Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Лента новостей 19:12 МСК
Кадыров заявил о задержании имитировавших его голос телефонных мошенников Общество, 18:55 При стрельбе в американском колледже в Мексике пострадали три человека Общество, 18:51 VimpelCom опроверг данные об обмене акций своей дочки на бумаги Telenor Бизнес, 18:46 Власти отказались согласовать митинг против передачи Исаакиевского собора Общество, 18:45 Савченко ответила на обвинения в госизмене со стороны депутата Рады Политика, 18:20 Россия осудила введение санкций США против президента Республики Сербской Политика, 18:18 Эксперты «Валдая» оценили шансы на сделку Трампа с Россией Политика, 18:10 С московской семьей расторгли договор опеки после изъятия десяти детей Общество, 18:09 Включи и сохрани: как технологии накопления энергии изменят мир Данила Шапошников, Александр Батраков Мнение, 17:55 Антон Алиханов — РБК: «Не планировал стать губернатором, так получилось» Политика, 17:55 Россия потратит 27,5 млн руб. на борьбу за скифское золото Общество, 17:50 Суд прекратил дело против обвиняемого по «закону Яровой» йога Общество, 17:47 В Госдуме предложили ввести возрастной порог для главврачей и их замов Общество, 17:44 Генштаб предупредил о подготовке исламистами подрыва памятников Пальмиры Политика, 17:41 Центр при Минздраве предложил ограничить рекламу колбасы Общество, 17:37 Россия и Турция начали первую совместную операцию против ИГИЛ в Сирии Политика, 17:26 Российский Генштаб сообщил о наступлении на ИГИЛ в районе Пальмиры Политика, 17:22 ВТБ прояснил свою роль в сделке по приватизации «Роснефти» Бизнес, 16:52 Обама и мир: в каких войнах участвовали США при уходящем президенте Политика, 16:34 Tiffany связала падение своих продаж с протестами против Трампа Бизнес, 16:34 Прокуратура проверит высказывания Божены Рынски о крушении Ту-154 Общество, 16:31 Матвиенко назвала условия отмены «закона Димы Яковлева» Политика, 16:28 Глава ФАС назвал государство главным нарушителем конкурентных норм Экономика, 16:11 «Росгеология» в 2017 году подпишет контракт на разведку шельфа Ирана Бизнес, 16:05 ОПЕК улучшила прогноз по мировому спросу на нефть в 2017 году Экономика, 15:58 Авиакомпания «Якутия» обнаружила дефект у двух Sukhoi Superjet 100 Технологии и медиа, 15:54 NASA заявило о возможном использовании российских «Союзов» до 2019 года Технологии и медиа, 15:38 «Роснефть» объяснила санкциями продажу доли в итальянском НПЗ Бизнес, 15:37
18 дек 2016, 21:24
Валерия Житкова
Миллионы на обжарке: как москвич конкурирует с корпорациями на рынке кофе

Основатель «Брилль Café» Антон Акифьев

Фото: Владислав Шатило/РБК
Антон Акифьев первым в России наладил производство капсульного кофе. Это маржинальный бизнес, но оказалось, что большие обороты дает продажа зерен своей обжарки. В 2016 году предприниматель продал кофе на 60 млн руб.

«В популярности капсульного кофе в России во многом «виноват» Джордж Клуни, — говорит Антон Акифьев, основатель кофейного бренда «Брилль Café». — Без роликов Nespresso с его звездным участием люди так и воспринимали бы капсулы как химию, присадки — что угодно, но только не кофе».

В 2011 году Акифьев первым в России стал производить капсульный кофе. Но с ходу отбить сколько-нибудь заметную часть рынка у международных корпораций Nestle и Lavazza не удалось. Три года предприятие приносило убытки, пока рынок не обвалился, а клиенты не стали искать варианты подешевле.

Капсулы «Брилль Café» стоят в среднем на 25% дешевле импортных аналогов. По мере развития кофейного бизнеса выяснилось, что более существенные обороты (правда, при меньшей марже) дает торговля кофейными зернами собственной обжарки. За 2016 год оптовая торговля капсульным и обжаренным кофе принесла группе компаний около 60 млн руб. выручки и 7 млн руб. прибыли. А главное, российского производителя наконец заметила розница — компания заключила контракты с X5 Retail Group и Metro Cash & Carry.

Капсульный формат

Кофе в капсулах изобрел сотрудник компании Nestle Эрик Фавр. Разработка настолько понравилась его боссам, что в 1986 году Nestle Group зарегистрировала отдельную компанию, получившую название Nespresso. В том же году Nespresso вывела на рынок свою первую кофемашину, позднее компания зарегистрировала еще один бренд Nescafe Dolce Gusto. Все разработки были защищены патентами, но очень быстро у Nestle появились последователи вроде итальянской компании Lavazza, американской Mondelez, которые продавали видоизмененные капсулы и кофемашины для них. А в 2012 году сроки действия большей части патентов Nespresso истекли и капсулы для машин Nespresso стали выпускать многие. В Россию мода на капсулы пришла в 2009–2010 годах, когда Nespresso начали активно рекламировать на телевидении.

«Правильная чашка кофе — это искусство. Например, настоящий espresso perfecto — это 25–30 мл напитка, полученного ровно из 7 г молотого кофе в течение 25–30 секунд варки, и никак иначе», — рассказывает Антон Акифьев. — Обывателю без специальных знаний и опыта добиться такой точности почти невозможно, а капсулы содержат в себе уже готовую смесь ингредиентов, пропорции которых выверены технологами на производстве». В отличие от молотого кофе, который после открытия пачки сохраняет вкусовые качества не больше месяца, запечатанные капсулы могут храниться полтора года.

Главный недостаток капсульного кофе — высокая цена. Капсула для «Эспрессо» в рознице стоит 25–35 руб., а себестоимость порции обычного зернового кофе для одной чашки — 5–8 руб.

Студенты и фастфуд

Антон Акифьев после окончания экономического факультета МГУ работал бренд-менеджером в российском представительстве North Winds Brewing Corp, где занимался продвижением марок пива Foster’s, Edelweiss и Kirin. Когда Nord Winds приобрела винный завод в Молдавии («Винориум-Сервис»), Акифьев занял там пост директора по маркетингу. Но новый бизнес холдинга прожил недолго: в 2006 году главный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко запретил ввоз на территорию России молдавских вин. «Компания перестала существовать в один день», — вспоминает Акифьев. Впрочем, к тому моменту Акифьев уже вовсю занимался кофейным бизнесом.

Еще в 2002 году Антон вместе со школьным другом Ярославом Кулевым зарегистрировал ООО «Виджер» и купил кофейный автомат Samsung за $2 тыс., который поставил в одном из московских вузов. В первый же день работы автомат продал больше 80 чашек кофе. Через полгода Акифьев владел уже 16 аппаратами, которые стояли, как правило, в учебных заведениях: студенты оказались выгодной целевой аудиторией. Главная проблема этого бизнеса — высокие затраты на покупку автоматов. Денег у предпринимателей не было, а масштабировать бизнес хотелось.

В 2004 году Акифьев заключил трехлетний контракт с Nestle. Корпорация предоставляла компании «Виджер» брендированные автоматы и кофе Nescafe, а предприниматель договаривался с владельцами офисов, кафе, АЗС об их установке и занимался обслуживанием. Владельцы недвижимости закупали кофе по 8–10 руб. за чашку (с этой суммы свою долю имел и «Виджер») , а дальше продавали клиентам или сотрудникам по 70 руб.

Также предприниматель начал сотрудничать с итальянским производителем зернового кофе Caffe Mauro — этот кофе в отличие от продукции Nescafe подходил уже не только для фастфуда, но и для дорогих ресторанов. Для этого пришлось зарегистрировать новую компанию — ООО «Рико Дистрибьюшн», т.к. условия контракта с Nestle не позволяли работать с другими партнерами от имени того же юрлица​.

Made in Тула

Идея обжаривать кофе самостоятельно и упаковывать его в капсулы появилась в кризис 2008 года. «Я чувствовал тренд — благодаря кризису собственное производство в России должно было стать выгодным делом», — рассказывает Антон.

Предприниматель решил оседлать растущую волну импортозамещения и создать отечественный аналог знаменитого Nespresso. Он предложил партнеру Ярославу Кулеву вложиться в производство, но тот отказался. Партнеры разделили бизнес и продали часть аппаратов.

Чтобы протестировать спрос, Акифьев закупил около 700 машин с капсулами итальянской компании Binotti, потратив на это 1,4 млн руб. Их удалось продать в Москве за три месяца, заработав около 2 млн руб. Стало понятно, что спрос есть. В 2011 году Акифьев нашел нового партнера, который поддержал идею производства капсул. По данным СПАРК, 26% «Рико Дистрибьюшн» владеет Ренат Айсин.

Вместе совладельцы за 3 млн руб. выкупили здание площадью 550 кв. м и прилегающий участок в 24 сотки в поселке Первомайский Тульской области. С поиском помещения помог бывший руководитель тульского филиала «Виджера», Сергей Трофимов (сейчас — начальник производства «Брилль Café», бренд Акифьева), который жил в поселке и часто проезжал мимо полуразрушенного здания на велосипеде. «Это здание строили еще пленные немцы после войны. Построили хорошо, фундамент, стены — все стояло, не было только крыши. Внутри здания росли березки», — вспоминает Акифьев. По его словам, ремонт здания обошелся в 5 млн руб. — пришлось вывезти 18 самосвалов мусора, заново проводить коммуникации, заливать пол. На весь процесс запуска производства партнеры потратили 23,4 млн руб.

Кофе они закупают в европейских портах, куда приходят суда с контейнерами из Эфиопии, Кении, Бразилии и пр. Жарить зерна решили самостоятельно: это позволило от начала до конца соблюсти технологию и заодно сэкономить — на зеленый кофе в отличие от обжаренного при ввозе нет пошлины.

В капсулы обжаренный кофе упаковывала итальянская капсульная машина: она засасывает зерна специальным «пылесосом», перемалывает их и фасует в упаковки по 7 г, а нитрогенная установка выкачивает из капсулы кислород. Отслеживают качество технологи. «Однажды они решили выпендриться: поэкспериментировали с процессом, и кофе, на наш взгляд, получился вкуснее, чем обычно. Но эту партию в несколько тонн нам вернули: люди привыкают к одному вкусу, а если чашка кофе вдруг стала другой — значит, она стала хуже», — рассказывает Антон.

Сами формы для капсул, пленку и фильтр-бумагу «Брилль Café» сначала заказывала у итальянской компании Carte Dozio. А в 2015 году на Акифьева вышел небольшой завод по производству пластмассовых изделий из Челябинска с предложением продавать капсулы такого же качества на 20% дешевле. «Мы сначала отнеслись с недоверием — сама по себе форма для изготовления капсул стоит $ 25 тыс., а тут местные кулибины сами разработали эту форму, — рассказывает Антон. — Но качество нас приятно удивило». Сейчас «Брилль Café» продолжает работать с челябинским заводом, экономя на закупке капсул 300–400 тыс. руб. в месяц.

Основатель «Брилль Café» Антон Акифьев

Фото: Владислав Шатило/РБК

Спасительное зерно

С клиентами на первом этапе было сложно, признает Акифьев. «Убедить народ, что в России вообще можно производить приличный кофе — задача непростая», — говорит он. Готовые капсулы планировали продавать производителям и дистрибьюторам кофе-машин, но предприниматели не так любят эксперименты, как обычные потребители.

Рынок капсульного кофе разделен на несколько форматов по видам кофемашин. Самый популярный — формат для кофемашин Nespresso (65% рынка) и Dolce Gusto (15% рынка), говорит Вячеслав Тимашков, совладелец компании — производителя кофейных капсул Single Cup Coffee, один из последователей Акифьева. «Брилль Café» выпускает капсулы в формате Lavazza Espresso Point (LEP). Такие капсулы занимают, по оценкам компании, порядка 15–20% рынка.​

На момент запуска производства в 2011 году формат Nespresso был еще защищен патентом, и выпуск капсул под этот формат был бы нарушением закона. Поэтому Акифьев выбрал более узкую нишу. Ему удалось договориться с российскими дистрибьюторами итальянских кофейных машин Lavazza в регионах — Смоленске, Ярославле, Екатеринбурге, Сергиевом Посаде.

Но рыночная ниша LEP была небольшой. Спустя полтора года производство капсул так и не вывело «Брилль Café» в прибыль. Акифьев решил расширить ассортимент. «Мы все равно обжаривали зерна на собственном производстве и пришли к логичной идее выделить еще одну линейку», — объясняет Антон. Теперь часть зерен после обжарки сразу уходила на упаковку и в продажу, а часть — по-прежнему упаковывалась в капсулы. Зерновой кофе «Брилль Café» продавал ресторанам и кафе, связи были налажены еще во времена, когда Акифьев занимался обслуживанием кофемашин.

В 2015 году «Брилль Café» случайно вышла за пределы России. Дистрибьютором компании в Германии стал Николай Родлер, русский эмигрант, живущий в Кельне. С ним Акифьев познакомился через общего друга. Сейчас русские капсулы «Брилль Café» можно найти в нескольких ресторанах быстрого питания Кельна. Они обходятся дешевле, чем от местных поставщиков. В планах компании — искать новых представителей в странах Европы и Китае. «Китай — вообще лакомый кусок сейчас, — говорит Акифьев. — Китайцев 1,5 млрд человек — огромный рынок. И все эти полтора миллиарда начинают активно пить кофе, виски, пиво, курить сигареты — спасибо западным веяниям. Кофейный рынок удваивается в Китае ежегодно».

Первые три года работы были для компании убыточными, в ноль производство вышло только в 2014 году, а в 2015 году удалось заработать первую прибыль — 7 млн руб. Сейчас порядка 60% всего производимого кофе продается оптом дистрибьюторам, 30% — прямые продажи в рестораны​, 10% — розничные продажи через интернет-магазины кофе. В этой структуре до сих не было важного элемента — продаж через розничные сети. Но сейчас он появляется, и упор делается не на капсулы, а на продажу зерен собственной обжарки.

Продавать напрямую

Чтобы нарастить объем продаж, Акифьев решил идти в ретейл. Он рассылал коммерческие предложения, но никто не отвечал — рынок уже поделили западные корпорации. Тогда предприниматель обратился за помощью в Министерство промышленности и торговли. «Мы с партнером просто пришли на прием к директору департамента потребительских рынков Денису Паку, рассказали свою историю — мол, российские производители, хотим влиться в струю импортозамещения, но с улицы зайти в сети не можем, — вспоминает Акифьев. — Он при нас сделал два звонка — в X5 и Metro, и уже через две недели я встречался с представителями обеих компаний».

Контракты с компаниями X5 Retail Group и Metro Cash & Carry «Брилль Café» подписала осенью 2016 года. В Х5 Акифьев планирует продавать кофе на развес: на стойке в торговом зале будут стоять 12 видов кофе в стеклянных «карманах», кофемолка и весы. Покупатель сможет сам выбрать нужный сорт и объем кофе, взвесить, пробить штрих-код и отнести на кассу. Цена на все сорта будет одинаковой — 180–200 руб. за 100 г. С ООО «Рико Дистрибьюшн» заключен договор, подтверждают в Х5 Retail.

В сети Metro, которая ориентирована на мелких оптовиков, «Брилль Café» установит «уголок для вендинга». Там будут продаваться необходимые для вендинговых аппаратов продукты: стаканчики, ложки, пакетики сахара и зерновой кофе «Брилль Café». На это сотрудничество Акифьев возлагает большие надежды: он рассчитывает нарастить выручку группы компаний до 110 млн руб. по итогам 2017 года. ​

В объеме производства «Брилль Café» капсулы сейчас занимают лишь 15%, остальное — обжаренные зерна. Но маржа на капсулах в два раза выше. Акифьев не теряет надежды привить россиянам любовь к капсулам. «Общий объем потребления кофе в стране растет: это модно, кофе берут с собой, его пьет молодежь. Обычный кофе уже становится чем-то повседневным, люди ищут новые формы. И капсулы благодаря умелой рекламе наших конкурентов могут стать новым трендом», — уверен он.

Он уже не одинок. Кроме «Брилль Café» капсульный кофе в России производит сейчас еще ряд компаний: «Московская кофейня на паях», «Живой кофе», Single Cup Coffee, «Кофе Блюз» и Coffelover.

«С мая 2016 года мы тоже производим капсулы, но работаем в формате машин Nespesso,​ и поэтому с «Брилль Café» не пересекаемся», — говорит Вячеслав Тимашков из Single Cup Coffee. По его словам, сегмент Nespesso — самый крупный на рынке, к тому же оригинал сильно подорожал из-за слабости рубля. При этом пока, несмотря на рост числа российских производителей, подавляющую долю капсульного рынка по-прежнему занимают западные игроки. «Нужно время, чтобы покупатели стали доверять отечественному кофе», — говорит Тимашков.