Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Лента новостей 19:56 МСК
Путин назначил экс-командующего миротворцами послом в Южной Осетии Политика, 19:29 Артисты выступили в поддержку «Гоголь-центра». Фоторепортаж Фотогалерея, 19:25 Встречу Путина с президентом Филиппин Дутерте решили перенести на два дня Политика, 19:22 Газпромбанк раскрыл структуру владения «префами» «Транснефти» Бизнес, 19:21 Минприроды начало проверку завода «Москокс» из-за выброса сероводорода Общество, 19:15 Новым ректором МПГУ избрали Алексея Лубкова Общество, 19:11 Против властей Москвы подали первый иск из-за закона о реновации Политика, 19:10 Власти США представили бюджет с крупнейшим в истории сокращением расходов Экономика, 19:09 В Петербурге вынесли приговор 2 гражданам Таджикистана за вербовку в ИГ Политика, 19:09 Лучшие предложения рынка наличной валюты  19:00   USD НАЛ. Покупка 56,49 Продажа 56,50 EUR НАЛ. 63,33 63,40 Епархия Челябинска обратилась в прокуратуру с жалобой на фестиваль красок Общество, 18:47 Борис Титов ответил Кудрину на «разоблачение опасных для экономики мифов» Экономика, 18:33 Минкультуры рассказало о финансировании проекта студии Серебренникова Общество, 18:23 В ЦРУ догадывались о вмешательстве России в выборы в США с лета 2016 года Политика, 18:11 Минобрнауки приготовилось ввести в России степень доктора теологии Общество, 17:54 Как развивалась карьера актера Роджера Мура. Фотогалерея Фотогалерея, 17:53 «Почта России» начала торговать семенами и цветами под посадку Общество, 17:48 В Москве произошел пожар в здании автосервиса Общество, 17:40 В Париже грабители с топорами обворовали ювелирный магазин на €5 млн Общество, 17:38 Путин предложил поддержать молодых спортсменов за счет профессионалов Общество, 17:34 Путин призвал разобраться с аббревиатурами СШОР и ДЮШС Политика, 17:33 Семья Гвардиолы оказалась на «Манчестер Арене» во время теракта Спорт, 17:31 Чулпан Хаматова прочла обращение артистов в поддержку Серебренникова Политика, 17:28 Свидание в магазине: как ретейл использует технологии индустрии знакомств Свое дело, 17:18 МИА-Банк потребовал от отца Захарченко 4 млн руб. Бизнес, 17:14 В Екатеринбурге ребенок остался жив после падения с 10 этажа дома Общество, 17:12 Глава Нижнего Новгорода подал в отставку Политика, 16:53 В Кремле рассказали о теме переговоров Путина и Макрона Политика, 16:53
22 мая 2015, 17:10
Подмена понятий: как Россия спорила о чеченской свадьбе
Ирина Стародубровская, Руководитель направления «Политэкономия и региональное развитие» ИЭП
Другие мнения автора
Традиция и произвол: почему архаизация в Чечне идет сверху 20 апр, 18:52
Дискуссия о браке 17-летней Луизы Гойлабиевой и немолодого полицейского началась с защиты прав человека, но быстро вылилась в призывы к усилению государства и требования, чтобы все жили одинаково

Каждый о своем

Страсти вокруг «чеченской свадьбы» не утихают: даже спустя неделю появляются гневные и язвительные публикации в СМИ и соцсетях, предложения узаконить или, наоборот, законодательно запретить многоженство. Проходят и публичные акции против заключенного в Грозном союза (феминистки) либо в его поддержку (Рамзан Кадыров устроил публичную словесную порку тех, кто в соцсетях высмеивал героев этого действа). Похоже, это само по себе не столь значимое событие зацепило важные идеологические разломы в нашем обществе.

Все началось с того, что корреспондент «Новой газеты» Елена Милашина поставила вопрос о принуждении к браку юной девушки и ее семьи статусным чеченским силовиком. Изначально обсуждалось именно силовое давление, нарушение прав российских граждан. Фактически внятного ответа, было ли принуждение, добиться не удалось. Зато оппоненты Милашиной успешно подменили предмет обсуждения, заговорив о защите семейных традиций, чеченских адатов, национальных особенностей. Маневр удался — дискуссии практически полностью переключились на совсем другие сюжеты:

— обсуждение характеристик самой пары: внешних данных, разницы в возрасте и т.п. в противовес требованиям о неприкосновенности личной жизни (дискуссия, подарившая нам астаховский перл о «сморщенных женщинах»);

— одни спорящие отстаивали цивилизаторскую роль российского законодательства, другие говорили о защите традиций и призывали оставить Кавказ в покое;

— одни заявляли о безусловном примате общероссийского правового поля, другие же настаивали на учете в рамках этого поля местных условий и особенностей.

Многоженство повсюду

Позиция критиков свадьбы по всем трем направлениям дискуссии выглядит по меньшей мере неоднозначно. Обсуждение, созрела ли невеста для замужества и на какие мужские подвиги способен жених, происходило в худших традициях желтой прессы и явно нарушало неприкосновенность личной жизни. С двумя другими позициями все тоже совсем не очевидно.

Некоторые сторонники «цивилизаторства» предлагают ввести наказание за многоженство и тем самым фактически вернуться к советской модели вмешательства власти в личную жизнь граждан. Для тех, кто не помнит советское время, есть и современный опыт: в Туркменистане вторых жен могут осудить якобы за проституцию и вымогают с них деньги за прекращение преследования. Причем законодательная инициатива, о которой заговорили депутаты, предусматривает преследование не только официального, но и фактического многоженства. То есть государство получает дополнительные репрессивные возможности.

Стоит также признать, что многоженство вовсе не «азиатский» или «кавказский» феномен. Как назвать ситуацию, когда женатые мужчины по десять и более лет встречаются с незамужними женщинами, имеют от них записанных на себя детей, помогают им материально? Таких союзов много в любом российском городе. Это тот же самый феномен, только не освященный традициями. За такое тоже будут наказывать? Хочется надеяться, что эта инициатива умрет естественной смертью в недрах Думы.

Скользкий момент

Ну и, наконец, про единство правового поля. Во-первых, сейчас в нашем правовом поле нет запрета многоженства. Если в процессе заключения второго брака выявлена подделка документов, это может быть квалифицировано как мошенничество. Сам факт выявления второго брака требует аннулирования соответствующих документов, и только. Ответственности за вступление в такой брак не возникает. Гражданский брак с этой точки зрения вообще никак не регулируется. То есть, строго говоря, многоженство нарушает не единство правового поля, а представления человека, высказывающего этот аргумент, о правильном устройстве мира. Единственный «скользкий» момент здесь возраст невесты. Но тоже не фатальный — ей все-таки не четырнадцать.

Во-вторых, что еще важнее, в федеративных государствах допускается полиюридизм — использование разных правовых систем на территории одного государства. Раньше считалось, что это способствует дестабилизации. Сейчас позиция многих экспертов поменялась на противоположную: считается, что такая «асимметрия» в культурно разнородной стране помогает смягчать конфликты и повышает устойчивость государственного образования. Канада, например, с ее сосуществованием англо-американской и континентальной систем права, несмотря на все проблемы с Квебеком, оказалась вполне устойчивым государством. И таких примеров немало: та же Индия также допускает элементы полиюридизма.

Это не значит, однако, что сегодня стоит легализовывать те или иные положения шариата в российском правовом поле. На мой взгляд, скорее не стоит. И не потому, что такая постановка вопроса недопустима в принципе, а по тактическим соображениям. В условиях серьезных внутриконфессиональных разногласий попытки «огосударствить» шариатское правосудие могут усилить конфликты между различными течениями внутри российского ислама. А «горячие головы» могут рассматривать легализацию шариата в отдельных сферах как плацдарм для расширения его действия на все аспекты человеческой жизни.

Государство в спальне

В целом эта дискуссия производит грустное впечатление. Очевидно, потеряна культура спокойного и аргументированного обсуждения непростых и неоднозначных, но важных вопросов общественной жизни, таких как «нестандартные» семьи или допуск альтернативных правовых систем в легальное поле. И начавшись с защиты прав человека, дискуссия очень быстро перешла в русло призывов к усилению государства: расширению регулирования, ужесточению наказаний, дальнейшей централизации. Разговор о личности, ее правах и свободах, возможности выбора утонули в море требований, чтобы все жили одинаково, «правильно», как мы хотим.

На этом фоне действительно либеральный дискурс потерялся. Звучали отдельные мнения, что стоит узаконить самые разные формы союзов между взрослыми людьми, не нарушающие права других людей. И если мы имеем дело с хорошо функционирующим государством, эта идея представляется правильной. Ведь в таком случае государственное регулирование не только дополнительные ограничения, но и дополнительные возможности. Причем не только в смысле имущественных и других семейных споров. Это и возможности посещения в местах лишения свободы, например, или получения информации в экстренной ситуации.

Но в условиях, когда репрессивная функция государства явно преобладает над регулирующей, коррупция и государственное давление способны исказить самые лучшие начинания. В этой ситуации спокойнее, если государство держится подальше, не пытаясь регулировать то, что происходит в кухне и спальне. А в душе человека — тем более.


Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.