Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Лента новостей 4:27 МСК
Взрыв прогремел в спортивном центре в Бельгии Общество, 03:54 СМИ сообщили о возможности принятия однолетнего бюджета на 2017 год Финансы, 03:37 Власти Бразилии предъявили обвинения олимпийскому чемпиону из США Общество, 03:34 США выразили озабоченность в связи с проверкой боеготовности ВС России Политика, 02:24 «Коммерсант» узнал новую формулу цены на газ для Белоруссии Политика, 02:14 В Кремле состоялась ночная встреча Путина с Кадыровым Политика, 01:43 Египет заявил о готовности выделить россиянам отдельный терминал в Каире Общество, 01:33 Трутнев обвинил Китай в задержке строительства моста через Амур Бизнес, 01:00 В результате взрыва на шахте в Донецкой области пострадали шесть горняков Общество, 00:29 Паралимпийский комитет России убрал из офиса фото Филипа Крейвена Общество, 00:05 В Европе задумали радикальную реформу авторского права в интернете Технологии и медиа, Вчера, 23:43 Россия и США обсудят ответные действия после доклада о химатаках в Сирии Политика, Вчера, 23:23 Юрий Трутнев – РБК: «Закон об одном гектаре — это революция» Интервью, Вчера, 22:47 «Новая нормальность»: чего ждать от встречи центробанков в Джексон-Хоул Финансы, Вчера, 22:30 На Украине проверят «Радио Шансон» из-за песни о «русском спецназе» Общество, Вчера, 22:26 Предсказатель бурь: как Тюдор Джонс заработал $4,6 млрд Бизнес, Вчера, 22:25 Суд в США признал сына депутата Селезнева виновным в кибермошенничестве Общество, Вчера, 22:07 Корабль США открыл предупредительный огонь при сближении с катером Ирана Политика, Вчера, 21:59 Ультиматум Анкары: какие цели у военной операции Турции в Сирии Политика, Вчера, 21:50 Германия призвала к новому договору с Россией о контроле над вооружениями Политика, Вчера, 21:44 Совкомбанк купил Меткомбанк у структур Мордашова Финансы, Вчера, 21:20 Киев назвал сэкономленную на отказе от российского газа сумму Бизнес, Вчера, 21:18 Число жертв землетрясения в Италии достигло 250 человек Общество, Вчера, 20:53 Собянин пообещал провести «самые честные выборы за всю историю России» Политика, Вчера, 20:36 Bloomberg узнал об убытке Uber в $1,2 млрд в первом полугодии Бизнес, Вчера, 20:19 Долю нелегальной продукции на рынке одежды и обуви оценили в 30% Общество, Вчера, 20:12 ЦСКА и «Ростов» узнали соперников по Лиге чемпионов Футбол, Вчера, 19:55 В Тамбове за долги перекрыли канализацию на объектах Минобороны Общество, Вчера, 19:31
3 июн 2015, 07:58
Меньше денег, меньше ученых: что задумали авторы новой реформы РАН
Ольга Орлова, Научный журналист, член комиссии общественного контроля в сфере науки
Минобрнауки и ФАНО подготовили пакет документов, по которому научных сотрудников придется массово сокращать, а оставшимся — работать гораздо больше. От такой реформы академии не выиграет никто

Конец моратория

В 2013 году в России началась реформа науки, и началась с большого скандала. По подготовленному в строжайшей тайне законопроекту три большие академии — Российская академия наук, Российская академия медицинских наук и Российская академия сельского хозяйства — распускались, а вместо них создавался новый клуб ученых, не имеющий права управлять исследованиями, финансами и имуществом.

После вмешательства президента Владимира Путина в закон внесли поправки: за объединенной академией останутся экспертные функции и руководство научными исследованиями, но всеми институтами будет управлять Федеральное агентство научных организаций (ФАНО), главой которого назначили бывшего замминистра финансов Михаила Котюкова. Хотя вопросы госполитики в области науки оставались в ведении Минобрнауки, львиную долю средств на фундаментальные исследования (47 млрд на три года) передали еще одной новой организации — Российскому научному фонду.

Ученые встретили новую структуру управления наукой с тяжелым пессимизмом. Как руководить исследованиями, не имея доступа к бюджету и административному управлению в институтах? И главное, никто не понимал, какую именно науку хочет получить государство с помощью такой причудливой схемы управления. Однако тогда президент снова снизил градус недовольства, объявив о моратории: ФАНО год не имело права увольнять директоров и передавать имущество РАН в казну для дальнейшего неизвестного использования.

К началу 2015-го мораторий закончился, и ФАНО приступило к полноценному управлению научными учреждениями. Появился большой план реструктуризации институтов, хотя до сих пор неясно, как объединять или закрывать их, если не была проведена экспертная оценка их работы. Но тем не менее начались увольнения директоров без согласования с руководством РАН, слияния академических институтов из разных областей в единые юрлица.

Например, в Кабардино-Балкарии пытались принудительно загнать в один региональный центр историков, филологов, математиков и биологов, добавив к ним Баксанскую нейтринную обсерваторию. Новой структурой ФАНО назначило руководить 73-летнего Петра Иванова, директора Института информатики и проблем регионального управления. Диссертационный совет, который прежде возглавлял Иванов, был лидером среди академических институтов по количеству фальшивых диссертаций. За что, собственно, и был закрыт. Пока нейтринная обсерватория и Институт экологии отбились от поглощения, остальные под давлением согласились на слияние.

Планы на пятилетку

А совсем недавно Минобрнауки подготовило и вынесло на обсуждение два новых важных документа: проект распоряжения правительства «Об утверждении Программы фундаментальных научных исследований в Российской Федерации на долгосрочный период» и проект ведомственного приказа «Об утверждении методических рекомендаций по распределению субсидий, предоставляемых федеральным государственным учреждениям, выполняющим государственные работы в сфере научной-исследовательской и научно-технической деятельности».

Первый из них выглядит попросту нереализуемым. Например, планируется увеличить число публикаций в журналах Web of Science за пять лет на 31%, а финансирование исследований, по итогам которых эти самые публикации появятся, вырастет только на 16% за те же самые пять лет. То есть денег с учетом инфляции станет меньше, а хороших результатов должно стать на треть больше.

Однако добиться резкого и масштабного роста качественных публикаций можно, только увеличивая деньги на исследования в разы. Китай, например, с 1999 года ежегодно увеличивал средства на исследования и разработки на 20%. С 2007 по 2011 год финансирование выросло со $102 млрд до $180 млрд. В итоге китайские ученые сейчас занимают второе место в мире по публикациям, за десять лет увеличив их в семь раз. В России же за те же 2007–2011 годы расходы на науку увеличились примерно с $26 млрд до $33 млрд, что лишь позволяет поддерживать уровень 32–33 тысяч публикаций в год.

Кроме того, программа фундаментальных исследований раньше формировалась «снизу»: предложения шли от самих ученых и потом облекались в форму госзаданий, так как трудно представить, что чиновник министерства знает, какие именно исследования необходимо проводить. Теперь этот принцип нарушается.

Второй же документ, «методические рекомендации», четко дает понять, что число научных сотрудников придется заметно сократить. По оценке Центрального совета профсоюзов работников РАН, даже временным финансированием в рамках госзадания будут обеспечены не более 30% научных сотрудников: в документе прописана сложная схема оплаты труда научных работников ФАНО, на реализацию которой требуется около 250 млрд руб., тогда как бюджет ФАНО — 83 млрд. Как оставшиеся после сокращения исследователи увеличат количество публикаций в WoS на треть, если это и при нынешнем числе ученых сделать не получается?

Кроме того, если раньше базовое финансирование институтам выделялось в рамках сметы, то теперь 50% бюджетных средств они должны получать по конкурсу. Между тем базовое финансирование и так небольшое, оно обеспечивает выживание научных коллективов. Полноценная работа ведется там, где есть дополнительные средства из других программ и грантов. При сокращении гарантированных денег наполовину не то что планировать исследовательскую работу станет невозможно, нельзя будет дотянуть до следующего конкурса.

Не выгодно никому

Минобрнауки и ФАНО постоянно встречаются и взаимодействуют с общественными научными организациями, вроде Совета по науке при МОН и Общества научных работников. Министерство и ФАНО — среди самых открытых к диалогу ведомств. То есть у ученых возможность донести свою мысль до чиновников есть. А повлиять на исход возможности нет, потому что решения принимаются не там и не с теми, с кем идет диалог. А кем именно, ученые не понимают. И получается, что у реформы в нынешнем виде нет бенефициара, одни пострадавшие.

Путин, конечно, может опять в последний момент вмешаться и смягчить прописанные в новых документах требования. Но план генеральной реконструкции российской науки он нарисовать не может: этот план может родиться только в диалоге между учеными и авторами реформы. А пока последних в публичном поле нет, ученые и дальше будут писать алармистские письма главе правительства Дмитрию Медведеву, сокрушаться о потраченном времени и потерянных деньгах и ждать новых потрясений.


Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.