Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Лента новостей 17:10 МСК
Лучшие предложения рынка наличной валюты  17:00   USD НАЛ. Покупка 57,25 Продажа 57,26 EUR НАЛ. 61,84 61,90 Суд назвал неправомерным метод выявления сухого молока Россельхознадзором Бизнес, 16:54 Морская мощь Поднебесной: как устроен ВМФ Китая. Фотогалерея Фотогалерея, 16:44 СМИ опубликовали видео убийства Дениса Вороненкова в Киеве Политика, 16:43 Агентство Regnum отозвало из суда иск к Захаровой Политика, 16:41 Суд лишил Александра Кокорина водительских прав Спорт, 16:31 В Минобороны назвали «абсурдными» обвинения США в снабжении талибов Политика, 16:25 На Урале мужчина поджег кабинет в здании прокуратуры и погиб Общество, 16:25 Европа пессимистов: почему граждане стран ЕС хотят вернуться в прошлое Ярослав Шимов историк Мнение, 16:15 Столичные власти определились с первыми сериями пятиэтажек под снос Политика, 16:02 «Газпром» снизил размер поручительства по кредиту Фирташа на 60 млрд руб. Бизнес, 15:54 Зюганов заявил об опасениях о «склеивании» с Навальным Политика, 15:54 «Мы считаем каждую копейку»: 20 фактов о белорусской экономике Экономика, 15:50 Песков рассказал о поводе для встречи Путина с Ле Пен в Кремле Политика, 15:44 Кадыров назвал предполагаемые цели нападения на военных в Чечне Общество, 15:41 Умер летчик-испытатель Степан Микоян Общество, 15:13 Кремль назвал провокацией призывы Навального провести акцию на Тверской Политика, 15:11 Чемпион мира осудил Союз биатлонистов за лояльность к России Спорт, 15:03 Кремль заявил о контроле Кадыровым ситуации в Чечне Политика, 15:02 Авиапрому в 2017 году выделят из бюджета 59 млрд руб. Бизнес, 14:54 Смерть перебежчика: каким будет политическое эхо от убийства Вороненкова Георгий Чижов Руководитель украинского бюро Центра политических технологий Мнение, 14:53 Юнкер оценил стоимость выхода Великобритании из ЕС Политика, 14:48 Фийон опроверг организацию встречи Путина с бизнесменом из Ливана Политика, 14:45 Путин принял Ле Пен в Кремле и обещал не вмешиваться в выборы во Франции Политика, 14:34 Минтруд заявил об автоматической индексации пенсий 1 апреля Экономика, 14:22 Путин назвал «тяжелым событием» нападение на часть Росгвардии в Чечне Политика, 14:22 В Минобороны заявили о неполучении в срок заказанных ракет и кораблей Политика, 14:09 Глава Росгвардии прокомментировал гибель шестерых бойцов в Чечне Политика, 14:06
11 фев 2016, 15:27
Встреча церквей: начало «крестового похода» против исламского экстремизма
Роман Лункин, ведущий научный сотрудник Института Европы РАН
Встреча патриарха Кирилла и папы Франциска проходит на фоне ближневосточного конфликта, который сопровождается притеснением христиан. Задача двух лидеров — вернуть христианство в мировую политику

​Общие цели

Папа Франциск и патриарх Кирилл, каждый в своей церкви, решают похожие задачи — реформирование церковных структур и утверждение христианства как реальной силы в обществе. Франциск уже провел реформу банка Ватикана и приступает к постепенным изменениям в курии, чтобы сделать управление более мобильным и приспособленным к вызовам «новой евангелизации». Кирилл провел реформы администрации патриархата, была создана новая система отделов во главе с Синодом и Высшим церковным советом, а также Межсоборным присутствием как церковным парламентом.

Церкви пытаются присутствовать во всех сферах общества, независимо от того, как в секулярном государстве относятся к христианству. И это — по-настоящему революционная задача. Правда, в риторике папы Франциска более заметна роль диалога с любыми силами в обществе. Католики уже привыкли жить в условиях демократии. РПЦ и патриарх Кирилл настроены более воинственно и антидемократично, но приспособление к демократическим правилам в российском православии — дело времени.

Главы церквей четко определили общую повестку встречи — обсуждение защиты прав гонимых христиан. Кирилл и Франциск обеспокоены не только дискриминацией христианства на Ближнем Востоке и в Африке, но и дехристианизацией всего западного мира (например, попытками запретить ношение нательных крестов для стюардесс и размещение распятий в школах). Другая, прежде всего политическая, проблема — вытеснение церквей из общественной жизни по мере распространения псевдоисламского экстремизма. Главный интерес двух лидеров — в том, чтобы вернуть христианство в мировую политику.

Почему сейчас?

Чтобы встреча состоялась, должна была совпасть масса обстоятельств. Графики папы и патриарха чрезвычайно напряженные, к тому же нужно было найти страну, интересную для посещения в церковном смысле, но которую нельзя однозначно рассматривать как каноническую территорию православия или католицизма. Куба, конечно, католическая страна, но она близка к России как бывший член социалистического лагеря. В этом смысле место для встречи было приемлемо для обеих сторон.

Беседа и принятие совместной декларации в аэропорту, а не в храме, подчеркивает нейтральный характер встречи. Молиться Кирилл и Франциск не будут, размышлять о близости или расхождениях в вероучении тоже. Внутри РПЦ достаточно ультраконсервативных сил, которые выступают против экуменизма (сближения с другими церквями), молитв и богослужений с католиками. «Идолопоклонство» перед папством могло бы стать серьезным обвинением в адрес патриарха Кирилла.

Представители РПЦ заявляли, что встреча папы и патриарха никак не связана с предстоящим Всеправославным собором. Но эта тема возникла не случайно. Примечательно, что, поздравляя патриарха с семилетием интронизации, эту тему затронул и Владимир Путин. Президент пожелал Кириллу успехов в преодолении всех трудностей, связанных с собором, тем самым отметив ведущую роль Кирилла и интерес России в том, чтобы РПЦ была лидером мирового православия.

Всеправославный собор не созывался со времен Византии, он должен впервые определить нормы жизни православия в современном обществе: отношения с другими конфессиями, к проблемам экологии, условия предоставления автокефалии церквям, что особенно важно для РПЦ, которая успешно выступает против признания Киевского патриархата. Встреча Кирилла с папой показывает, что именно глава РПЦ от имени Восточной церкви решает проблемы мирового христианства с лидером христиан Запада. А патриарх Константинопольский Варфоломей лишь формально обладает титулом Вселенский и, находясь в турецком окружении, не обладает реальной силой.

В условиях ухудшения отношений России и Украины роль Константинопольского патриархата возрастает, так как он может шантажировать РПЦ возможностью признания существования единой православной церкви на Украине или же Киевского патриархата в отдельности. Но теперь инициатива общения с Римом от имени православия — у патриарха Кирилла. К тому же Московский патриархат является богатейшей церковью среди православных. Это немаловажно: как и в советские времена, многие иерархи Ближнего Востока, Европы, США хотят, чтобы их роскошно принимали в Москве.

Подготовка встречи​

Основа для диалога папы и патриарха стала активно готовиться с начала патриаршества Кирилла (до этого РПЦ в основном заявляла, что между двумя церквями слишком много разногласий, поэтому встреча невозможна). Формулированием общих позиций РПЦ и Ватикана с 2009 года по поручению Кирилла занимался глава ОВЦС митрополит Иларион. Постепенно были обозначены общие интересы по защите семейных ценностей и сохранению христианства в западном мире в условиях секуляризации и глобализации.

Все мог испортить украинский вопрос, но две церкви очень быстро нашли общий язык в 2014–2015 годах. Ватикан, встав над конфликтом и заявив, что в братоубийственной войне страдают все, разочаровал многих на Украине (глава грекокатолической церкви на Украине даже открыто возмутился словами папы Франциска о гражданской войне в Донбассе). Кроме того, в Крыму был найден дипломатичный вариант управления католическими приходами — создание пастырского округа, подчиненного лично папе. Без этих моментов, касающихся украинского кризиса, встреча, конечно, была бы невозможна. Но оказалось, что ради острейшей проблемы помощи христианам Ближнего Востока и Африки папа и патриарх могут отложить в сторону нерешенные вопросы.

Последствия встречи

Встреча папы и патриарха имеет символическое значение, но ее прямые и косвенные последствия уже сейчас можно предсказать. Совместное заявление глав церквей заставит политиков в разных странах мира по крайней мере учитывать проблемы христиан, вернет эту тему в мировую повестку дня наряду с проблемами беженцев и экстремизма. На практике ООН или ОБСЕ будут чаще затрагивать соответствующие темы, а европейские и американские политики начнут активнее учитывать интересы беженцев-христиан отдельно. На этом фоне церкви будут добиваться того, чтобы христиане в Европе играли ведущую роль, преодолев излишнюю тягу либералов к плюрализму, который предполагает равное присутствие в обществе даже самых незначительных религий.

Не стоит забывать, что механика конкретных решений в церкви совсем не такая, как в светском обществе. Церковные лидеры вселяют надежды, дают символические ориентиры для верующих. После встречи двух лидеров католики и православные будут лучше относиться друг к другу, но, к сожалению, вряд ли католики, ассирийцы, протестанты Ближнего Востока сразу же почувствуют улучшение ситуации. Тем не менее главы мировых держав будут стараться сохранить остатки христианства на Ближнем Востоке. В этом смысле впервые в истории папа и патриарх объявляют «крестовый поход» против исламского экстремизма. Посмотрим, кто из политиков нашьет крест на свои одежды.


Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.