Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Лента новостей 16:49 МСК
Формировать правительство Италии поручили соратнику Ренци Политика, 15:59 Трамп прокомментировал сообщения о назначении Тиллерсона госсекретарем Политика, 15:56 Центр примирения в Сирии сообщил о боях с ИГИЛ в центре Пальмиры Политика, 15:41 Британский министр обороны отказался считать Россию партнером Запада Политика, 15:22 ВТБ опроверг участие в приватизации «Роснефти» Экономика, 15:16 Симоньян ответила на предложение Макфола считать Sputnik и RT иноагентами Политика, 14:21 Михалков в письме Наине Ельциной объяснил критику Ельцин-центра Общество, 13:56 В Каире после взрыва у коптского собора погибли 22 человека Общество, 13:44 Алан Дзагоев получил предложение от английского клуба Спорт, 13:36 В Самарской области неизвестные напали на дом начальника полиции Общество, 13:00 Путин выразил соболезнования Эрдогану в связи с терактом в Стамбуле Политика, 12:29 В Нигерии при обрушении крыши церкви погибли не менее 160 человек Общество, 12:13 Число жертв теракта в Стамбуле увеличилось до 38 человек Общество, 12:02 СК возбудил уголовное дело после пожара в Нижнекамске Общество, 11:36 После приватизации Glencore заложит около 5% «Роснефти» Экономика, 11:09 Минобороны сообщило об уничтожении в Пальмире 300 боевиков ИГИЛ Политика, 10:55 В результате взрыва в Сомали погибли 29 человек Общество, 10:30 Число жертв пожара в Нижнекамске увеличилось до пяти Общество, 09:45 Республиканцы получили еще одно место в сенате США Политика, 09:34 СМИ сообщили о гибели трех человек при пожаре в цехе в Нижнекамске Общество, 09:21 В Турции объявили национальный траур после теракта в Стамбуле Общество, 08:49 Юнкер раскритиковал приостановку переговоров о вступлении Турции в ЕС Политика, 08:24 СМИ узнали о недовольстве США из-за встречи Путина и Абэ Политика, 08:09 СМИ узнали о роли российских ВКС и ВВС Сирии в обороне Пальмиры Политика, 06:55 Мэра Лондона попросили на время сделать общественный транспорт бесплатным Общество, 06:25 Макфол предложил считать журналистов RT и Sputnik иностранными агентами Политика, 06:00 Боб Дилан сравнил присуждение Нобелевской премии с полетом на Луну Общество, 05:35 Глава ExxonMobil посчитал за честь стать госсекретарем при Трампе Политика, 05:23
24 мар, 09:00
«Знак уважения»: как россияне относятся к коррупции
Алексей Левинсон, руководитель отдела социокультурных исследований Левада-Центра
Любовь Борусяк, Доцент департамента интегрированных коммуникаций НИУ ВШЭ
Другие мнения автора
Оружие и ресурсы: за что можно уважать Россию 18 ноя, 12:16 Важнейшее из искусств: как телевидение формирует сознание россиян 24 авг, 16:01 Еще 32 материала
Большинство россиян считают коррупцию величайшим злом, но при этом многие готовы решать свои проблемы с помощью взяток

Неизбежность зла

Когда Дмитрий Медведев был президентом России, он однажды обратился к стране с рядом статей-посланий. В них среди прочего перечислялись исторические особенности нашего общества, мешающие его развитию. Если у посланий была та же цель, что в эпоху гласности, — импульсом сверху возбудить социум или хотя бы либеральную его часть, то это не получилось. Публика, как показывали проведенные тогда исследования Левада-центра, никак не откликнулась на этот призыв к самокритике. Было, однако, очень яркое исключение. С тезисом, что коррупция является величайшим злом нашего общества, согласились буквально все — более 90%.

Прошли годы. Оценки положения с коррупцией, которые дает общественность, не позволяют думать о прогрессе. Напротив, сегодня считают, что воровства и коррупции (не где-нибудь, а «в руководстве страны») в настоящее время столько же (47%) или больше (32%), чем было в начале 2000-х годов, что коррупции стало меньше, полагает меньшинство — 11%. Похожее распределение ответов на этот вопрос встречалось и раньше, когда рейтинг того, кто пришел к власти именно «в начале 2000-х», был около 60%. Не изменилось оно и тогда, когда одобрение его деятельности стали высказывать более 80% населения. Усиление коррупции, получается, никак не мешает росту популярности президента. Прямые вопросы о причастности первого лица к коррупции «в верхах» и его ответственности за коррупцию и там, и «в низах» показывают, что ни обвинять его полностью, ни, что интереснее, полностью обелять общество не намерено.

Это очень важное обстоятельство: достижения лидера в поднимании России с колен и возвращении ее на пьедестал великой державы для публики несомненны, но они не отменяют подозрений, что коррупция захлестывает и самые верхние ступени «вертикали». Можно взять пример с уровня пониже: о коррупции вокруг прежнего мэра столицы говорили социологам не только его противники, но и москвичи, выражавшие ему поддержку: «Конечно, берет, но о Москве-то заботится».

Выходит, взятка, а под коррупцией в народе понимают именно ее, не абсолютное зло. Она обладает непростым статусом в общественном сознании. Дать взятку — грех, но гораздо меньший (в глазах публики, не нынешнего закона), чем принять, тем более вымогать ее. А то и вовсе не грех. В решении проблем первостепенной важности — здоровье близких, угроза жизни, свободе и т.п. — взятку считают оправданным средством во всех слоях общества. Даже те, кто в принципе осуждает эту меру, многие категории подношений называют «знаком уважения», «подарком» и (опять-таки часто расходясь с законом) не видят в этом дурного. К тому же, если подношение делается «от души», народное правосознание освобождает его от всякого осуждения. На вопрос «Как вы относитесь к решению повседневных вопросов с помощью взятки?» 10% ответили, что «с этим можно мириться», а еще 10% знают, что «порой это необходимо для пользы дела», то есть оправдано вполне. Оправданы, как видно из постановки вопроса, прежде всего дающие, то есть «мы сами». Большинство, конечно, выбирают ответы, что «с этим нельзя мириться» (31%) и «это совершенно недопустимо» (44%).

Массовое сознание строже судит берущего, чем дающего. Берущий может быть прощен (как в рассмотренных случаях с высшими чинами), но не оправдан. О «коррупции в органах власти» общественность чаще говорит не что «с этим нельзя мириться» (27%), а что «это совершенно недопустимо» (62%). При этом четверть россиян, а среди бедных таких треть, готовы сказать, что «коррупция поразила органы власти России сверху донизу», а половина выбирает суровую, но более сдержанную формулировку «органы власти в России в значительной мере поражены коррупцией».

Исследования показывают между тем, что рядовые граждане сталкиваются с необходимостью дать взятку лишь в особые моменты своей жизни — при устройстве детей в сад, школу, вуз, при необходимости получить неэлементарные медицинские услуги, при получении справок в госучреждениях.

Напротив, предприниматели, сталкивающиеся с государственными органами постоянно, столь же постоянно покупают у них услуги, которые те должны предоставлять бесплатно. Бизнесмены, в общем, к таким правилам привыкли и возмущаются в основном, когда они нарушаются: «Я дал, а они все равно не сделали!» Некоторое время назад при министерствах стали возникать формально независимые от них государственные учреждения, которые за плату (по прейскуранту, с чеком и пр.) берут на себя хлопоты взаимодействия с чиновниками и быстро выдают просителю справку, которую он бы бесконечно долго добывал в коридорах или так же быстро получил бы за взятку. Мы были свидетелями интересной дискуссии среди бизнесменов: это все равно коррупция или, напротив, это средство ее искоренения? Бизнесмены договориться не смогли.

Правильное поведение

В интернет-дискуссиях их успешные, неплохо обеспеченные, образованные участники часто поднимают тему коррупции. Но коррупция для них — это не банальные взятки, это нечто особое, происходящее в высших эшелонах власти или крупном бизнесе. Там на этой коррупции зарабатывают миллионы, и не рублей, а долларов, их «воруют» и «распиливают». Часто говорится про «откаты». Без этого, считается, не бывает никаких сделок, как без воровства нельзя быть начальником и нельзя стать миллионером.

Участники дискуссий нередко признаются в даче взяток. Это не считается зазорным, мы просто играем по принятым в обществе правилам, нельзя «жить в обществе и быть свободным от общества», а в нем взятка — это стандартная мера решения проблем. Иногда можно было бы обойтись и без всяких взяток, но это настолько привычно, что очень многим проще ее дать, чем разбираться, будет ли без нее эффект, особенно если сумма денег или подарок не являются существенной нагрузкой для семейного бюджета.

Есть категория ситуаций, когда неофициальная плата даже не называется взяткой и из чего-то морально сомнительного она превращается в глазах самих дающих в действие, показывающее, что они понимают важность ситуации и ведут себя ответственно. Например, роды. Идти рожать «просто так» многие не считают возможным. Есть платная услуга — роды по контракту. За них надо заплатить в кассе. Однако это, считается, не гарантирует особого отношения к роженице, ведь до врача-акушера из этих денег дойдет лишь малая часть. А потому лучше оформляться все-таки на бесплатные роды, но при этом «договориться с доктором», то есть передать врачу определенную сумму прямо в руки. Врач, как правило, берет несколько меньше, чем стоила бы оплата контракта. Вся схема считается разумной, поскольку врач получает больше, пациент платит меньше, а услугу получает якобы более высокого качества. Это никогда не называют взяткой, поскольку воспринимается как нормальная форма взаимовыгодных отношений.

Иногда взятка участвует в разрешении конфликта ценностей. Например, ценность жизненного успеха близких, прежде всего детей, оказывается выше ценности жить правильно и поступать по закону. Скажем, родители понимают, что уровень знаний их ребенка ниже, чем это требуется для поступления в сильную школу. Но поскольку они уверены, что там их ребенку будет лучше, многие из них пытаются «договариваться». Они понимают, что их действия нельзя назвать честными, что они дают именно взятку. Но раз это делается во благо, то они не только уверены в своей правоте, но и рассказывают об этом на интернет-форумах. Очень ярко это видно в словах приемных родителей, которые твердо убеждены, что на их «сложных детей» общие правила не должны распространяться, пусть в принципе они справедливы. Но высшая справедливость заключается в том, чтобы такой ребенок окончил школу, получил документ об ее окончании и поступил в какое-то учебное заведение. Есть правила для всех, что справедливо, но есть и твое моральное право их нарушать, если это сделает жизнь твоего ребенка (родного или приемного) лучше.

Слова «взятка» и «коррупция» содержат разную меру осуждения. О взятке как о деянии вынужденном и, в общем, простительном говорят, имея в виду себя дающих. Коррупция — это уже преступление, она непростительна, это говорится о берущих. Особо резко это звучит, когда касается не обычных чиновников, а тех, кто далеко и высоко, а потому должен быть образцом честности и справедливости.

Вообще взятки, которые дают люди, возмущают, когда говорят о тех, кто их открыто вымогает или создает ситуацию, когда без денег проблему решить невозможно. Но если люди сами решают, давать или не давать, если сами добиваются желательных результатов, то бытовая коррупция воспринимается как вполне достойное, разумное и правильное поведение.


Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.