Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Лента новостей
Путин поручил выделить 150 млрд руб. на модернизацию БАМа и Транссиба 00:19, Общество О трудовых правах должны знать все: работа – это не только обязанности 00:11, Партнерский материал В Австрии два человека погибли на фестивале пива из-за урагана 19 авг, 23:45, Общество Марш против митинга «За свободу слова» в Бостоне 19 авг, 23:43, Фотогалерея  Вокзал в городе Ним эвакуировали из-за сообщений о вооруженном мужчине 19 авг, 23:16, Общество СМИ назвали собор Саграда-Фамилия целью террористов в Барселоне 19 авг, 22:59, Политика СКР завел дело о ранении семилетней девочки из травматического пистолета 19 авг, 22:50, Общество Погиб советник главы Минздрава Игорь Ланской 19 авг, 22:26, Общество Сель уничтожил часть виноградников «Массандры» 19 авг, 22:02, Общество Эрдоган обратился к главе МИД Германии со словами «знай свое место» 19 авг, 21:39, Политика Власти ХМАО заявили о «стабильной» обстановке после нападения в Сургуте 19 авг, 21:22, Общество Васильева подвела итоги года работы на посту министра образования 19 авг, 20:48, Общество В Бостоне тысячи людей вышли на марш против митинга «За свободу слова» 19 авг, 20:43, Политика «Зенит» исключил Дзюбу из заявки на матч против «Амкара» 19 авг, 20:34, Спорт «Халл» Слуцкого проиграл второй матч подряд в чемпионате Англии 19 авг, 20:24, Спорт «Спартак» и «Локомотив» забили семь голов на двоих 19 авг, 19:42, Спорт Власти Москвы опровергли планы сделать въезд в столицу платным 19 авг, 19:36, Общество В Индии при сходе поезда с рельсов погибли не менее 20 человек 19 авг, 19:10, Общество Собянин сравнил перенос столицы из Москвы со ссылкой чиновников в Сибирь 19 авг, 19:00, Политика При стрельбе в канадском Торонто ранены два человека 19 авг, 18:40, Общество ИГ взяла на себя ответственность за теракт в Камбрильсе 19 авг, 18:16, Общество Веру Глаголеву похоронили на Троекуровском кладбище в Москве 19 авг, 17:53, Общество Красный Крест подсчитал число жертв конфликта в Донбассе 19 авг, 17:34, Политика Чемпионат России по футболу. «Спартак» — «Локомотив». Онлайн 19 авг, 17:30, Спорт Мэр Сургута выступил с видеообращением к жителям города после нападения 19 авг, 17:12, Общество Скончался первый главком ВВС России Петр Дейнекин 19 авг, 17:09, Политика ЦСКА сыграл вничью с «Уралом» в чемпионате России 19 авг, 16:57, Спорт ИГИЛ взяла на себя ответственность за нападение в Сургуте 19 авг, 16:38, Политика
Минеральный источник: сколько приносит торговля декоративными камнями
Свое дело, 06 апр, 13:52
0
Минеральный источник: сколько приносит торговля декоративными камнями
Ученый-геолог превратил свою специальность в бизнес, открыв магазин камней. И не прогадал: в кризис спрос на драгоценности упал, а на декоративные камни вырос. В прошлом году «Камневеды» принесли 5 млн руб. прибыли
Артем Ескин (Фото: Олег Яковлев / РБК)

Идея открыть свой бизнес пришла 37-летнему Артему Ескину от безысходности: в конце 2000-х годов младший научный сотрудник Геологического института РАН пытался прожить с семьей на зарплату в 8 тыс. руб. Бросать любимую работу не хотелось, но и деньги нужно было как-то зарабатывать.

Первый бизнес-опыт, предпринятый в 2009 году, заключался в создании тематического сайта, посвященного камням. Артем был искренне уверен, что проект сможет прокормить его за счет рекламы. Пока он публиковал научно-популярные статьи о минералах, читаемость была мизерной, но когда Артем открыл сайт «Литотерапия», где рассказывалось о лечебных и мистических свойствах камней (хотя сам в них и не верил), повалил массовый читатель, горячо обсуждавший паранауку на форуме.

Правда, первый доход от баннерной рекламы погрузил геолога в депрессию: он получил всего несколько сотен рублей. Стало понятно, что зарабатывать нужно на чем-то другом. Так возникла идея открыть на сайте интернет-магазин «Камневеды». «Вложения были минимальными: я в ужас пришел от своей смелости, когда впервые закупил товар на 15 тыс. руб.», — вспоминает Ескин.

Дешевые и красивые

Декоративные минералы — это камни, не отнесенные к драгоценным: горный хрусталь, халцедон, пирит, кварц и др. Их довольно много в земной коре, и стоят они в разы дешевле драгоценных камней. Обычно такие минералы добывают в карьерах, но можно их встретить и на поверхности. Розничные цены начинаются от нескольких сотен рублей за единицу​. Особенно привлекательные декоративные камни могут использоваться для производства разного рода бижутерии, многие их коллекционируют.

Рынок розничной и мелкооптовой торговли декоративными камнями возник в России около десяти лет назад. Торгуют как традиционные ювелирные фирмы, так и специализированные магазины. «Ювелирам рынок минералов и изделий из них стал интересен в кризис, — говорит владелец ювелирной студии Ring Studio Михаил Егоров. — Дело в том, что цены на драгоценные камни чаще всего привязаны к доллару и, когда рубль стал падать, среднему классу бриллианты и сапфиры оказались не по карману. Люди стали чаще покупать изделия из декоративных камней, и специализированные магазины сейчас извлекают из этого выгоду. Сумели быстро переориентироваться на производство украшений из более дешевых камней и многие мелкие ювелиры. Крупные компании — пока нет: они медленнее, у них план работы расписан на годы вперед».

Специализированных игроков немного — офлайн- и онлайн-магазинов в Москве чуть более десяти. Крупнейший розничный магазин в Москве — «Русские минералы», оптовый — «Страна минералов». «Камневеды» эксперты называют одним из крупнейших интернет-магазинов.

Моллюск с Кутузовского проспекта

Поначалу Ескин сам развозил камни, которые хранил у себя в квартире в Подмосковье. Когда ежемесячные продажи стали исчисляться десятками тысяч рублей, Артем зарегистрировал юрлицо, ​параллельно продолжая работать в РАН. А затем созрел и для открытия традиционного магазина. На идею натолкнул случайный знакомый. «Несколько раз я отвозил набор коллекций одному прикольному дядечке, большому ценителю камней. Между нами завязалось нечто вроде дружбы, основанной на общем хобби. Мы часто беседовали, он просил меня подобрать камни для его внуков», — вспоминает Артем. Его нового друга звали Линард Абраров, он возглавлял компанию «Татнефть-АЗС-Запад». Абраров предложил Ескину арендовать у него небольшое помещение на заправке в получасе ходьбы от станции метро «Царицыно». Место, конечно, не самое подходящее, понимал Артем, но аренда обходилась всего в 20 тыс. руб. в месяц.

Фото: Олег Яковлев / РБК

«Магазин нужен был позарез: консультирование покупателей, заходивших на сайт, выливалось в часовые беседы и заканчивалось неизменным: «А можно приехать посмотреть?» — вспоминает Артем. В магазин на заправке зачастила публика, и после 11 месяцев аренды Ескин решил искать помещение побольше: «Камневеды» уже не умещались на 20 кв. м, служивших одновременно торговым помещением, офисом и складом. Предприниматель нашел более подходящее на «Дубровке», в пяти минутах ходьбы от метро. Аренда, конечно, обошлась дороже: сейчас за 80 кв. м магазина и 120 кв. м подсобных помещений Артем платит 150 тыс. руб. в месяц. Зато проблема с размещением запасов, которые исчислялись тоннами, отпала.

Сейчас «Камневеды» торгуют камнями с 238 месторождений мира. Около 80% товара закупается за границей, в основном в Европе, Китае, Северной Америке. «В России добыча декоративных камней пришла в упадок, — сетует Ескин. — Чем искать новые месторождения малахита на родине Бажова, дешевле купить камень в Конго по цене 4–7 тыс. руб. за килограмм». Бизнес сезонный, как и большинство связанных с торговлей сувенирами: продажи зимой и весной в несколько раз выше: люди приходят за подарками на Новый год, День святого Валентина, 23 Февраля и 8 Марта. Онлайн-продажи зимой тоже растут: люди чаще сидят дома и предаются интернет-серфингу. Летом обычно наблюдается сильный спад — самое время выбираться в экспедиции за редкими экспонатами. Иногда интересные камни можно найти и в Подмосковье.

Процесс закупки товара, по словам предпринимателя, не так прост, как может показаться на первый взгляд: приходится учитывать и дефекты минералов, и их эстетическую привлекательность. Например, кристалл горного хрусталя в среднем можно перепродать за 1 тыс. руб., но если у него отломана вершинка, вряд ли кто его купит более чем за 300–500 руб.

Всего на витринах «Камневедов» представлено около 150 разных видов минералов и несколько десятков другой продукции — окаменелостей доисторических животных, метеоритов, разного рода поделок. Лучше всего продаются собственно камни и украшения из них. Прибыль от метеоритов и окаменелостей несущественна; они, по словам Артема, представлены для ассортимента, чтобы покупатели восторгались: «Смотри, лапа пещерного медведя!»

Хотя порой попадаются и подлинно уникальные вещи, говорит Ескин, ценные либо своим происхождением, либо тем, как выглядят; такие можно продать гораздо дороже, чем камни. Артем показывает перламутровую раковину величиной с ладонь, застывшую в куске породы. Этот аммонит нашел экскаваторщик, копавший котлован на Кутузовском проспекте. Рабочий продал ее Артему за 800 руб., перепродать такой необычный товар можно было бы за несколько тысяч, но Ескин решил оставить его себе. А вот скелет трихозавра, привезенный из Китая, ушел более чем за 100 тыс. руб. Примерно столько же приносят некоторые редкие метеориты. Впрочем, средний чек в магазине существенно меньше — 2,8 тыс. руб.

Помимо продаж в розницу «Камневеды» время от времени продают целые коллекции: профессиональная стоит 100–120 тыс. руб., для школ — в три-четыре раза дешевле. Их обычно заказывают компании, выигравшие тендер на поставку оборудования для учебных заведений. «Поставщиков школьных коллекций крайне мало. Компания выигрывает тендер и обязуется поставить школам около сотни коллекций из 50 или 100 видов камней, а срок сдачи — два месяца! Где их взять? — рассказывает Артем Ескин. — А мы все это держим про запас. Не хватает известняка? Быстро снимаемся и едем на карьер в Подмосковье, где за час наколотим его сколько угодно». Два года назад «Камневеды» отправили партию коллекций в Краснодар, выручив за 2 т камней 1,4 млн руб.

Отдельная категория покупателей — фанаты литотерапии, которые лечат камнями разнообразные болезни. Для них Ескин продает наборы вроде «Освобождение и прощение», массажные карандаши и биолокационные маятники. Несколько раз в год «Камневеды» проводят семинары по литотерапии, к которым привлекают специалистов. После семинара публика идет выбирать камни в магазине. ​​Впрочем, сам геолог немного стесняется этого направления своего бизнеса и не любит о нем рассказывать.

Изначально продажи шли в основном в интернете, но сейчас более 70% оборота приносит офлайновый магазин. «Тем, кто приобретает наши минералы через интернет, трудно объяснить, что в камнях сплошь и рядом бывают природные трещины и включения. Люди получают посылку, находят трещинку и звонят нам — брак! Когда человек покупает в магазине, таких ситуаций не возникает», — говорит Артем.

Творческое ценообразование

Для предпринимателя, обладающего необходимыми знаниями и навыками, рынок минералов может оказаться золотым дном. В 2016 году выручка компании Ескина составила 32 млн руб., прибыль — 5 млн руб. Продажи у компании вот уже несколько лет растут примерно на 30% в год. При том что на рекламе предприниматель экономит — в основном продвигает магазин в соцсетях и три-четыре раза в год участвует в выставках, где раздает визитки.

Важная особенность этого специфического рынка — отсутствие каких-либо устоявшихся ценовых рамок (примерные градации существуют лишь для самых известных и ходовых камней, таких как сердолик или агат). «Я могу поставить камень за одну сумму, а могу в пять раз дороже, и никто не скажет, что дорого, поскольку не с чем сравнить. Можно продать камень за 2 тыс. руб. прямо сейчас, а можно поставить ценник 15 тыс. руб. и продать через год», — поясняет Ескин. Так что в большинстве случае цена определяется буквально методом тыка: поставил по одной цене, берут — значит, можно попробовать поднять, не берут — можно чуть-чуть опустить. Это творческое ценообразование, являющееся нормой для большинства магазинов минералов, позволяет Ескину делать среднюю наценку около 150% (в ювелирном бизнесе маржа на типовые изделия — около 100%).

Фото: Олег Яковлев / РБК

Покупатели плохо представляют себе реальную ценность тех или иных предметов, особенно тех, что кажутся уникальными. Например, в «Камневедах» продаются многочисленные куски знаменитого Сихотэ-Алинского метеорита: железно-никелевый осколок весом всего 2 г стоит 420 руб., обломок в 18 г — 6,15 тыс. руб. Покупатели, смутно помнящие название метеорита еще со школьных времен, воспринимают их как что-то небывало редкое. Между тем общая масса обломков распавшегося над тайгой в 1947 году метеорита оценивается примерно в 60–100 т: на планете могут раньше закончиться нефть и газ, чем эти блестящие осколки, килограмм которых геологи-добытчики готовы привезти в Москву за 20–30 тыс. руб.

Ескин гордится тем, что на любой из камней может (за дополнительные 750 руб.) выдать сертификат подлинности, предоставленный независимыми экспертами из научного геммологического центра при Минералогическом музее РАН. Это актуально, потому что на рынке немало подделок. «Подделывание камней, и драгоценных и декоративных, сейчас достигло необычайных высот. Продают искусственный хрусталь вместо горного, облучают обычный кварц, чтобы выдать его за дымчатый, — рассказал РБК на условиях анонимности один из оптовых поставщиков камней. — Если у тебя нет профильного образования, если ты не следишь за развитием мошеннических технологий и сам не умеешь работать со специальной техникой, то не отличишь подделки от настоящего камня».

Не место для романтики

Многие геологи пытаются наладить торговлю декоративными камнями, но бизнес получается далеко не у всех. Причины — в менталитете. «Все геологи, которым сейчас хотя бы 45–50 лет, начинали в советской геологии, хорошо финансируемой отрасли, которая привлекала романтиков, а не барыг, — говорит собеседник РБК. — Теперь лишь немногие из них готовы перестраиваться, изучать бизнес-дисциплины, распрощаться со снобизмом в духе «с колдунами я не работаю». Артем Ескин из более молодого поколения, которое освоило интернет».

Типичная ошибка конкурентов, считает Артем, заключается в том, что они, как правило, пытаются сами закупать минералы за границей, тратятся на большие партии и потом не могут их продать. Выгоднее брать небольшие партии у поставщиков, уверен он. Импортеры берут на себя растаможивание минералов, для которого необходимы справки, что камни не являются национальным достоянием, не радиоактивны, химически безопасны.

По мнению Ескина, жизненно важно не наращивать издержки, несмотря на рост продаж. Сейчас в «Камневедах» работают всего пять сотрудников, все остальное вынесено на аутсорсинг. Поддержку сайта, например, обеспечивают два программиста, проживающих на Украине и получающих за свои услуги вдвое меньше, чем запросили бы москвичи. Точно так же организовано производство ювелирных украшений. К такой модели Ескин пришел не сразу: например, в 2014 году он решил открыть собственную ювелирную мастерскую в соседнем помещении, взял в штат ювелира. Однако эксперимент, продолжавшийся целый год и потребовавший около 1,5 млн руб. вложений, провалился. Для собственного производства оказалась нужна дорогостоящая техника, а главное — постоянный контроль, требующий от предпринимателя вникания в производственные тонкости и познаний в дизайне и моде. В итоге «Камневеды» отказались от собственного производства и нашли предпринимателя, который делает украшения на заказ. Цена его услуг оказалась сопоставима с затратами на собственное производство, но качество выше, а ассортимент шире. Теперь магазин продает не только бусы, серьги и перстни с камешками, но и более сложные поделки — шкатулки, статуэтки, картины на срезе агата.

Конкуренция на рынке декоративных камней невелика. «Мне то и дело звонят из другой компании, которая принадлежит нашим знакомым: получили заказ на коллекцию, не хватает таких-то камней. Я им отгружаю. А когда мне что-то понадобится, они мне помогут», — рассказывает Ескин. Правда, и возможности для расширения бизнеса тоже ограничены. Например, не получается наладить поставку продукции за рубеж: из-за таможенных ограничений на вывоз необработанных камней это попросту нерентабельно. И даже на рынок Санкт-Петербурга выйти не так-то просто — там свои магазины и своя геологическая община.

Впрочем, Ескин и не замахивается на масштабный бизнес. До сих пор самые интересные экземпляры он не продает, а оставляет в собственной коллекции. И даже собирается открыть при магазине мини-музей, чтобы его камнями любовалась широкая публика.​