади окончательно порвал с «Аль-Каидой в Ираке» в феврале 2014 года, почти год спустя после первых выплеснувшихся на публику разногласий между скрывающимся в Пакистане руководством «Аль-Каиды» и ее формальным подчиненным. Теперь его бывшие соратники из запрещенного в России движения «Джебхат ан-Нусра» ведут с ИГИЛ такую же непримиримую борьбу, что и другие группировки сирийской оппозиции.

Власть аль-Багдади абсолютна — он халиф и амир аль-муминин (повелитель правоверных), объединяющий функции политического, военного и религиозного лидера и играющий роль верховного арбитра по всем вопросам внутреннего устройства построенного им общества.

Ближайшее окружение

До августа прошлого года у аль-Багдади было два ближайших сподвижника, оба бывшие высшие офицеры армии Саддама Хусейна — Абу Али аль-Анбари и 

Абу Муслим ат-Туркмани. Настоящее имя первого неизвестно, он отвечает за политику «Исламского государства» в его сирийских провинциях (вилаятах) и возглавляет Совет безопасности ИГИЛ. Известен его чин в армии Хусейна — генерал-майор, место службы — провинция Анбар (отсюда выбранное им имя), Вайс и Хасан в своей книге называют его одним из людей, оказавших влияние на судьбу аль-Багдади. Как утверждала со ссылкой на сирийских и иракских боевиков The Wall Street Journal, аль-Анбари также вырос до влиятельного полевого командира в структурах «Аль-Каиды в Ираке» после того, как его отвергла другая суннитская радикальная группировка «Ансар аль-Ислам», якобы заподозрив в коррупции. «Его знание шариатских исламских законов не считается таким же глубоким, как у других верховных лидеров, поэтому в последнее время он действует как политический посланник», — писало издание.

Ат-Туркмани, также известный как Хаджи Мутазз, носил настоящее имя Фадль Ахмед Абдулла аль-Хияли — он был заместителем аль-Багдади в Ираке и погиб в результате американского авианалета 18 августа 2015 года. Этнический туркоман и уроженец Тель-Афара (Ирак, провинция Ниневия), он, как и аль-Анбари, служил при Саддаме Хусейне в иракской армии — в элитных частях Республиканской гвардии в чине подполковника. Как писала The Wall Street Journal, когда-то он исповедовал умеренные формы ислама, но после демобилизации из армии впоследствии прихода к власти американцев присоединился к суннитским радикалам.

В январе 2016 года иракская армия отрапортовала о гибели в результате авианалета сменщика ат-Туркмани, Насера Марвана аль-Обейди, во времена Хусейна командовавшего бригадой в Республиканской гвардии Ирака, а в годы американской оккупации содержавшегося в заключении в тюрьмах «Абу-Грейб» и «Букка». Объявляя о его гибели, представитель штаба иракской антитеррористической операции полковник Мухаммед Ибрагим сообщил и о тяжелом ранении аль-Анбари — тот якобы потерял много крови. Пока эта информация со стороны ИГИЛ подтверждения не получила.

Аль-Анбари (как в свое время и ат-Туркмани) входит в верховный коллегиальный консультативный орган ИГИЛ, так называемую шуру, с согласия которой назначаются губернаторы (вали) провинций (вилаятов) «Исламского государства» и которая единственная имеет полномочия лишить аль-Багдади титула халифа. В самой шуре председательствует Абу Аркан аль-Амири, про его личность известно мало, но портал Counter Terrorism Project называет его «ключевым звеном в руководстве ИГИЛ» и возможным претендентом на титул халифа в случае гибели аль-Багдади. Остальные члены шуры — религиозные деятели, которых назначает аль-Багдади.

Помимо шуры при аль-Багдади действуют также Шариатский совет, одна из самых закрытых структур, в чьи функции входит проверка всей деятельности ИГИЛ на предмет соответствия нормам ислама, и две параллельные коллегиальные силовые структуры — Военный совет и Совет безопасности. Первый выполняет функции Генерального штаба, второй — разведки и контрразведки террористической организации, его возглавляет аль-Анбари. Численность обоих советов непостоянна, около 8–13 человек, их состав также варьируется.

Тюремно-офицерская школа

Большинство в Военном совете составляют бывшие офицеры армии и разведслужб Хусейна — курс на смычку с исламистами тот взял еще до своего свержения в 2003 году. Погибший в феврале 2014 года Абу Бакр аль-Ираки (настоящее имя Самир Абд Мухаммед аль-Хлифави), которого Der Spiegel называл архитектором инфильтрации ИГИЛ в Сирии, имел полковничий чин в авиационной разведке времен Саддама.

В армии иракского диктатора служил и убитый в ноябре 2014 года Абу Айман аль-Ираки (он же Аднан Латиф Хамид ас-Сувейдави), руководитель ИГИЛ в провинции Анбар, вероятно, в какое-то время возглавлявший Военный совет целиком. В настоящее время за военные операции отвечает Ниман Салман Мансур аз-Заиди, известный также как Абу Сулейман ан-Насер Лидиниллах.

Про него практически ничего неизвестно, за исключением того, что он иракец и, по некоторым данным, также содержался какое-то время в той же американской тюрьме в лагере «Букка», что и аль-Багдади. Эту тюрьму, существовавшую в 2003–2009 годах, исследователи называют «школой джихада». Через нее прошли десятки нынешних руководителей ИГИЛ и других исламистских группировок: к освобождению они обрастали новыми контактами и получали армию преданных последователей. Именно в нее были переведены самые опасные заключенные после скандала в тюрьме «Абу-Грейб», где американские военнослужащие попались на съемках издевательств над арестантами.

Среди отсидевших в «Букке» — один из ведущих военных стратегов группировки, 30-летний Абу Вахиб (настоящее имя Шахер Вахиб аль-Фахдави). В 2006 году аль-Фахдави, учившийся тогда компьютерным технологиям в университете в Анбаре, был арестован по подозрению в участии в запрещенной в России «Аль-Каиде в Ираке» и причастности к нападениям на американских военнослужащих. Иракским судом он был приговорен к смертной казни. В сентябре 2012 года с еще около 100 заключенными ему удалось сбежать из тюрьмы «Тасфират» в Тикрите, где он ждал исполнения приговора; атака на это исправительное учреждение считается одной из наиболее удачных акций по вызволению своих сторонников, спланированных исламистами.

Иностранные моджахеды

Привлечение иностранных моджахедов — ключевая задача джихадистов аль-Багдади. Для этих целей у ИГИЛ создана целая пропагандистская машина, включающая в себя десятки онлайн-медиа, в том числе собственный журнал «Дабик» (по названию города, где, согласно мусульманской традиции, должен быть дан последний бой неверным), группы в социальных сетях, а с недавних пор — и собственный интернет-мессенджер.

Иностранцев активно используют для пропаганды террора, часто привлекая к публичным казням, которые снимаются на видео, а затем выкладываются в Сеть. Самым известным из палачей ИГИЛ стал британский подданный Мухаммед Эмвази, получивший прозвище «Джихади Джон» — как один из четверки британцев, чаще всего участвующих в казнях, что вызвало ассоциации с The Beatles. Родившийся в Кувейте и в шестилетнем возрасте перебравшийся в Британию, до конца 2000-х он не привлекал к себе внимание правоохранителей — он учился в Вестминстерском университете, был вежлив и старался следовать моде. Однако в 2009 году он попал в поле зрения британской разведки, заподозрившей его в желании присоединиться к исламистам из движения «Аш-Шабаб», воюющего в Сомали. Он неоднократно задерживался, оказался в списке потенциальных экстремистов, но до 2012 года, когда он перебрался в Сирию, формальных обвинений предъявлено ему не было. Хотя The Telegraph и называло его одной из «лидирующих фигур в исламистской группе», реальное его влияние было трудно оценить — он стал известен тем, что лично отрезал головы иностранным заложникам. В ноябре 2015 года британские власти объявили, что Эмвази погиб при ударе, нанесенном с дрона. Месяц спустя американский президент Барак Обама подтвердил, что, по данным разведки США, террорист «изъят».

Среди привлеченных к таким казням есть и россиянин, западные СМИ прозвали его Джихади Влад, российские — Джихади Толик. В декабре прошлого года под запись он отрезал голову «российскому шпиону», проживавшему в Чечне, Магомеду Хасиеву. Личность нового «медиапалача» ИГИЛ удалось выяснить через социальные сети — им оказался житель Ноябрьска Анатолий Землянка. Его школьные и институтские друзья отзывались о нем как о занимавшемся единоборствами «здоровяке-добрячке» и «хорошем добром парне», который, перебравшись в Тюмень, нашел новых друзей-мусульман и вскоре сам принял ислам. С 2011 года связь с семьей он не поддерживал, а его записи во «ВКонтакте» стали носить исключительно религиозный характер.

Чеченские элитные части

Soufan Group полагает, что выходцы из России и СНГ — третья по численности группа иностранных моджахедов в Сирии и Ираке — их в регионе 4,7 тыс. человек. Это меньше, чем сделанные российским президентом Владимиром Путиным в октябре этого года оценки в 5–7 тыс. уроженцев бывшего СССР. Россиян из них 2,4 тыс., большинство из них чеченцы.

Лучше всего, пожалуй, известна биография Абу Умара аш-Шишани, настоящее имя которого — Тархан Теймуразович Батирашвили. Институт Брукингса называет его руководителем военных операций в Сирии (*.pdf). Известно, что он входит в Военный совет ИГИЛ. Этнический чеченец из Панкисского ущелья в Грузии, бывший сержант грузинской военной разведки, которую обучали американцы, он прошел войну с Россией в 2008 году, но вскоре был арестован за незаконное владение оружием. В тюрьме он познакомился с салафитским учением, хотя и был выходцем из христианской семьи, в 2010 году был освобожден по амнистии, а в 2013-м уже объявился в Сирии, где возглавил собственную джихадистскую группировку «Джайш аль-Муджахирин валь-Ансар» («Армия переселенцев и партизан»).

Как замечала еще в начале прошлого года американо-арабская газета Al Monitor, большинство прибывших из России — чеченцы, которые приехали в Сирию с интенсификацией боев, вступив в «Джебхат ан-Нусру» или ИГИЛ. Многие из них приехали в страну вместе со своими семьями. «Их можно увидеть, если вы пройдетесь по улицам Ракки», — писало издание, ссылаясь на местных жителей, попрекавших выходцев из северокавказской республики «роскошной жизнью». Собеседники из Ракки утверждали, что иностранные джихадисты заполнили все отели города, что вынудило новые власти отправлять вновь прибывших на постой и в частные дома. Первоначально наплыв иностранцев вызвал взрыв недовольства местного населения, отмечают (*.pdf) американские исследователи Чарльз Кэрис и Сэмюэль Рейнольдс, но, поскольку присутствие семей иностранных добровольцев в Ракке и других городах в итоге стало восприниматься нормально, эксперты считают, что рано или поздно они интегрируются. «Это хорошо укладывается в видение глобального халифата, который задуман, чтобы стереть существующие культурны​е и этнические границы», — приходят к выводу американские исследователи.

«Как правило, чеченцы воспринимаются другими джихадистами ИГИЛ как самые грозные воины, поскольку они имеют накопленный за много десятилетий опыт изнурительного военного противостояния русской армии», — пишут Вайс и Хасан. В своей книге они ссылаются на мнение эксперта американского Института по изучению войны Криса Хармера, который называет аш-Шишани «наиболее заметной фигурой среди командиров». Однако, как отмечают авторы, это звание оспаривают внутри самой ИГИЛ: на джихадистских форумах встречаются сообщения, где его братья по оружию называют его выскочкой, способным только «посылать моджахедов на смерть в качестве пушечного мяса».​

Фото: Материалы «Исламского государства», по данным Института Брукингса